Я родился в России

Валерий РУМЯНЦЕВ

* * *

Я родился в России
И в России умру.
Здесь я черпаю силы
И в мороз, и в жару:
Слышать русские песни,
Видеть реки, леса…
Но проедешь по весям –
Не везде чудеса.
И живу не без грусти,
Но не хочется ныть.
Если б не был я русским,
То хотел бы им быть.

* * *

Жизнь вчерашняя, полная лжи,
И жизнь новая, злобой кипящая,
Не лежит к ним душа, не лежит,
И всё жду, где ты, жизнь настоящая.
Иногда впереди задрожит
Что-то светлое, доброе, чистое,
Только всё миражи, миражи,
И вблизи всё иначе, чем издали.
Перепутаны нити судьбы,
И повсюду узлы бестолковости.
Не распутать их – нити слабы,
И чуть что – разорвутся с готовностью.

1994 год

Я столько лет глаголил истину,
Что мне порядком надоело.
Пожалуй, перейду на мистику.
А что? И это тоже дело.
Уйду в астрал в свободном поиске
И, может быть, наткнусь на главное,
И уничтожу злые происки,
И призову в мир силы славные.
Уйду, топча, как пыль, сомнения,
Навстречу вечной неизвестности:
Ведь то, что выше разумения,
Не отыскать в знакомой местности.

* * *

Сквозь чёрный плащ, лазурь закрывший,
Сверкает молния бичом,
Посланцем бури наступившей.

Вот, небо подперев плечом,
Казбек, бессмертие постигший,
Стоит, вздыхая горячо.

На склоне лес стоит поникший,
Шумит омытою листвой,
Его деревья оперившей.

И сердце снова рвётся в бой,
И будит молния отвагу,
Почти забытую уж мной.

* * *

Вечер. Солнечный закат
Апельсинно-рыжий.
Чайки. Сказочный фрегат
Ближе, ближе, ближе…
Сердца трепет. Плеск волны.
Чуда ожиданье.
Бледный полукруг луны.
Тайны мирозданья.

* * *

Дождик звучно бродит по тропинке,
Заполняя всё вокруг собой,
И застыла, точно на картинке,
Белая берёза над водой.
Много лет среди степей бескрайних,
Словно охраняя их покой,
Та берёза тихо и печально
Шепчет что-то ласковой листвой.

* * *

Когда остынувшим умом
Я за костром слежу ночами,
Я словно сам в костре, но в том,
Зажжённом дивными очами.

 

Дума

Ты знаешь, я, пожалуй, брошу пить.
А заодно и есть – что мелочиться?
Коль жизнь чему-то может научить,
Пора и мне чему-то научиться.
Давно пора понять простую вещь:
Жить ради жизни – это прозябанье.
Живёт, к примеру, в речке рыба лещ –
Так смысл какой в её существованье?
Она в копчёном виде хороша.
Любой вам не задумываясь скажет,
Что разве жизнь была бы без леща?
Не хочется об этом думать даже.
Иль взять червя. Подземные ходы
Всю жизнь он роет, чтоб не быть голодным.
Когда бы не червивые труды,
Земля бы не была столь плодородна.
Во всём живом предназначенье есть,
И только люди мечутся без цели.
Не в том же смысл, чтоб только спать да есть,
К богатству лезть и ни во что не верить.
Наверно, есть загадочная цель,
И нам она открыться не желает.
Наш путь во мраке. Лишь порой в конце
Прозренье с опозданьем запылает.
Но слишком поздно. Кончен жизни путь.
Шагреневый лоскут не растянуть.

* * *

С лесов безбрежных, парков и садов
Срывает ветер жёлтую накидку,
И смотрит солнце пуганой улиткой
Из панциря холодных облаков.

В душе моей осенняя тревога,
И я бреду неведомо куда.
В реке бежит студёная вода –
У каждого своя дорога.

Угрюмый лес, где твой зелёный пыл?
Ты потемнел, осунулся немного,
Взглянул по-стариковски строго
И не узнал меня – забыл.

* * *

Морские волны, как морщины,
Избороздили лоб морской.
Какие веские причины
Из моря выгнали покой?
Кипят неведомые тайны
В подводном мире день и ночь,
И, очевидно, не случайно
Покой изгнало море прочь.
Покой и жизнь несовместимы,
А море – жизни колыбель.
И то, что рождено в глубинах,
Однажды вынесет на мель.
И волны, что на берег мчатся
Неутомимой чередой,
Быть может, рассказать нам тщатся,
Что только в буре есть покой.

 

Сонет

Есть в жизни путеводная звезда:
Любовь. Лишь ей доступно совершенство.
И кто не испытал сего блаженства,
Тот и не жил на свете никогда.
Моя любовь – божественная Муза,
И встреча с ней – неповторимый миг.
Хотя сокрыт в тумане её лик,
Но нет счастливей нашего союза.
У ней другие есть, я это знаю.
Что ж, сердце у любовницы безбрежно –
И оттого мучительно страдаю.
Но всё равно люблю её так нежно,
Что, как увижу, сразу обнимаю.
Когда влюблён, прощенье неизбежно.

* * *

Борьба меж Истиной и Ложью
Идёт на свете много лет,
И никого уж не тревожит,
Что победителей в ней нет,
Что гибнут в битве ежечасно
Отчизны лучшие сыны,
И все их подвиги напрасны,
Хоть в этом нету их вины.
Что в кутерьме противоречий
Давно уже не разберёшь,
В чём смысл жизни человечьей
И где в ней Истина, где Ложь.
Борьба меж Истиной и Ложью
Идёт внутри людских сердец.
И распознать ужасно сложно,
Кто и за что из нас борец.

* * *

Хотели как всегда,
А сделали как лучше.
Бывает и такое иногда.
Внезапно разошлись
Над головою тучи,
Как мы мечтали долгие года.
Луч солнца осветил
Измученные лица
И указал на тех,
Кто был всему виной.
Но не найти
Пока таких милиций,
Чтоб покарать их твёрдою рукой.
Луч солнца лишь на миг
Нам подарил надежду
И снова юркнул в одеяло туч.
А серость торжествует, как и прежде:
А был ли мальчик? Был ли этот луч?

* * *

Неутомимо время мир шлифует,
Стирая горы в пыль, народы – в прах.
И равнодушно Истину любую,
Когда-то грохотавшую в умах,
Бесследно разотрёт в своих зубах.

 

Осень

По дорогам бродит осень,
Увядая в листьях мокрых,
У людей участья просит,
К ним с дождём врываясь в окна.
Но бесчувственны и глухи
Люди к жалобам осенним,
Их волнуют больше слухи
Или модной группы пенье.
И, не зная состраданья,
Осень золотом исходит
И с зимою на свиданье
С обречённостью уходит.

* * *

Солнце тонет в равнодушном море.
Красный полукруг уходит вглубь.
Несколько мгновений – и нет боле
Ярких красок, что волнуют грудь.
Звёздными осколками ощерясь,
Чёрный саван мир спешит укрыть.
Но и в этом существует прелесть.
И мгновений этих не забыть.
Лёгкое шуршание прибоя.
Зыбкость теней в лунном мираже.
И не понимаю, что со мною,
Отчего так грустно на душе?

* * *

Очередная чехарда,
Чтоб скрыть от всех свою бездарность.
Взывать к законности, когда
Вовсю летишь в тоталитарность!
Приём с огромной бородой,
Все демагоги им владели –
Азартно звать всех за собой,
Совсем не думая о деле.
И, опираясь на народ,
Чтобы залезть как можно выше,
Ненужных отправлять в полёт
Вниз головой с высокой крыши.

* * *

О России написано много.
У России такая дорога,
Что на ней не сочтёшь поворотов,
И за каждым неясное что-то.
Уследить за российской походкой
Можно, только хлебнув русской водки.
То Россия спасает кого-то,
То замрёт, погрузившись в дремоту,
То помчится спросонок кругами,
Всех и вся несусветно ругая,
То налево рванёт, то направо,
Не сыскать на Россию управы.
Никаких понуканий не слышит,
Мчит себе и лишь загнанно дышит.
У России такая дорога,
Но врагам её лучше не трогать.

* * *

Звенящей пустотой голов
Привычно дуракам гордиться.
Глубокомыслие ослов
Сияет на их лицах.
Как заразительно звучат
Бессмысленные речи,
Как вера в чудо горяча,
Что скоро мир излечит.
Петь дифирамбы дуракам –
Занятие благое.
Любезны дураки богам,
Так странно мир устроен.
А впрочем, странного тут нет,
Богам завидно – вот ответ.
Завидно, коли смертный вдруг
Сравняться с ними может.
Когда же дураки вокруг,
То это не тревожит.
Петь дифирамбы дуракам –
Насмешка над богами.
Перчаткою летит строка
К вершащим суд над нами.
И, вызывая гнев богов,
Поэт плюёт на это.
Что ж, видно, дан удел таков
С рождения поэтам.
Не в силах жить средь дураков,
Стремясь к добру и свету,
Уходят по тропе веков
В бессмертие поэты.

* * *

Сижу исчерпанный и мыслю.
Что мне о Родине сказать?
Что умудрилась шайка лисья
И это у меня отнять?
Что лживых слов тяжеловесье,
Всё то, что можно, раздавив,
Пытается блатные песни
Петь на торжественный мотив?
Что слово «Родина» отныне
Трамплин для всяческой шпаны,
А Родины и нет в помине –
Есть лишь огрызки от страны?
Что говорить о том, что было,
Не осознав того, что есть!
Предав страну, что их вскормила,
Чтобы вольготно пить и есть,
Ликует шайка демагогов,
Деля между собою власть.
О, как же их сегодня много.
Чтоб им пропасть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *