Евгений ХАРИТОНОВ

Евгений Харитонов

Родился 12 ноября 1985 года. Живёт в г. Белгороде. Член Союза белгородских литераторов.
Победитель, лауреат, финалист всероссийских и международных литературных конкурсов.
Публиковался в журналах: «Берега», «Алек­сандръ», «Звезда Востока», «Бийский вестник», «Пять стихий», «Северо-Муйские огни», «Наша молодёжь», «Белая скала», «Сибирский Парнас», «Причал», «Ротонда», «Рассвет» и т. д.


В старом парке

В старом парке царит одинокий покой,
Обречённо склонились немые деревья.
Чистый воздух пропитан дубовой корой,
И утихло привычное птичье веселье.

Тишина. Ни души. Лишь дрожащий листок
Бездыханно парит под воздушным гипнозом.
Догорает зари вдалеке огонёк,
Предрекая визит запоздалым морозам.

А на небе луна зажигает огни,
Не спеша, выжидая приверженность ночи.
И внезапно на лоно уснувшей земли
Вдруг посыпались белые снежные клочья.

Грациозно снежинки порхают, летят –
Волшебства новогоднего хрупкие маски.
Украшая весь парк в серебристый наряд,
Сотворяя шедевр для рождественской сказки!

Непрощённым

А жизнь тогда имеет цену,
Когда поступкам нет цены!
Нельзя прощать друзьям измену!
Не для того мы рождены,

Чтоб боль терпеть от тех, кто в спину
Посмел вонзить коварно нож.
Кто верил в нас наполовину,
Улыбкой прикрывая ложь.

Лжеца не вылечить прощеньем!
Оно как масло для огня.
Все эти клятвы искупленья
Вины за подлость – болтовня!

Пусть те, кого любили слепо,
Кому мы стали вмиг чужи,
Познают боль, что так свирепо
Несут предательства ножи.

Последние дни августа

И солнце как солнце. И небо как небо.
Но чувствую, осень закинула невод
И тянет его по долинам и логам,
По хоженным ею веками дорогам.

К реке прикоснётся, волну поднимая,
С величием буйство воды принимая.
Свернёт на аллею по старой брусчатке,
Оставив на кронах свои отпечатки.

Устроит в безоблачном небе поломку,
И дождь моросящий за нею вдогонку
Пошлёпает, будто доверчивый странник –
Осенней тоски подневольный избранник.

И вскоре, пусть этого мы не хотели,
Мир станет тускней. Лишь зелёные ели,
Над осенью вновь показав превосходство,
Возьмут до весны над лесами господство.

Сталинград

Я бывал на земле Сталинграда.
Кто-то скажет, что в прошлом война.
Нет, ребята, подобного ада
Не забудет вовеки она!

Видел я, как карабкалась Волга
На бетонные стены в порту
И как пены застывшая корка
Вновь и вновь выводила Звезду!

Как парили в безоблачном небе
Стаи чаек, покинув причал.
Мне казалось, они о Победе,
О Великой Победе кричат!

В дни метелей и летнего зноя
Продолжает душою страдать
За солдат, не пришедших из боя,
Многодетная Родина-мать.

Ничего не забыто с годами,
Славный подвиг в летах не исчез.
Даже звёзды горят орденами
На бескрайнем мундире небес!

Если будете здесь, поклонитесь
Вы у братской могилы солдат.
И за души всех тех помолитесь,
Кто погиб, чтобы жил Сталинград!

Абрикосовая осень

Лесов оранжевые косы
Глядят в остывшие пруды,
Как будто снова абрикосы
Свои развесили плоды.

И сыплют их себе под ноги,
А те бегут куда-то вдаль
По старой хоженой дороге,
Листая жизни календарь.

 

К 25-летию развала СССР

Впитали горечь алые рябины,
Услышав в предрассветной тишине,
Как спорят захмелевшие мужчины
Под окнами о верности стране.

Безумье в головах или расплата
За наши опустевшие сердца?
Глядят с фотоальбомов виновато
Все те, кто был с Россией до конца.

Традиции забыты и немодны,
В театры не застать очередей.
Мы стали наконец-таки свободны
От разума, от чести, от идей.

Брезгливые к улыбкам человека,
Попрятались в квартирах за дверьми.
А ведь прошло всего лишь четверть века
С тех пор, когда мы были все людьми.
(2016–2021)

 

Встреча со смертью

Я видел такое, что многим не снилось –
Как сердце живое в груди торопилось
И вдруг замолчало… И больше ни звука.
Не слышится с жизнью былой перестука.

Как взгляд человека мгновенно тускнеет,
Как тело горячее вмиг холодеет,
А воздух становится приторно-душным.
Лишь стрелки часов на стене равнодушно

Всё так же спешат, не заметив потери –
Как чья-то душа приподнялась с постели,
Оставив лежащей свою оболочку
И память, с которой мне жить в одиночку.

 

Весеннее

Лёд на озере трещит,
Как дрова в советской печке.
Скоро солнце истощит
Рыхлый снег лучистой свечкой.

Снова южные ветра
Будут дуть в тугие щёки.
И почувствует кора
Под собою кровотоки.

Будто бы из-под земли,
Из глубин хрустальной клетки
Разлетятся соловьи
На взлохмаченные ветки.

Побелеют на глазах
Облака – небес подвески.
И поселятся в лесах
В синем бархате пролески.

 

Потомок

Вольёт в себя стакан холодной водки,
Заест её фрагментом огурца,
Приняв тепло с могильной старой фотки,
Где выгорели контуры бойца.

Внушит себе, склонившись пред могилой,
Что отдал долг, явившись раз в году.
Затем начнёт срывать неторопливо
Подросшую по пояс лебеду.

Второй стакан с души печаль не смоет,
Но ни к чему традиции менять…
Сидит потомок, пьёт и Бога молит.
О чём? Да разве может кто понять?

Душа цветёт от алкогольной смазки.
Весенний ветер гладит деревца.
А лучше б взял он кисть и банку краски
И освежил оградку у бойца.

***

Когда зима раскинет сети,
Пленив сугробами дворы,
Из дома выбегут соседи,
Чтоб выбить пыльные ковры.

Я тоже из дому наружу
Пойду к метелям напрямик,
Снегами очищая душу –
Свой запылённый половик.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *