Свет и мрак в переплетенье…

Лариса ВАСИЛЬЕВА

Родилась в 1935 году в Харькове. Окончила в 1958 году филологический факультет МГУ. Первую книгу стихов «Льняная луна» выпустила в 1966 году. Автор поэтических сборников: «Огневица» (1969), «Лебеда» (1970), «Синий сумрак» (1970), «Встреча» (1974), «Поляна» (1975), «Листва» (1980), «Василиса» (1980), «Роща» (1984), «Странное свойство» (1991), «Четыре женщины в окне» (2005) и других. Лауреат премий: Московского комсомола, имени М. В. Ломоносова, имени М. Ю. Лермонтова, международной итальянской премии «Роза Петрарки». Живёт в Москве.

 

* * *

Я думаю о Вас ночами
И днями думаю о Вас,
И вырастает за плечами
Подобье крыльев каждый раз.

Я не надеюсь на свободу
Быть Вами понятой, увы,
Я каждый день вхожу, как в воду,
В сияющий поток травы.

От жарких полдней холодею
И, странности свои виня,
Я попросить Вас не посмею
Мне верить и любить меня.

Я Вас сама не понимаю,
И всё, должно быть, оттого,
Что проходящих принимаю
Всегда за Вас, за одного…

МАТЬ ПАРТИЗАНА

Там, говорят, дорога гиблая,
Там ветру стыть, там выпям выть,
Туда одна старуха хриплая
В ночи повадилась ходить.

Она сидит на белом камешке
Среди нехоженых болот
И на ладони будто шанежки
На сковородочке печёт.

Там ей знакомы все извилины,
Все камни, ветки и сучки,
К ней поворачивают филины
Свои безумные зрачки.

Порою утренней, туманною,
Когда кровавится восток,
Перед могилой безымянною
Она оставит узелок.
И побредёт. Мне повстречается
И скажет: «У сынка была.
Уж мне там славно отдыхается,
Уж я там ела, да пила.

Невестка добрая, опрятная,
Внучок – головушка светла…
Да тяжела пут’я обратная,
Поди, в последний раз была».

* * *

Свет и мрак в переплетенье.
Радость с горечью – узлом.
Умирает поколенье –
То, где девушка с веслом,

Лётчик в белоглазом шлеме,
Три танкиста, два бойца,
В завершившейся поэме
Закалённые сердца.

Провожает их, седея,
Поцелуем в льдину лба,
Их высокая идея,
Несравненная судьба,

До последнего предела
Не желая понимать,
Смотрит вслед осиротело,
Как оставшаяся мать.

* * *

На этой улице просторной,
Где ветер странствия сквозит,
Окно – площадкою обзорной –
Над гнётом времени висит.

На этой улице, где лица
Витринами оглушены,
Где трели взвившейся синицы
И не слышны, и не нужны,

Где вечная бредёт идея,
Последний испытав удар,
Где совесть мучит чародея,
Забывшего свой чудный дар.
На этой улице – ужели?
На этой улице – с тобой
Мы повстречаться не сумели,
Хоть рядом шли густой толпой.
На этой улице мне было
Темно в сплошных лучах огней.
Я эту улицу забыла,
Хоть каждый день хожу по ней.

ТАНКИ

Моему отцу, Николаю Алексеевичу Кучеренко

Какие-то строгие тайны
Из дому отца увели,
А вскоре по улицам танки
Гудящей волной поползли.
Я прятала руки за ватник
И следом за танками шла,
Не зная, что ожил тот ватман
С его заводского стола,
Что ожил тот ватман, который
Похитил отцовские сны.
По длинным людским коридорам
Шли новые танки страны.
Мальчишечьи крики привета
Неслись от ворот до ворот,
И женщина шла без жакета,
Кричала:
– Победа идет! –
И, стиснув руками упрямо
Тугие перила крыльца,
О чем-то заплакала мама,
Привыкшая жить без отца.
Я помню тот день потому лишь,
Что вечером этого дня
Средь старых, бревенчатых улиц
Отец мой окликнул меня.
Мне даже теперь это снится,
Как в тот незапамятный год
Отцу разрешил отлучиться
Домой оборонный завод,
Как следом за ним я бежала
И в комнату нашу вошла,
А мама подушки взбивала,
А мама лепешки пекла,
Смеялась то громко, то робко,
О том говорила, о сем…
Но стыла в тарелке похлебка
Отец мой уснул за столом.
А мать улыбалась все шире
И куталась в старую шаль…
Шли танки Т-34
В тревожную, трудную даль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *