Вторжение в «страну ариев»

– Ты можешь хотя бы за столом оторваться от своего гаджета?! – Супруга поставила перед сыном большую, ароматно пахнущую тарелку. – Сделай милость, отобедай, пожалуйста, с нами, сконцентрировав своё внимание исключительно на еде. Отец! Хоть ты на него повлияй! – Это она уже в мой адрес. – Сам от газеты оторваться не можешь! Вот Артём с тебя пример и берёт. Яблоко от яблоньки!
Вздыхая, мы откладываем в стороны наши носители информации и одновременно тянемся к плетёной корзине с хлебом.
С минуту на кухне слышны только стук ложек о тарелки да тиканье старинных часов с кукушкой. Семейная реликвия, подарок любимому внуку от бабушки.
Наконец сын не выдерживает.
– Пап, а мне курсовой по ленд-лизу задали. Но в инете сплошная банальщина. Хочется чего-нибудь такого.
– Какого такого?
– Ну малоизвестного. Чтобы не из учебника и не из сайтов.
– Сын, понимаешь… Мы ведь не в Москве живём. Это там архивы огромные. При желании можно кое-что неопубликованное нарыть. А у нас здесь только оцифровки документов, выложенные в свободный доступ. Ну и ещё газеты того времени можно в библиотеках отыскать. Если сохранились, конечно.
– Да я не о том. Пойми, мне хочется материал изложить как-то необычно. Чтобы даже нашим интересно было. Нам ведь в школе на Великую Отечественную всего пару уроков отводили. Поможешь? Ты же у меня писатель. И я точно знаю, что в твоих «авгиевых конюшнях» найдётся…
– Ну вы, «гераклы», прежде чем в свои конюшни бежать, совершите совместный подвиг – со стола уберите и посуду помойте. – Супруга решительно сняла фартук и направилась в сторону зала. – Да и ещё вот что: как только сотворите «шедевр», не сочтите за труд, дайте почитать. Я всё же корректором тружусь и правила грамматики в отличие от некоторых, – она кивнула в мою сторону, – знаю.

12 июля 1941 года. Москва. Кремль

Вслед за послом поднялся и вождь. В зал пустили немногочисленных корреспондентов. Защёлкали затворы фотоаппаратов. Щурясь от вспышек, хозяин кабинета пожал гостю руку.
– Поздравляю вас и всю Великобританию с подписанием этого исторического документа.
– Господин Верховный главнокомандующий, я очень надеюсь, соглашение, только что подписанное, сделает русских и английских солдат настоящими братьями по оружию. – Посол вежливо поклонился и направился к выходу.
Но хозяин кабинета окликнул его:
– Господин Криппс, я прошу вас задержаться и уделить мне ещё несколько минут.
Гость обернулся и не мигая смотрел на хозяина кабинета.
Спустя минуту, когда за последним корреспондентом закрылась дверь, главнокомандующий отодвинул занавеску и ткнул концом знаменитой трубки в огромную карту.
– Давайте поговорим с вами об Иране. Я хорошо помню, как месяц назад вы громко хлопнули дверью и спешно покинули Москву. В тот момент отношения между нашими державами были на грани разрыва. Но сейчас у нас с вами общий враг. Мощный, хитрый, коварный. Поэтому не будем терять времени. Давайте назовём первую советско-британскую операцию красивым словом «Согласие». Доложите, пожалуйста, руководству вашей страны следующее…

Берлин. Совещание в ставке фюрера. Лето 1941 года

– Позволю себе сообщить присутствующим здесь господам следующее: влияние рейха в Иране можно без преувеличения назвать колоссальным. Наши крупнейшие концерны принимают участие в модернизации экономики и инфраструктуры этой страны. Лучшие офицеры успешно реформируют армию шаха по немецкому образцу. А наиболее способные персы проходят стажировку в вермахте. Некоторые из них даже вступают в ряды нашей партии, полностью разделяя её идеи. Кстати, иранская казна принимает самое непосредственное участие в оплате некоторых наших военных расходов.
Весьма успешно осуществляют свою деятельность и разведчики господина Канариса. Железные дороги этой страны обслуживаются проверенными людьми. Мы даже построили в их столице район под названием «Нациабат», то есть «город нацистов». Скажу больше: германские идеологи объявили персов чистокровными арийцами, вывели всю нацию из-под действия закона «О расовой неполноценности». И самое главное! На севере страны при поддержке местных властей мы форсированно создаём разведывательно-диверсионные группы и склады оружия в непосредственной близости от границ СССР. Иран вполне может рассматриваться нами как основная база немецкой агентуры на Среднем Востоке. Из всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод: государство полностью пропитано арийским духом и будет неукоснительно следовать в фарватере нашей политики! Плацдарм для вторжения в богатые нефтеносные районы Советского Союза успешно создан! Зиг хайль!

Лондон. Лето 1941 года

Черчилль опустил недокуренную сигару в пепельницу, откинулся в кресле и кивнул посетителю.
– Дилл, докладывайте. Что там у вас по Кавказскому театру военных действий?
– По имеющимся у нас агентурным данным, немцам понадобится максимум две-три недели, чтобы окончательно разобраться с Украиной и перекинуть все войска на советский Кавказ. Не надо вам объяснять, что за этим последует!
– Я так полагаю, что в распоряжении вермахта окажутся нефтепромыслы Грозного и Баку, – буркнул премьер-министр и потянулся за своей недокуренной сигарой.
Начальник имперского генерального штаба продолжил:
– Немцы, овладев огромными запасами топлива, снабдят им войска, и тогда судьба нашей страны будет печальной. Предлагаю неземедлительно нанести упреждающий удар.
– Вы в своём уме, фельдмаршал? Бомбить территорию союзника?
– Осмелюсь вам напомнить, господин премьер, что в июле прошлого года мы без предупреждения атаковали эскадру французов в алжирской гавани Мерс-эль-Кебир лишь только для того, чтобы она не досталась немцам. А погибшие при этом тысяча триста моряков – это всего лишь неминуемые жертвы войны. Так чем же французская эскадра отличается от русских нефтепромыслов?

Москва. Кремль. Конец лета 1941 года

– Товарищ Фитин, мы вас внимательно слушаем. Какие ещё сюрпризы можно ожидать от союзников?
Начальник разведуправления вскочил с места. Хотел было открыть папку, но передумал и, приняв стойку «смирно», произнёс:
– Согласно поступающим агентурным данным, английское командование получило приказ на организацию специальной операции. Кодовое название «Миссия N 16 (Р)».
– Что это ещё за «Р» такое? – перебил докладчика Сталин.
– Разрушения наших кавказских нефтезаводов, товарищ Верховный главнокомандующий. Они очень боятся, что фашисты их захватят.
Кроме того, британцы создают в Сирии и северном Иране отряды из армян и курдов для наземной операции. Задача – организовать диверсии на заводах и нефтепроводах в случае оккупации Азербайджана.
– Садитесь, Фитин. Мне об этом Криппс открыто говорил. Переживают за свой остров. Я его вежливо поблагодарил за заботу. Сказал, что мы проблему Баку решим сами. Тогда они предложили Советскому Союзу компенсацию. То есть хотели выкупить у нас нефтяные промыслы. Или, если перевести их депешу дословно, компенсировать валютой потери от их уничтожения. Кроме того, обещали вдобавок поставлять нам нефть в объёмах, необходимых Красной армии. И ещё подарить танкеры и буровые установки. В общем, много чего обещали. Товарищ Толбухин, – хозяин кабинета повернулся к начальнику штаба Закавказского военного округа, – как идёт работа по выполнению директивы «О мероприятиях по пред­отвращению переброски с территории Ирана агентуры германской разведки»? Дипломаты мне доложили, что, согласно договору между Советским Союзом и Персией от 1921 года, мы можем ввести войска, если там будут создаваться базы противника и возникнет угроза вооружённого конфликта. Я всё правильно излагаю, товарищ Молотов?
– Да, товарищ Сталин. Мы уже трижды отправляли ноты в Иран, извещая об активизации у них немецкой агентуры. Предлагали незамедлительно выдворить за пределы государства всех германских подданных. В Тегеране эти требования проигнорировали.
– А англичанам тоже отказали? – усмехнулся сквозь усы Сталин.
– Насколько мне известно, да.

* * *

Утром канонерская лодка англичан атаковала порт Абадан, потопив судно береговой охраны. После этого иранские патрульные корабли капитулировали.
Два британских батальона, перейдя реку Шатт-эль-Араб и не встречая сопротивления, захватили нефтеперерабатывающий завод и ключевые узлы коммуникаций.
Шахская авиация была полностью уничтожена в первые дни операции «Согласие».
От границ СССР в глубь территории Ирана двигалась Красная армия. Солдаты и офицеры были соответственно экипированы и подготовлены к ведению боевых действий в местных условиях. Не одну неделю они день и ночь занимались боевой подготовкой на аналогичном рельефе местности. С моря их поддерживала Каспийская флотилия. Персы почти не оказывали сопротивления и при встрече с русскими дружно сдавались в плен.
Через семьдесят два часа советские и английские войска вышли к заранее согласованной линии встречи. Оккупация Ирана была завершена.
Союзники первым делом поменяли руководство страны. Новый премьер-министр, вступив в должность, немедленно отдал приказ «О прекращении всех военных действий». Тут же началась высылка из страны всех германских подданных, а заодно и граждан других стран, союзников Берлина. Шах Реза Пехлеви отказался утвердить эти документы. И его быстро убедили по-хорошему отречься от престола и уехать куда подальше. А именно на самый юг Африки, в ЮАР.

* * *

Супруга отложила бумаги в сторону.
– Что? Там слишком много ошибок?
– Конечно. Во-первых, я не нашла ни слова о Тегеранской конференции.
– Дорогая, не заставляй меня пересказывать то, что и так всем хорошо известно. В конце концов есть великолепный фильм ­«Тегеран-43», между прочим, с твоим ­любимым Аленом Делоном…
– Пап, – не дал мне закончить Артём, – если ты не забыл, у меня ведь курсовой по ленд-лизу! И при чём тут какой-то Иран и его оккупация?
– А ты сам не хочешь ответить на свой вопрос? Будь добр, набери в поисковике всего два слова: «Персидский коридор».
Пару минут сынуля рылся в своём планшете. Потом поднял голову и удивлённо произнёс:
– Ух ты! Вот это да! Оказывается, в Хорремшехре были возведены авиационный и авто­сборочный заводы, а в порту Бушир из американских комплектующих собирали «виллисы», «доджи», «студебеккеры» для поставок в нашу страну. Работали на них персы, а принимали готовую продукцию советские военспецы. И именно они категорически потребовали улучшения условий труда рабочих! Заставили союзников построить барачные городки, улучшить питание, ввести сдельную оплату труда! Но и потребовали серьёзно штрафовать виновных за производственный брак.
– А я где-то читала, что через Иран и Каспий в нашу страну доставлялось почти тридцать процентов поставок по ленд-лизу. И это был самый безопасный маршрут, – внесла свою «лепту» в наш разговор супруга.
– Так, родители! Стоп! Дальше я сам. Курсовой ведь мне задали. А за помощь гран мерси. Кстати, мамуль, а где у нас лежит диск с «Тегераном-43» с этим, как его… с Делоном Али?

Голуби мира

Не знаю, как современная молодёжь, но люди моего поколения, разбуди их даже глубокой ночью, не задумываясь, мгновенно ответят на вопрос, что или кто является символом мира:
– Рисунок Пикассо. Голубь белый. Будь он трижды неладен, – буркнет мой современник и не мешкая ни минуты бухнется обратно на подушку досматривать прерванный сон. Возможно, даже о том, как когда-то, очень давно, всего-то на пару недель был немного приподнят «железный занавес». Ради Всемирного фестиваля молодёжи и студентов одна тысяча девятьсот пятьдесят седьмого года.

* * *

Жителям Москвы предписывалось разводить птиц мира на голубятнях, срочно возводимых на предприятиях, в школах и высших учебных заведениях.

* * *

Впрочем, рассказ мой совсем не об этом. И всё нижеизложенное со знаменитым фестивалем объединяет разве что фамилия того самого знаменитого испанца.

* * *

С момента, когда над столицей было выпущено одномоментно десятки тысяч голубей, прошло тридцать лет. И ваш покорный слуга вместе с группой советских специалистов оказывал посильную интернациональную помощь на одном из хлебоприёмных предприятий Монгольской Народной Республики.
В один не очень хороший, можно даже сказать, паршивый субботний день в наше «лежбище», то есть в строительный вагончик, вошёл элегантный господин в костюме отличного «буржуазного» покроя.
– Я есть имею честь предложить господам маленький гешефт. То есть, как это будет по-русски… мелкий бизнес.
Присутствующие, немедленно прекратив нешуточные шахматно-шашечные баталии, не мигая смотрели на пришельца из далёких «западных» мест.
– Имею представлять в этом государстве швейцарское консульство. Где иметь место проходить знаковое событие. Выставка Пикассо. Нам есть ошень необходим голуби. У вас здесь их много есть. Понедельник я снова приезжать. И платить один доллар за один белый голубь. – Для наглядности господин вытащил из кармана монету, но не с изображением птицы мира, а совсем даже наоборот. С орлом! И убедительной надписью United States of America.

* * *

На следующий день все совспециалисты, несмотря на законный и единственный выходной, разом вспомнили, что у них имеются крайне неотложные дела на объекте.
А ещё через час были извлечены из глубин памяти навыки изготовления рогаток, стрелялок и прочих мальчишеских приспособлений для ловли и отстрела пернатой живности средних размеров.
Охота вышла более чем удачной. Разжиревшие на пшенице и прочих злаковых культурах голуби с большим трудом поднимались в воздух и практически не оказывали достойного сопротивления при ловле их голыми руками и другими подручными средствами.
Возвращаясь вечером домой, каждый из нас в голове строил грандиозные планы. Как получше реализовать неожиданно свалившуюся на голову свободно конвертируемую валюту в заветном магазине, её принимающем.
В понедельник перед воротами предприятия возвышалась небольшая пирамида из тушек пернатых. Поодаль выстроились в ряд многочисленные самодельные клетки с живыми особями.
Местное население высыпало из юрт и с интересом наблюдало за действиями высококлассных инженеров, прикомандированных из соседнего государства.

* * *

Швейцарец не заставил себя долго ждать. Опираясь на массивную трость, вышел из столь же массивного лимузина. Его само­обладанию мог бы позавидовать любой шпион (или разведчик, это кому как нравится). Только резко увеличившиеся в размерах глаза выдавали крайнюю степень его удивления.
Господин долго вышагивал вдоль живых и мёртвых птичек. Наконец ловко подцепил тростью одну тушку. Быстро вырвал у неё пару серых пёрышек.
– Эта есть годится. Отвезу. Как это по-вашему звучит… чучельнику. Таксидермисту. Она есть украсит выставку. И этого хватит. Я, помнится, просил один питыц. Экспозиция. Белый голубь. Питыца. – При этих словах он опустил в карман стоящего рядом инженера сверкающую монету.

* * *

Прошла минута, другая. И уже не только глаза, но громкие, весьма разнообразные, непереводимые словосочетания выражали крайнюю озабоченность посланников Страны Советов.

* * *

А ещё через день представитель монгольского департамента зачитал бичиг, то есть официальную бумагу, если по-нашему.

* * *

За проявленную смекалку в деле спасения урожая зерновых от поедания птицами монгольская сторона выражает благодарность группе советских специалистов. Департаментом хранения было подсчитано, что тагтаа (то есть голубь) только на этом предприятии поедал ежедневно до тысячи килограммов ценного зерна, засоряя оставшееся продуктами своей жизнедеятельности.
А посему всем сотрудникам, участвующим в данном мероприятии, предоставляется возможность отдохнуть в монгольской Швейцарии, месте под названием Горхи-Тэрэлж, у берегов реки Туул.
Ну что вам сказать про это чудо природы… Швейцария, она Швейцария и есть. Пусть даже монгольская.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *