Портретист нашего времени – Валерий Хабаров

В РЯДУ ТАЛАНТЛИВЫХ ХУДОЖНИКОВ-ПОРТРЕТИСТОВ НАШЕГО ВРЕМЕНИ С ПОЛНЫМ ПРАВОМ МОЖНО НАЗВАТЬ ИМЯ ВАЛЕРИЯ ИОСИФОВИЧА ХАБАРОВА, ЧЛЕНА СОЮЗА ХУДОЖНИКОВ РФ, ОБЛАДАТЕЛЯ СЕРЕБРЯНОЙ МЕДАЛИ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ СССР, ЛАУРЕАТА ПРЕМИИ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА.


В. И. Хабаров родился в 1944 году в селе Заворонежском на Тамбовщине. Его детство выпало на трудную послевоенную пору. Он мало чем отличался от сверстников, разве только тем, что любил рисовать. Из воспоминаний художника: «Мальчиком меня иногда приводили в городскую Ильинскую церковь, где я больше смотрел на роспись, чем крестился. Желание рисовать выражалось в срисовывании портретов писателей из учебников литературы и истории. Часто срисовывал иллюстрации Е. А. Кибрика из книги Н. В. Гоголя «Тарас Бульба». Тогда я даже не мог представить, что когда-нибудь стану учеником этого знаменитого художника».
Первые шаги в искусстве Валерий совершил, посещая изокружок при Доме пионеров, руководил им художник-педагог А. В. Платицин. Добродушный и чуткий в обращении с учениками, Аркадий Васильевич много сделал для того, чтобы скромный сельский мальчишка стал художником. Успешные занятия в изокружке помогли В. Хабарову рано проявить себя.
Как и другие талантливые сверстники, он становится участником многих областных, зональных и всесоюзных конкурсов детского рисунка. Валерий решает связать свою жизнь с искусством. По совету учителя А. В. Платицина он едет поступать в Рязанское художественное училище.
Трудно матери было отпустить в другой город 14-летнего любимого сына. Сколько бессоных ночей провела она в раздумьях. Именно Аркадий Васильевич, проявив настойчивость, убедил родственников Валерия в том, что ему надо серьёзно учиться живописи. «Верю в твой талант, Валера!» – сказал любимый учитель своему ученику.
В 1958 году в газете «Мичуринская правда» появилась небольшая заметка «Приняты в художественные училища». В ней говорилось: «В этом году на первый курс Рязанского художественного училища принято пятеро воспитанников кружка изобразительного искусства мичуринского Дома пионеров». В их числе был Валерий Хабаров.
На третьем курсе обучения в училище пришёл новый преподаватель Геннадий Фёдорович Ефимочкин. Он много рассказывал о своей учёбе в художественном институте им. В. И. Сурикова, в мастерской станковой графики под руководством Евгения Адольфовича Кибрика. И с этого времени Валерий только и мечтал об учёбе у выдающегося мастера.
В 1963 году наш земляк успешно окончил Рязанское художественное училище. Затем была служба в рядах Советской армии на далёком Сахалине, работа художником-оформителем.
В 1967 году В. Хабаров поступил на графическое отделение Московского художественного института им. В. И. Сурикова. В формировании творческой личности В. И. Хабарова большую роль сыграл выдающийся художник-график Е. А. Кибрик, мастерскую которого он посещал. Человек строгий и дальновидный, Евгений Адольфович первым заметил в своём ученике портретиста и посоветовал сделать дипломную работу «Портреты сокурсников». Со свойственными ему упорством и неторопливостью Валерий пытался разобраться в окружающем, своих впечатлениях, чувствах и мыслях. Он внимательно наблюдал, раздумывал, искал себя. Уже в этих полотнах художника прослеживается целостность композиции, чистота цветовой гаммы, внимание к человеку и его внутреннему миру. Впоследствии Е. А. Кибрик напишет о В. Хабарове: «Его работы вызывают в памяти творения мастеров раннего Возрождения и в то же время художественно самостоятельны, наполнены тёплым чувством. Наблюдая за ним, я вижу становление настоящего мастера, ощущение жизни, которое близко и понятно каждому».
После окончания института художник работал в творческих мастерских Академии художеств СССР, где за портреты современников был удостоен в 1976 году серебряной медали.
Творческое лицо художника определилось созданием серии психологических портретов в технике темперы, которая принесла ему широкую известность. О ярких самобытных произведениях В. Хабарова много говорят, пишут, их репродуцируют. Публикации о творчестве художника появляются в журналах «Художник», «Юность», «Огонёк», в газете «Комсомольская правда» и других изданиях.
Так, в портрете Милы Холдевич (1974) тщательно, любовно передана фактура, отточены формы, композиционно чётко воплощён замысел. «Увидел эту девочку случайно в гостях, – вспоминает В. Хабаров. – Захотелось передать внутренний мир подростка, находящегося во власти чтения». Художник мастерски фиксирует внимание на лице, выявляет хрупкость и нежность образа; умело передаёт первые романтические устремления. Возникает чувство свежести, лёгкости, юности.
Значительным произведением В. Хабарова является «Портрет К. И. Шатова, главного хранителя музея Бородино» (1977). Как отмечал журнал «Художник», это «неторопливая повесть о трудовых годах, о скрытой горечи утрат и мудром опыте старости». К. И. Шатов поразил художника философским восприятием жизни, любовью к историческому прошлому страны, остроумием и мягким юмором. Художник первоначально хотел изобразить его на фоне залитого солнцем Бородинского поля, но обстоятельства изменились. Получился портрет человека на пороге вечности.
Мастерски написанный портрет – это не просто поразительное сходство изображения с оригиналом, на картине должна быть передана внутренняя сущность позирующего. Полотна художника отличаются выраженной естественностью, точностью, удивительной гармонией изображения. Так искусно В. Хабаров улавливает и передаёт индивидуальность характеров двух молодых продавщиц букинистического магазина в работе «Антиквар» (1976). Продавщицы олицетворяют молодость, светлость чувств, объединяет их общее – любовь к книге.
Всё чаще В. И. Хабарова называют портретистом от Бога. Ему свойственно работать медленно, тщательно, с полной отдачей, писать каждую мелочь. Хотелось бы отметить и такие выразительные работы художника, как «Портрет Анатолия Карпова – чемпиона мира по шахматам» (1980), «Натюрморт с вербой» (1985), «Портрет полковника Петра Нестерова», «Портрет студента», завораживающие своей искренностью, неповторимостью и красотой.
И ещё одна грань дарования художника. Для Ильинской церкви в Мичуринске он пишет несколько икон. Валерий Иосифович подходит к работе над иконами серьёзно и ответственно, стремясь соблюсти все канонические традиции церкви. Почти в течение года художник терпеливо работает над созданием этих икон. Особенно выразительно изображена Богородица с Младенцем на руках.
Отец Павел, настоятель Ильинского храма, вспоминает: «Приезжаю в Москву к Валерию Иосифовичу и не узнаю его: «ветром человека качает», до того истощён. Узнаю: всё время, когда готовился к написанию святых образов и когда с Божьей помощью писал их, он отказывался от скоромной пищи, изнурял себя постом. Кроме большого таланта, я ещё объясняю замечательное искусство и духовную силу его икон тем, что он сам удостоился молитвенного общения с Господом нашим…»
Время неумолимо, оно движется вперёд, увлекая за собой и нас. Одно событие сменяет другое, не иссякает и творческая палитра художника. С 1982 года В. И. Хабаров – член Союза художников СССР, участник республиканских, всесоюзных и международных художественных выставок (в Германии, Франции, США и др.). В 2006 году на Московской международной выставке-конкурсе «Золотая кисть» художник представил «Портрет А.  К. Гурьянова», который по единогласному решению жюри завоевал Гран-при.
В. И. Хабаров – человек скромный, требовательный к себе в работе. О своём творчестве говорит: «Считаю, что ждать вдохновения не нужно. Оно само не приходит, а появляется во время работы. А когда что-то не получается, то надо работать через «не могу», добиваться поставленной цели. Почти всегда зрительно вижу законченную картину и пытаюсь в ходе работы приблизиться к этому. Я стремлюсь до конца выразить, донести до зрителя характер именно этого человека, именно этой личности».

Дмитрий Панин

Представителем старшего поколения художников г. Козлова (ныне Мичуринска) является Дмитрий Родионович Панин – член Союза художников СССР, ближайший друг и помощник народного художника СССР, первого президента АХ СССР А. М. Герасимова (1947–1957). Художник родился 26 мая 1886 года в деревне Гололобовке, в семье Родиона Васильевича Панина и Акилины Дмитриевны Поповой.
Семья Паниных вскоре переехала в г. Козлов. Мать Дмитрия Родионовича стала работать прислугой у господ, в семье которых увлекались коллекционированием картин. Дмитрия с детства пленили полотна, кажущиеся ему тогда волшебными. Рука так и тянулась нарисовать на клочке бумаги что-нибудь своё. Возможно, это и привело его в художественную школу С. И. Криволуцкого, которую Дмитрий посещал с 1902 по 1904 год. Именно здесь он подружился с Александром Герасимовым. Это знакомство впоследствии сыграло решающую роль в их многолетнем творческом союзе. После окончания художественной школы С. И. Криволуцкого Д.  Р. Панин продолжил своё образование в Харьковском художественном училище.
В 1918 году начинается совместная работа Д. Р. Панина и А. М. Герасимова. В это время Александр Михайлович вернулся в родной Козлов и организовал «Коммуну творчества козловских художников». Коммуна объединила не только художников-профессионалов – С. С. Варсонофьева, С. Г. Архипова, Н. И. Стомарева, но и любителей рисования. Среди первых профессиональных художников был и Дмитрий Родионович Панин. По воспоминаниям А. М. Герасимова, они «выполняли все изобразительные работы: писали панно, рекламу, устраивали выставки, оформляли город к 1-й годовщине Октября». В этот период жизни особенно раскрывается талант Д. Р. Панина – мастера пейзажа, воспевающего красоту старинного купеческого городка. Он изображает городские площади, заполненные торговым людом; утопающие в зелени садов храмы; улицы, среди которых – любимая Гоголевская, где жила семья художника.
В течение нескольких лет Д. Р. Панин и А. М. Герасимов трудились декораторами в Козловском драматическом театре. Дмитрий Родионович рассказывал: «Какой нечеловеческий труд и энергию вкладывал Герасимов в свои декорации. Мы работали не только днём, но и ночами, спали в театре на свёрнутых декорациях. Герасимов никогда не позволял бросить работу, не сделав того, что требовали сроки. Работал он фантастически и поражал меня дисциплиной труда, никогда не жалуясь на усталость. «Выше горизонты!» – всегда говорил Герасимов».
В 1925 году в Козлове открылось губернское отделение АХРР (Ассоциация художников революционной России), куда вошли А. М. Герасимов, Д. Р. Панин, С. С. Варсонофьев, И. Ф. Еханин. Этот период был очень трудным в жизни Дмитрия Родионовича и его семьи. Несмотря на то, что он преподавал рисование в нескольких школах Козлова, постоянное безденежье удручало. Тем не менее в свой труд он вкладывал душу. Ученики его очень любили. До сих пор в семье художника хранится портрет, написанный одним из его подопечных. Старшая дочь Панина, Ираида Дмитриевна, вспоминала: «Мой папа был человеком, преданным семье, дружбе, трогательной русской природе, искусству и красоте в любых её проявлениях. В детстве я всегда ощущала его заботу о нас, внимание. В труднейшие 30-е годы папа работал в нескольких школах, одна из них была за городом – в Кочетовке. Холодными зимними утрами ему приходилось бежать через весь город на вокзал, чтобы успеть на рабочий поезд. А потом возвращаться на другую работу… В 20-е годы у него с его длинных музыкальных пальцев исчезло обручальное кольцо. Зато в доме появились пшено и сахар. Отец всегда страшился того, что мы будем нуждаться, и потому много работал».
В эти годы Панин выполнил целый ряд прекрасных пейзажей: «Март» (1925), «Поляна, освещённая солнцем» (1927), «Берёзы на опушке» (1928), «Зимний вечер на мельнице» (1928) и другие.
Дружба с А. М. Герасимовым определила его дальнейший жизненный путь: сначала он работал вместе с Александром Михайловичем декоратором в Козловском драматическом театре, а затем по его совету в 1934 году переехал в Москву. Оставив семью в Мичуринске, Дмитрий Родионович поселился в районе Сокола, на улице Левитана, в мастерской А. М. Герасимова, которая располагалась на втором этаже его жилого дома. Так началась совместная работа в Москве двух художников – друзей, земляков.
Характеризуя Д. Р. Панина, художник и педагог г. Мичуринска, заслуженный работник культуры РФ А. В. Платицин писал: «Дмитрий Родионович самоотверженно был предан А. М. Герасимову, начиная с «Коммуны творчества козловских художников», с работы в театре. Александр Михайлович часто советовался с Дмитрием Родионовичем, интересовался его мнением и вносил изменения на холсте после дружеских бесед. Когда А. М. Герасимов вышел на широкую арену известности и нужно было делать авторские повторения, он обратился в первую очередь к Дмитрию Родионовичу. Зная его аккуратность, мастерство и изученность манеры ­автора, Александр Михайлович доверял своему помощнику делать копии с его картин. Дмитрий Родионович отдавался творческой страсти. Он был необычайно талантлив, тонко чувствовал цвет, особенно влекли его козловские мотивы: роща, монастырские стены, храмы, цветущие сады, улочки и дворы Козлова, волновали цветы. Творчество художника такое же тихое, каким он был сам. Он был деликатен и в жизни, и в творчестве».
Самобытный талант Д. Р. Панина прослеживается в каждой из его работ. Особой теплотой и лиричностью отличаются архитектурные пейзажи родного Козлова – Мичуринска: «Старый Козлов. Базарная площадь», «Улица в Козлове», «Заснеженная церковь вечером». Особенно художнику был дорог дом на улице Гоголевской с большим двором и роскошным садом – этот мотив художник изображал с особой теплотой. Много в его творческом наследии натюрмортов, это почти всегда полевые цветы. Художник обладал редким колористическим даром, его холсты то поэтично нежны, то декоративно ярки и праздничны.
Живя в Москве, Дмитрий Родионович приезжал в Мичуринск редко и ненадолго, но всегда это было настоящим праздником для родных и друзей. В дни своих визитов живо интересовался художественной жизнью города, а уезжая, вёл переписку со многими художниками. Эти приезды подчас прерывались телеграммами из мастерской Александра Герасимова: «Не пора ли возвращаться?» – так его не хватало.
Последние годы Дмитрий Родионович жил в Абрамцево вместе со своей семьёй: женой Прасковьей Фёдоровной и двумя дочерьми – Ираидой и Надеждой. Ушёл из жизни художник осенью 1959 года. Ныне произведения Д. Р. Панина – это творческое наследие не только его семьи в Москве, но и музеев в Мичуринске – краеведческого и Музея-усадьбы А. М. Герасимова.

Тамара Воронова,
директор Музея-усадьбы А.  М. Герасимова, заслуженный работник культуры РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *