Мария Фёдоровна Вавельберг-Алымова-Гус (Корнилова)

В мичуринском архиве, в фонде, посвящённом мичуринскому краеведческому музею, я нашёл два письма писательницы Марии Фёдоровны Корниловой, обращённые к директору музея А. В. Парамонову. Читая эти два небольших письмеца, я увидел между строчек интересную и очень увлекательную жизнь нашей землячки. Козловская гимназия, знакомство с К. А. Фединым, учеником коммерческого училища, впоследствии известным советским писателем (хотя кто сейчас его помнит), художественная студия и театр, поездки за границу, многочисленные замужества… всё это побудило меня рассказать сегодняшним читателям об этой удивительной женщине.


Итак, письмо первое. «5.04.63 г. Москва. Уважаемый Анатолий Васильевич! На этих днях у меня был Иван Степанович Никулин, который, как известно Вам, собирает материал для журнала о людях Мичуринска. Иван Степанович, узнав о тех материалах, которые есть у меня, высказал пожелание, чтобы я всё это передала в Ваш музей. Но сначала я решила Вам написать и узнать от Вас, представляет ли это интерес для музея. Что я могу Вам предложить? Сама я родилась, выросла и окончила Козловскую гимназию в 1915 году».
Мария Фёдоровна оставила для потомков и своё жизнеописание, которое она назвала «Моя краткая автобиография». Родилась она в 1897 году в семье мещанина Фёдора Матвеевича Корнилова и его жены Евгении Ильиничны в городе Козлове, где провела всё детство.

«Жизнь прожила за эти годы очень интересную, много повидала, со многими знаменитыми людьми встречалась и была в дружеских отношениях».
Осенью 1915 года Мария успешно сдала экзамены и была принята в студию Художественного театра, которую окончила весной 1917 года.

«Я кончила студию Художественного театра, в Художественном театре не осталась (я была в том выпуске, что и Тарасова, Зуева, Баталов и т. д.), а уехала служить в Ленинград в театр к Грановской Е. М. Была я и в Париже (30-е годы), Берлине, Риге, была всю жизнь в актёрской, писательской среде. Есть у меня много фотографий всех периодов моей жизни. В 1960 году я издала книгу об Иване Владимировиче Мичурине. Это художественная повесть о нашем Козлове и об Иване Владимировиче. Книжку эту я подарила Ивану Степановичу. Вы можете с ней ознакомиться. Семья моя, отец, мать, братья – коренные жители Козлова. Брат мой Сергей Фёдорович Корнилов был администратором театра в Козлове 25 лет и умер на этом посту. Может быть, Вы его и знали?»

О своём брате в 1966 году в «Мичуринской правде» М. Ф. Корнилова писала следующее: «Брат мой, Сергей Фёдорович Корнилов, прослужил в козловском театре бессменным администратором с 1915 года по 13 января 1941 года, отдав театру больше 27 лет. Театр был его жизнью. Необычайно добрый, отзывчивый, энергичный человек, он “болел” не только за артистов и спектакли, но и за всех служащих, был им друг и брат, советчик и опекун, самый родной человек. В трудные первые годы революции он добывал топливо и для артистов, и для театра, пайки и квартиры, устраивал артистам выездные спектакли за хлеб, пшено в глубь района. В городе его все знали и очень любили. На 25-летнем юбилее театра поднесли Сергею Фёдоровичу самовар с трогательной надписью: “От благодарных сограждан”. 13 января 1941 года театр осиротел. Сергей Фёдорович Корнилов внезапно скончался от разрыва сердца. Хоронил его весь город…»

«Иван Владимирович Мичурин был другом моего отца, тоже страстного садовода, а я с пяти лет ходила с отцом в его волшебный сад. Одно время две зимы жил у нас на квартире К. А. Федин. На протяжении моей жизни и по сегодняшний день мы встречаемся часто. У меня есть прекрасные фотографии Федина, мне подаренные. Моим мужем (1927–48 гг.) был поэт С. Я. Алымов, книги которого и фото тоже могу прислать. Он бывал со мной в Козлове».

Это был уже её второй брак. После Октябрьского переворота, во время Гражданской войны, Мария Фёдоровна уехала в Киев, где с приходом красных служила в театре Красной армии. В 1919 году она вышла замуж за Михаила Вавельберга и уехала из Киева. В 1920 году у них родилась дочь Ирина. Вернувшись в Москву, актриса снова поступила в театр, но уже осенью мужа мобилизовали на службу в армию, откуда он не вернулся. Летом 1924 года Мария Фёдоровна, оставив дочь на воспитание родителям в Козлове, уехала в Париж, где пробыла всего год. Вернувшись в столицу, она снова стала служить в театре, теперь уже у Корша. Так было до 1927 года, пока она не встретилась с поэтом С. Я. Алымовым, за которого и вышла замуж 27 июня 1927 года.

Сергей Яковлевич Алымов родился 29 марта (10 апреля) 1892 года в селе Славгороде Харьковской губернии Ахтырского уезда. Сергей Яковлевич принадлежал к старому дворянскому роду. Однако о своей семье он писал мало, известно только, что маму звали Вера Ивановна Алымова, а брата – Михаил Яковлевич. С. Я. Алымов поступил в Харьковское коммерческое училище, однако учёбу не закончил, поскольку был исключён в 1908 году, по его словам, за революционную борьбу с ненавистным царизмом.

Сергей Федорович Корнилов, местный театральный деятель

Юношеская революционная борьба в среде анархистов для Алымова закончилась арестом и тюрьмой. В марте 1911 года он был приговорён Харьковской судебной палатой к каторге, откуда бежал прямиком в Австралию. Там он работал грузчиком, землекопом, лесорубом, мясником на скотобойнях, чистильщиком сапог при гостинице, на рыбных промыслах, резал сахарный тростник. Позже, посещая вечерний университет, слушал лекции по архитектуре, начал писать стихи и сотрудничать с русской и австралийской прессой.

В июле 1917 года вместе с другими политэмигрантами Сергей Яковлевич выехал из Австралии на Дальний Восток. Жил в Маньчжурии (Харбин), занимаясь литературой, путешествовал по Китаю и Японии. В 1920 году выпустил книгу стихов «Киоск нежности».

В 1926 году Алымов приехал в Москву и начал сотрудничать с московскими журналами и газетами. Он написал сценарий фильма «из корейской жизни» «Клеймо креста», роман «Нанкин-Род», ряд рассказов и очерков «из китайской жизни», стихи и поэмы на разные темы. Побывав в Туле и познакомившись с оружейниками и историей города, Сергей Яковлевич приступил к работе над поэмой «Оружейники», которую с перерывами писал до Великой Отечественной войны, печатая отдельные законченные части.

С основания в 1928 году Краснознамённого ансамбля песни и пляски Красной армии под руководством А. В. Александрова Алымов стал одним из его постоянных авторов. На его слова писали песни самые известные композиторы того времени – М. Блантер, И. Дунаевский, А. Новиков, К. Листов, а исполняли наиболее популярные певцы – Павел Лисициан, Сергей Лемешев, Георгий Виноградов, Владимир Бунчиков, Надежда Обухова и другие. Названия этих песен широко известны советскому читателю: «Баллада про казачку» (М. Блантер), «Вася-Василёк» (А. Новиков), «Думка» (К. Листов), «Под луной золотой» (И. Дунаевский), «Пути-дороги» (И.  Дунаевский), «Размечтался солдат молодой» (А. Новиков), «Самовары-самопалы» (А.  Новиков), «Сталинский закон» (М. Блантер), «У криницы» (А. Новиков), «Хороша ты, Москва» (А.   Новиков), «Чудо-городок» (И. Дунаевский), «Хороши весной в саду цветочки» и некоторые другие. В соавторстве с Александром Васильевичем Александровым Алымов написал такие популярные в своё время песни, как «Бейте с неба самолёты», «Песня о Сталине» и другие. Алымову принадлежит также литературная обработка песни «По долинам и по взгорьям», написанной П. С. Парфёновым.
В начале 1930-х Алымов был арестован и отправлен в исправительно-трудовой лагерь «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина». В лагере Алымов редактировал газету для заключённых «Перековка», писал заметки и стихи, составил словарь блатного жаргона. В 1933 году Алымова ввели в состав группы советских писателей, перед которыми была поставлена задача – написать книгу о строительстве Беломорско-Балтийского канала. Такая книга вышла в 1934 году под названием «Канал имени Сталина». Благодаря заслугам в деле перевоспитания заключённых Алымов был досрочно освобождён.

Погиб в автодорожном происшествии 29 апреля 1948 года.
Ради мужа Мария Фёдоровна оставила работу в театре и стала литературным секретарём Алымова. После ареста мужа не отреклась, не бросила, всеми силами поддерживая его, писала: «Целую крепко, твоя вся Маша. Будь бодр – телеграфируй точный адрес. Надейся только на хорошее. Я никогда тебя не оставлю и всё сделаю, что ты просил… Крепко целую. Устраивайся, и я к тебе приеду – если тебе нужно и ты этого хочешь. Меня не пугают быть с тобой никакие сроки – только бы с тобой, ибо без тебя нет ничего: ни радости, ни улыбки, ни счастья… Я испытываю невыносимые муки за тебя. Целую, обнимаю всего. Я знаю, что ты чист, благороден и честен. Помни, твой дом всегда у меня, где бы я ни была, и всю жизнь – как всегда, я отдам тебе». В 1971 году переданные ею в РГАЛИ документы, рабочие записи, фото и дневники составили основу личного фонда С.  А. Алымова.
«В общем, если идти по моей жизни – материалов для музея много. Но интересно ли это всё для Вас? Если да, то я напишу свою биографию, копию для Ивана Степановича в журнал, и пришлю Вам, а фото буду переснимать. Вот Вы и напишите мне, уважаемый Анатолий Васильевич, надо или нет. После Вашего ответа в течение месяца выполню всё. Сейчас я занимаюсь только литературным трудом, летом пойдёт в газете «Литературная Россия» моя новая повесть «Туристка». Сейчас заканчиваю ещё книгу. После смерти С. Я. Алымова (1948 г.) я вышла замуж тоже за писателя, историка и международника Мих. Сем. Гус. Так что у меня три фамилии, хотя по паспорту я – Гус, но издаюсь под фамилией Корнилова, а в Союзе писателей меня все по старой ещё памяти называют и Алымовой».

Третий муж М. Ф. Корниловой, Михаил Семёнович Гус, родился в 1900 году на Украине, учился в гимназии в Николаеве, в Киевском университете. В 1919 году начал работать в печати, в начале 1920 года вступил в Коммунистическую партию. Работал редактором газет, был политработником Красной армии, преподавал в институте журналистики. В 1931–1941 годах выступал как литературный и театральный критик в «Литературной газете», «Советском искусстве», «Красной нови» и других изданиях. С начала войны работал во Всесоюзном радиокомитете. В 1945–1946 годах руководил специальным Бюро Всесоюзного радио на процессе в Нюрнберге. Выпустил книги «За кулисами второй мировой войны» (1947) и «Американские империалисты – вдохновители мюнхенской политики» (1951). Книги переведены в нескольких зарубежных странах. Последние годы много работал как критик и литературовед. Вышли книги «Гоголь и николаевская Россия», «Искусство и демократия», «Идеи и образы Достоевского», «Литература и эпоха».

«Итак, жду от Вас ответа. Иван Степанович был у меня 2 раза, я обещала принять участие в праздновании 50-летия театра, т. е. написать о нашем театре, стены которого видели в мои гимназические годы почти всех знаменитостей, кроме Шаляпина, Собинова и Неждановой. В те годы театр был – великолепный. С уважением приветствую Вас, Мария Корнилова».

Странно, но Парамонов не написал Корниловой. Видимо, не посчитал её воспоминания интересными. Ведь в то время музей занимался больше показом достижений социалистического развития, а не изучением истории родного города. Скажете: конечно, с высоты сегодняшних дней легко критиковать старых работников музея. И, возможно, будете правы. Наверное, в то время это была единственная возможность дать жизнь и развитие провинциальному музею.

Письмо второе. «24.08.63 г. Москва. Уважаемый Анатолий Васильевич! Посылаю Вам в музей – мою книгу «Катя из Мичуринска» (В фондах музея я этой книги не нашёл, а вот фотографии иллюстрируют мою статью. Надеюсь, что это они. – О.С.), а также свою автобиографию и фото. От Вас я не получила ни одного письма, но думаю, что моим дорогим согражданам козловским будет интересно поглядеть на писательницу, выросшую на козловской земле. Кроме того, я посылаю Вам фото моего покойного брата, которого, может быть, Вы даже и знали? Я посылаю Вам все материалы через Ивана Степановича, потому что для козловской газеты (к юбилею театра) я написала небольшую статью-воспоминание, а для Ивана Степановича посылаю ещё кое-что – что, может быть, будет интересно и для Вас. Вы можете прочесть у него. Брат мой служил в гортеатре 27 лет, и его знал весь город – поэтому прошу Вас включить его фото в экспозицию по театру. Если же всё это Вам не подойдёт – передайте Ивану Степановичу, а он при случае пришлёт мне. У меня есть ещё уникальные фото К. А. Федина, который жил у нас в доме 2 года, кончая коммерческое училище. Если нужно, то я могу написать о нём и прислать фото его, но они к Козлову не относятся, а дата их более поздняя. Думаю, что Вы всё же мне ответите. С уважением приветствую Вас, Мария Корнилова. Мой адрес: Москва, а-319, ул. Черняховского, д. 4, кв. 69. М. Ф. Корниловой».

Совсем по-другому отреагировала газета «Мичуринская правда», в которой появляются статьи М. Ф. Корниловой «Мичуринские саженцы» (29.09.1963, № 193), «Здесь жил Константин Федин», «В гостях у волшебника» (22.11.1963, № 231). 20 октября 1963 года вышла заметка И. С. Никулина «Катя из Мичуринска».

В 1959 году Мария Фёдоровна начала работу над автобиографическими записками, которую завершила в 1970 году. В них есть глава «Что доброго я сделала в жизни», где она перечисляет свои добрые дела: не брала у родителей денег на учёбу в Москве, зарабатывала сама, работая в суде для малолетних преступников. Работа заключалась в том, чтобы ездить по Москве с опросными листами, собирать данные о детях, вернувшихся из домов заключения («домзаков»). Для юной девушки это оказалось очень нелегко.  Семьи, как правило, были неблагополучными, и однажды во время обхода её чуть было не убили… Будучи замужем, выписала из Козлова младшего брата, устроила его в техникум при Тимирязевской академии, который он, с помощью Марии Фёдоровны, окончил и уехал работать «в Брянские леса».

Она вспоминает ещё несколько добрых дел. Во время работы в театрах помогала младшей сестре Варваре, «которая была одета и обута с ног до головы мною и на мои деньги, ибо отец был уже стар». В первые годы революции, когда страна бесконечно обнищала и отец жил тем, что продавал с лотка всякую мелочь, снабжала его товаром, в том числе посылала продовольствие. Она много помогала родителям и позже, ведь они воспитывали её дочь Ирину. Помогала и старшему брату, посылала ему костюмы и пальто…
Мария Фёдоровна Алымова-Гус (урождённая Корнилова) умерла в 1972 году. Похоронена на Новодевичьем кладбище рядом с С. Я. Алымовым. Здесь же покоится и Михаил Семёнович Гус (1900–1984).

Олег Сазонов,
директор Мичуринского краеведческого музея

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *