Ветры дальних странствий. ЭКВАДОР

Анды, экватор, Эль-Ниньо и Галапагосы,
Кофе, бананы, суда, паруса и матросы.
А над вершинами гор
Звёзды ведут разговор –
Ты посмотри, как прекрасен ночной Эквадор.
Евгений Светланин

Честно говоря, попасть в Америку мне захотелось с тех пор, как я прочитал первую книгу об индейцах Фенимора Купера. Было это, страшно подумать, лет эдак больше сорока тому назад. (Тогда, правда, я ещё не знал, что со временем стану альпинистом СССР и тем более инструктором по стенным альпийским восхождениям ФРГ и всё произойдёт несколько иначе, чем я тогда мог предположить.) Но как-то всё не складывалось: то железный занавес, то ещё какая-нибудь напасть типа семьи, детей, тёщи. Мечтам, однако, как известно, свойственно реализовываться, главное – мечтать.

Примерно в середине октября решение было принято и закреплено заказом билетов в самую экваториальную страну мира, если точнее – в её столицу Кито (Quito). После этого началась теоретическая проработка темы: поиск информации, гайдбуков, карт и их изучение с целью составления оптимального плана по вторжению в дикий, не познанный ещё нами мир диких обезьян и индейцев племени инков. План решили составить настолько плотным, что любая задержка с проволочкой влекла за собой автоматическое вычёркивание одного из мероприятий. Что, кстати, у нас и произошло, причём самым непредвиденным и никчёмным образом.
Параллельно с теоретической подготовкой к встрече с терра инкогнита мы вели и практическую, регулярно вознося бренные тела на ближайшие из окружающих нас альпийских вершин, а также получая всяческие прививки от мудрёных тропических болезней типа жёлтых и не очень лихорадок. Помимо обычного для альпинистов средней полосы снаряжения, тропические страны, как оказалось, требуют дополнения в виде резиновых сапог и непромокаемых плащей. Каковые и были своевременно закуплены и приторочены к рюкзакам, всем на обозрение, вызывая глупые улыбки да ещё более глупые вопросы. Народ почему-то думал, что мы собрались на рыбалку. А какая может быть с немецким другом Гюнтером рыбалка, если он вообще не пьёт, даже пива? С ним можно только на гору лезть.


Время «Ч» неумолимо приближалось.
И в конце концов приблизилось к 3 часам утра 25 декабря 2016 года. Здесь будет уместным ещё раз поблагодарить моего зятя Николая, взявшегося отвезти нас к самолёту в Цюрихский аэропорт. (Кто не в курсе, 25 декабря – католическое Рождество, и народ после святого вечера обычно не в том состоянии, чтобы куда-то ещё ехать.) Перелёт до самого Кито происходил без каких-то особых приключений, в порту нас уже ожидала машина из отеля, выбранного по гайдбуку горновосходителей швейцарского автора. Примерно к середине ночи с 25 на 26 декабря мы благополучно заселились в комнату недорогого отеля La Auberge (10$ с носа).

* * *

Утром, пока завтракали, обсудили план дальнейших действий. Решили начать с топографических карт, которые в Эквадоре можно было купить только у военных в Географическом институте.
Долго смотрели на план города, думали, как туда добраться, но так ничего путного и не придумав, спросили у хозяина отеля. Оказалось, институт находится за ближайшим углом в пяти минутах ходьбы. Обрадованные таким удачным географическим расположением, направились выполнять намеченные планы. Но оказалось, что 26 декабря, хотя этот день и считается официально рабочим, половина, а может и больше, китян работать не хотят, в том числе и государевы люди.
Удивило множество маленьких магазинчиков и отсутствие больших маркетов, где в одном месте можно было бы закупиться на несколько дней. Ещё большее удивление, на наш европейский взгляд, вызвали работающие в праздничный день магазины по продаже стиральных и швейных машин. Вероятно, китяне такие вещи покупают исключительно в праздничные дни. Всё это празднество охраняло несколько полицейских подразделений. Передвигались они, следя за порядком, на всех возможных видах транспорта, от коней до мотоциклов, авто и даже сегвеев. Пока мы лениво попивали эквадорский кофе в итальянском кафе, одна девушка-полицейский раз 15 прокатилась на сегвее мимо нас, бдительно неся службу и заодно демонстрируя свои прелести в обтягивающих штанах и френче. Однако на этот раз мы с Гюнтером остались непоколебимы и старательно делали вид, что нас интересуют исключительно архитектурные памятники столицы. Поди узнай, как у них наказывается приставание к девушкам в форме. Хорошо если отделаешься денежным штрафом и ударом дубинкой, а то раз-два – да и в тюрьму.


К вечеру пришлось срочно корректировать план. Решили немного размяться и начать акклиматизацию к высоте. Обычно народ выбирает себе вершину попроще и идёт акклиматизироваться на Печинчу, куда ещё можно подъехать на канатке. Но Гюнтер начитался обо всех опасностях, подстерегающих мирных горновосходителей в Южной Америке, и где-то вычитал, что на дороге к этой вершине путешественников грабят во­оружённые бандиты. И чтобы не портить себе отпускного настроения, я согласился с ним пойти на Пасачоа. Немного дальше, зато спокойней. Добираться к началу маршрута нужно было часа два, поэтому встали пораньше и в 6 утра уже стояли на остановке «троллейбуса». Троллейбусом в Кито называют двух- и даже трёхсекционный автобус, передвигающийся по выделенной полосе. Собственно, особенного выбора в средствах передвижения у нас не было, троллейбус в Кито – самый быстрый вид транспорта. Остановка представляет собой стеклянный домик с кассиршей, охранником, турникетом и без каких-либо расписаний движения. Дальше нужно было ехать на джипе-такси к началу маршрута. Так как Гюнтер выбрал эту гору, то я ему и доверил про неё читать и выбирать маршрут. На нашу беду, Гюнтер взял с собой две книжки с описанием маршрутов, книжки малость не совпадали между собой, тем не менее он каким-то образом их скомбинировал. Сказал что-то по-испански водиле, и тот нас повёз. В какой-то момент остановил авто рядом с уходящей вверх тропой, сказал, что нам туда, отдал рюкзаки и умотал. Нам его рожа сразу не понравилась, и мы ему не поверили. Поэтому вначале, примерно около девяти утра, мы пошли, но не по тропе, а в левую сторону от неё, куда влекла нас GPS. Через полчаса уткнулись в фермерское хозяйство, вокруг паслись ламы и лаяли собаки.


Спросить не у кого, и мы вернулись обратно к месту высадки. Часов в 10 мы маршрут действительно начали, и именно по тропе, указанной водителем, хотя она сильно не совпадала с треком на GPS-ке. В отличие от привычных Альп, здешние тропы указателями не изобиловали, вернее, они здесь совсем отсутствовали.
Как потом оказалось, это был самый длинный и трудный путь на Пасачоа. К 15 часам я вылез на вершину, на которой уже замерзал радостный Гюнтер, он там успел поговорить ещё с какими-то немцами, которые объяснили ему дорогу вниз.
В ту сторону мы и начали спуск, Гюнтер впереди, я чуть позади, и так бежали до тех пор, пока на полном ходу не уткнулись в болото, а потом ещё и в забор с колючей проволокой.
Стало понятно, что идём мы не совсем верной дорогой. Нужно было спуститься по склону, покрытому травой, под названием парамо. Его с завидным постоянством пересекали заборы всё с той же колючей проволокой, каждый раз приходилось через них перелезать с большой осторожностью. Примерно на 15-й раз проволока не выдержала, и я всей своей упитанностью рухнул на её колючки. Где-то к 19 часам в душу начало проникать подозрение, что мы можем не успеть на последний автобус. Перспектива ночевать под кустом не радовала, если не сказать ещё хуже. Кругом шлындали злые голодные собаки, и что им захочется откусить у мирно спящих горновосходителей – только им и ведомо. Заметно прибавив скорости, мы всё же попали на какой-то автобус, который нас куда-то привёз, там мы пересели ещё в один автобус, который нас долго возил, кондуктор допытывался, куда нам всё-таки нужно попасть, выяснил, что нам с ним не по пути, и в каком-то месте нас высадил.

Следующим делом была закупка газовых картушей для газовой горелки. Их мы приобрели в первом же попавшемся магазине туристско-альпинистских товаров – сразу четыре штуки с запасом на случай непредвиденных обстоятельств. Заодно выяснили, что недалеко от магазина есть инфоцентр для туристов, который оказался городской администрацией. Своими вопросами Гюнтер поставил в непроходимый тупик несчастного работника центра, и тот, не справившись с задачей, вызвал подкрепление в виде молодой прехорошенькой юной особы, владеющей английским, да к тому же ещё и скалолазки. При виде столь очаровательного создания мы напрочь забыли, что хотели узнать. Но каким-то образом всё же выяснили, что все автобусные фирмы здесь частные и ездят как и куда захотят, и администрация не владеет расписаниями их движения. Закончив с этим делом, вышли, переполненные информацией, на шумную жаркую улицу.
На улице активисты протестовали против ущемления прав индейцев Амазонии. Протестующие что-то пели и скандировали, народ вокруг, как и мы, с любопытством наблюдал за происходящим. Рядом стояли полицейские, изнывающие от жары под защитными жилетами, с касками и дубинками, числом раза в два превосходящие протестующих. Но никак не реагировали. Вероятно, благодаря большему числу блюстителей порядка всё закончилось мирно. И, надеюсь, индейцам теперь живётся значительно лучше.

* * *

Вулкан Сумако, расположенный посреди амазонской сельвы, своей верхней точкой достигает, согласно Википедии, высоты 3990  м (по другим данным, 3730 м) над уровнем моря. Интересен он нам был тем, что с его вершины можно было обозреть, при наличии везения, половину Амазонии, причём во все стороны сразу.
Специально для воплощения в жизнь этой затеи мы и тащили с собой почти через полмира резиновые сапоги, следуя рекомендациям всех книжек, прочитанных нами. Для того чтобы добраться к подножию вулкана, нужно было доехать до города Тена, расположенного уже по восточную сторону Анд, и оттуда ехать дальше в деревню Wawa Sumaco. Отыскали нужный автобус, который, несмотря на цену билета всего в 7$, оказался довольно комфортабельным, с видео и музыкой, причём песни исключительно латино, на их родном испанском. Народ развлекался в пути покупкой всякой еды, предлагаемой продавцами-лоточниками. Мы, из опасения за наши европейские желудки, от такого навязчивого сервиса отказались. Автобус пересёк автобан Пан-Америка и довольно шустро стал набирать высоту, пока не добрался до перевала на высоте 4000 метров, где мы удивились наличию хороших дорог на такой высоте, невиданной для многих стран. Ещё больше удивило наличие велодорожек, хотя велосипедистов мы не заметили.

В Вава Сумако нас высадили прямо напротив дороги, ведущей к деревне Pacto Sumaco (1486 м над уровнем моря), откуда, собственно, и начинался наш трекинг к горе.
Проснувшись ни свет ни заря, в 5:45 утра, с щемящим чувством – сегодня в дорогу, в заветный трекинг, – осторожно вылезли наружу.
В 6:30 встретились с гидом у знакомой нам местной поварихи за завтраком. Кормила она нас чем-то местным, съедобным, но, честно говоря, у меня получается значительно вкуснее.
Дорога затейливо вилась между плантациями, разбитыми безо всякого плана, как бог на душу положит. Благодаря промышленным вырубкам амазонских лесов дорожка была вымощена чурбаками, что заставляло нас комично, как японские женщины, семенить по ним, чтобы не попасть ногой в дырку между брёвнами. Проводник Хосе периодически делал неожиданные повороты между огородами и в конце концов вывел нас на тропу, ведущую в направлении, совпадающем с показаниями компаса.
Через некоторое время вышли к границе Нацпарка, откуда начиналась настоящая нетронутая амазонская сельва с диким зверьём и не менее дикими птицами. Словно подтверждая название «дождевой лес», с неба полило, и так лило, пока мы не дошли до второй хижины. По пути нам встретился странный человек лет 30–35, в сандалиях, шортах, футболке и с маленьким рюкзачком – с таким я выхожу из дома погулять часа три по лесу. В процессе короткого диалога выяснилось, что он чех, идёт от второй хижины и его снаряжение немного не подходит к этому туру. Нас он спросил, далеко ли ещё до первой хижины, потому что дальше первой, судя по его состоянию, он бы никуда не дошёл. Гюнтер вообще поначалу решил, что парень обкуренный или объевшийся коки, уже потом дошло, что это классический пример поговорки о дурной голове и ногах. Мы оказались настолько удивлены появлением этого персонажа, что оба забыли запечатлеть его для истории, о чём потом, конечно, сожалели. Ещё часа через два, а может, и три, уже изрядно намокшие, несмотря на бундесверовские плащи-пончо и резиновые сапоги, встретили целую группу немцев пополам со швейцарцами. Выглядели они получше первого удивительного человека, но вид имели не самый свежий. Выяснилось, что вчера они тоже решили пойти сразу ко второму приюту и дошли, потратив на это 11 часов, достигнув его в ночной темноте. Видимо, потратив на первый этап все имеющиеся в наличии силы, они не рискнули идти
к вершине и приняли мудрое решение вернуться назад, в цивилизацию. Нас, однако, как бы нехорошо это ни звучало, это обстоятельство порадовало, потому что означало свободную хижину в полном нашем распоряжении. К 15:30 мы добрались ко второй хижине.

* * *

Среди ночи, как, впрочем, и в других частях света, наступил последний день года, вернее сказать, последние сутки. Темень, обволакивающая всё в хижине, не позволяла без фонаря вылезти из спальника, не то что найти нужные предметы. Однако, по нашим сведениям, почерпнутым из умных книжек, с утра погода, как правило, бывала немножко лучше и суше, поэтому мы вылезли, собрались и в темноте, со звёздами-фонарями во лбу, двинулись на штурм. Часы показывали 6:45, что показалось странным: в это время уже обычно приходит день.


Впереди, размахивая мачете, как потомственный казак на Дону – саблей, налево и направо, в зависимости от того, с какой стороны рос очередной бамбук или ещё какая-нибудь растительность вроде лианы, шагал Хосе.
За ним, стараясь не потеряться в этих непроходимостях и не поскользнуться на раскисшей от дождя тропе, двигались мы с Гюнтером. Иногда старание не помогало, и тогда после звонкого чвакания, вызываемого контактом падающего тела с поверхностью, в воздухе раздавались грязные ругательства на немецком или русском.
Часа через два, примерно в 9 утра, достигли третьей хижины, она была оборудована несколько хуже второй, к тому же вторая была поуютнее.

Хосе с надеждой в голосе спросил, не хотим ли мы, в связи с такими неблагоприятными погодными условиями, повернуть назад. Но нас было не остановить: мы уже почуяли добычу, вершина вот-вот будет наша. И Хосе, окончательно смирившись со своей горькой судьбой, натянув на себя рыбацкий непромокаемый костюм, под гнетом профессионального долга повёл нас дальше, к вершине.
Показалось, что метрах в трёхстах по кратеру вулкана камни лежали несколько выше. Прошли туда – оказалось, что не выше. Видимо, автоматическая метеостанция, стоящая в этой точке, оптически обманывала нас.
В 11:10 наше упорство вывело нас на вершину, хмеля головы и поселяя в сердце лёгкую зависть к тем, кто ещё здесь не бывал.
К 17:15 спустились к хижине номер два и, переодевшись в сухое, стали готовиться к прощанию со старым и встрече нового года. У меня было с собой кое-что, правда в количестве 200 граммов и, как оказалось, на двоих, потому что Хосе тоже был выпить не дурак, несмотря на юные годы. В качестве праздничной закуски на столе дымились макароны с тунцом, подчёркивая суровость обстановки в отсутствие прекрасных дам. Оба моих товарища понятия не имели о тостах, и мне пришлось всё празднование брать в свои руки и заполнять паузы между едой и напитками соответствующим моменту словоблудием. До 12 ночи сидеть сил не было, песни не пелись, выпивка кончилась. Решили прилечь, а в полночь проснуться и поприветствовать новый год…

Владимир ЮРЧЕНКО
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *