«Если ты православный, почему не свидетельствуешь об этом?..»

Епископ Кронштадтский, вика-
рий Санкт-Петербургской епархии Назарий (Лавриненко)

Ваше Преосвященство, 3 марта 2019 года исполнилось 34 года Вашего служения в священном сане. Почему Вы решили стать священнослужителем? Как Вы приняли это решение?

– Я родился на Черкасчине в 1952 году, во времена Сталина, потом пришла пора хрущёвской «оттепели». Наш край в религиозном отношении считался богатым, поэтому советская власть обратила на него особо пристальное внимание. После того как «представители трудового народа» разобрали храм в нашем селе, осталась практически одна на район действующая церковь, стоявшая в соседнем селе. У меня в семье никогда не было священников, правда, по маминой линии дедушка был церковным старостой. Отец не был атеистом, но война наложила на него отпечаток особой суровости. Вообще среди родни рьяных атеистов не было. Семья жила традиционным крестьянским укладом.
Мама была человеком церковным, старалась храм посещать, и я вместе с ней. До 2-го класса я с мамой всегда в церковь ходил. А в 1960 году меня, второклашку, на Пасху поймали комсомольцы и сельские активисты и в школе выстригли крест на голове, чтобы дети имели возможность поиздеваться над верующим мальчишкой. И хотя мало кто из одноклассников мне досаждал, это оставило след в душе на всю жизнь. После этого случая мои свободные хождения в храм прекратились. В школе меня прозвали «святошей», в чём можно усмотреть промысел Божий, ведь, когда много лет спустя меня постригали в монашество с именем Назарий, в этот же день праздновалась память преподобного Николы Святоши, князя Черниговского.
Я всегда интересовался историей Церкви, а первые сведения о ней черпал из «Справочника атеиста» или «Забавной Библии» и прочих книг, читал между строк, старательно извлекая тексты в кавычках, выдержки из Священного Писания. Ещё в детстве, взяв такую атеистическую книжку в библиотеке, читал своей маме фрагменты Библии церковным речитативом. После окончания школы я поступил в Крымский сельскохозяйственный институт. Правда, хотел-то я овладеть другой профессией – врача, но, когда узнал, насколько огромный конкурс в Симферопольский медицинский институт, поступать туда не решился.
Атеизм в курсе марксистско-ленинской философии я сдавал на «5», потому что знал всё, о чём там рассуждается, из практической жизни. Как сейчас помню, на экзамене попался вопрос «Народные традиции праздника Преображения Господня». Я экзаменационной комиссии так красочно рассказал, как яблоки да виноград освящают, что мне сразу «отлично» поставили.
Свободно в храм я стал ходить только после переезда в Киев, уже после службы в армии. Сразу пошёл петь в церковный хор. Параллельно трудился младшим, потом старшим научным сотрудником в ботаническом саду Академии наук Украинской ССР. Начал работать над кандидатской диссертацией в области селекции. Наступили брежневские годы, наука стала никому не нужна, все усилия агрономов пропадали втуне. В 1981 году у меня созрело решение поступать в духовные школы, хотя мне было уже около 30 лет. Я сознательно выбрал ленинградские духовные школы, так как тогда бытовало мнение: в Москве – молятся, в Одессе – работают, а в Ленинграде – учатся. Так я попал в город на Неве.
Как видите, никаких чудес в моей истории выбора жизненного пути нет, просто в детстве было посеяно Божье слово, которое в своё время проросло.

С 1997 года Вы являетесь наместником Свято-Троицкой Александро-Невской лавры. За это время лавра преобразилась. Однако, к сожалению, многие проблемы до сих пор не решены. Лавре так и не вернули серебряную раку святого благоверного великого князя Александра Невского. Вопрос с передачей лавре Благовещенской церкви очевидно затягивается. Какие ещё проблемы требуют решения?
– То, что Благовещенская церковь до сих пор не возвращена Александро-Невской лавре, – это важнейший и наиболее тревожащий меня вопрос. Благовещенская церковь – неотрывная часть лаврского ансамбля, кроме того, её верхний храм освящён во имя святого благоверного князя Александра Невского. Получается, что в Александро-Невской лавре нет престола в честь её небесного покровителя, потому что этот престол находится сейчас в ведении музея городской скульптуры. Нижний храм церкви ­освящён в честь Благовещения Пресвятой Богородицы – этот церковный праздник фактический и символический день рождения лавры, потому что первая служба в Троицком монастырском храме была на ­Благовещение в 1713 году.
Фасады Благовещенской церкви находятся в плачевном состоянии, её внутренняя реставрация была проведена не на должном уровне. Кроме того, среди экспонатов на втором этаже церкви расположены лишь памятники и ­надгробия, принесённые туда с кладбищ, – то есть движимые «экспонаты». На первом этаже действительно существуют могилы и их надгробия – но ведь захоронили этих выдающихся людей всё-таки в храме, и именно поэтому их прах оказался тут. Никто из умерших не «мечтал» быть похороненным в музее. Когда речь идёт о возврате храма, противники этого ссылаются на Закон о неделимости музейных фондов, им не важно, что под «музейными» плитами лежит прах великих людей России. Со стороны сотрудников музея даже звучали совершенно дикие рассуждения о том, что в случае его переезда они должны будут «забрать с собой надгробные плиты», и сетования, что это потребует огромного количества денег. Оказывается, и в наше время можно рассуждать и делать так, как делали большевики-революционеры при разграб­лении лавры, поругании храмов и создании из них музеев. Ведь многие надгробия в этот музей перенесены с могил, и поэтому многие захоронения известных людей затерялись. Те, кто знал, что его похоронят в лавре и лаврских храмах (что было чрезвычайно почётно), и родственники почивших – все были уверены в том, что эти могилы не зарастут тернием забвения и об упокоении душ погребённых здесь людей будут молиться насельники монастыря. Я считаю, что не место могилам быть в музее, по-моему, это тихое кощунство. Поэтому я принципиально настаиваю на возвращении Благовещенской церкви монастырю.
Ещё в 2013 году бывший вице-губернатор Василий Иванович Кичеджи во всеуслышание заявил, что вопрос с Благовещенским храмом будет решён. Нам жаль, что он теперь этим вопросом по долгу службы не занимается.
Недавно Музеем городской скульптуры были наконец-то выполнены капитальные работы по реставрации Лазаревской усыпальницы в лаврском некрополе. Если говорить о восстановлении полной справедливости, то и Тихвинскую, и Лазаревскую кладбищенские церкви в принципе нужно передавать лавре со всеми некрополями. Здесь захоронены выдающиеся люди, которые достойны почитания потомков и сугубой, монашеской молитвы.
В Эрмитаже находится не только серебряная рака благоверного князя Александра Невского, но и знаменитая «Малахитовая сень» из нашего Свято-Троицкого собора. В Русском музее к 1000-летию крещения Руси было взято для украшения интерьеров Свято-Троицкого собора 17 картин-икон, до переворота 1917 года принадлежавших лавре, и теперь мы каждый год отчитываемся в их сохранности – они до сих пор не наши. Тем не менее за сохранность шедевров мы отвечаем, у нас достаточно своих специалистов-реставраторов, так что мы бережно ухаживаем за художественными ценностями. Не так давно мы возвратили одну из картин Угрюмова «Въезд святого благоверного князя Александра Невского в Псков» в Русский музей по их просьбе. При этом музей написал за свой счёт точную копию этой картины и передал лавре. Этот факт доказывает, что и музеи, и Церковь могут находить компромиссы для взаимной пользы.

К 300-летию лавры был подготовлен ряд новых книг, среди которых – альбом-энциклопедия «Во имя святого князя». Идея создания альбома принадлежит Вам, три года Вы собирали материал для этого уникального издания. Расскажите, чем дорога Вам эта книга?

– К юбилею лавры вышла первая часть энциклопедии «Во имя святого князя». Второй том выйдет в мае-июне текущего года. Сейчас в работе третий том издания.
Идея сборника зародилась давно, когда страна выбирала «Имя России». Я скептически относился к шоу «Имя России», но когда увидел участие в нём Святейшего Патриарха, решил, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы имя святого благоверного князя Александра Нев­ского победило, и задумался, как ещё можно подтвердить его значение для России.
Не за горами великое событие – празднование в 2021 году 800-летия со дня рождения святого князя Александра Невского, которое будет проходить на общегосударственном уровне. Я, в свою очередь, хотел обязательно чем-нибудь почтить память великого святого. И пришла мысль узнать, сколько храмов во имя Александра Невского было и есть в России? Я стал собирать сведения о храмах, стоящих или стоявших на просторах русской земли, – так родилась эта книга, первую часть которой мы уже издали.
Во второй части будут систематизированы сведения о храмах во имя Александра Невского на территории современных Беларуси, Украины и во всём мире. В первом томе опубликованы данные о шестистах храмах, во втором томе – чуть меньше, а в третьем томе разместятся сведения об утраченных церквях, это будет своеобразный мартиролог. Может быть, когда-нибудь у того, кто будет просматривать его страницы, родится желание отреставрировать или восстановить один из этих храмов.
Конечно, с такой масштабной работой невозможно справиться в одиночку, у меня есть помощники – около 120 человек мне помогали собирать фотоматериалы. Мы стремимся, чтобы этот трёхтомник стал настоящей энциклопедией по храмам, посвящённым великому благоверному князю Александру Невскому, нашему небесному покровителю.

18 ноября 2008 года Епархиальный совет и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир одобрили Ваше ходатайство о возрождении деятельности Александро-Невского братства. С его основания прошло почти 710 лет. Что собой представляет Братство, чем оно занимается, какие перед ним сегодня стоят цели?
– Мы возродили Братство в то время, когда началась интенсивная подготовка к 300-летию лавры, и поэтому братчики не раскачивались, а сразу занялись живым делом. В работе люди знакомились, у них завязались дружеские, братские взаимоотношения. Основные направления деятельности Братства: организация музыкальных фестивалей, общественно-церковных мероприятий, крестных ходов, работа с молодёжью, помощь в восстановлении храмов.
Нам удалось зарегистрировать Братство как общественно-патриотическое движение, и мы стали участвовать в конкурсах на получение грантов от комитета по делам молодёжи, комитета по культуре. Присоединяя к ним наши небольшие средства, мы смогли проводить довольно представительные мероприятия международного уровня, в которых принимают участие представители не только России, но и Беларуси, Украины, Германии и даже православные из Америки.
Так как я руковожу Братством, то всегда стараюсь, чтобы тот план действий, который мы утверждаем на год, был очень реальным, чтобы мы могли констатировать, что выполнено всё из намеченного. К сожалению, в связи с известными событиями наш бюджет сокращается, поэтому мы снижаем количество мероприятий, требующих значительных материальных затрат. То, что мы можем провести на базе лавры, мы по-прежнему выполняем, но финансовая ситуация сложная – монастырь находится в затруднительном положении: работ по реставрации ещё очень много. С юбилейного года за лаврой остались большие задолженности, и мы благодарны людям, терпеливо ожидающим, когда мы с ними рассчитаемся.
Я считаю, что не только конкретное дело, но, прежде всего, соборная молитва объединяет людей, поэтому мы ввели в практику проводить раз в месяц совместное служение братской литургии. Конечно, мы примем участие и в тех мероприятиях, которые посвящены 1000-летию святого равноапостольного князя Владимира. Продолжится работа на новом Никольском скиту лавры в Кингисеппском районе. Этот проект называется «Сойкинская святыня». Братство проводит на юге России фестиваль авторской песни «Небо славян», в последние годы он проходил в Крыму. В Севастополе уже 7 лет стоит наш лагерь, братчики организовали крестный ход от Севастополя до Бахчисарая. Мне кажется, что в том, что произошло весной 2014 года, есть вклад и Александро-Невского братства, хотя бы крохотный, через этот ­фестиваль, связавший Крым с большой Россией.

С 2013 года в Санкт-Петербурге восстановлена традиция проведения 12 сентября общегородского крестного хода от Казанского собора к Александро-Нев­ской лавре в честь перенесения мощей Александра Невского. Каково значение этого молитвенного шествия?
– Участие верующих в крестном ходе 12 сентября очень важно. То, что в прошлом году в нём приняло участие лишь около 20 тысяч человек, – это мало для мероприятия такой значимости. Епархиальное управление призвало, чтобы в крестном ходе участвовали не только петербуржцы, но все епархии Санкт-Петербургской митрополии.
Мне приходилось слышать пессимистические высказывания некоторых христиан в адрес самих же себя, когда видели количество мусульман, собирающихся вместе на Курбан-байрам. Мы хотим, чтобы православные видели, что нас на самом деле много, – это придаёт силы. Люди, считая себя слабыми и малочисленными, начинают бороться за выживание, часто впадают в агрессию и радикализм, а это признак слабости и страха за свою идентичность.
Цель крестного хода – очевидное свидетельство для самих верующих, что православие есть ведущая конфессия среди христиан, а Санкт-Петербург – город православный. История показывает – когда православие процветало, то никаких проблем и у других христиан и религий не было, они жили мирно и благоденствовали. Как только начиналось принижение православия, то начиналась меж­религиозная вражда, и возникали кровавые конфликты.
К сожалению, почувствовать нам, православным, свою силу часто мешает наша же индифферентность. Если ты считаешь себя православным, так почему не прийти и свидетельствовать об этом людям? Крестный ход – это проявление коллективного сознания принадлежности к Православной церкви.
Кроме того, это традиция, установившаяся ещё во времена императрицы Елизаветы Петровны. То, что по прошествии 95 лет нам удалось возобновить крестное шествие, – чрезвычайно важно, нельзя этим пренебрегать. Мы благодарны городским властям, лично губернатору Георгию Сергеевичу Полтавченко за поддержку нашей инициативы, потому что для обеспечения шествия крестного хода по Невскому проспекту задействуется много различных ведомств и чиновников, без помощи города лавре это сделать бы не удалось.
Хочется, чтобы мы проявляли этим крестным шествием силу и правду Православной церкви, которая есть оплот и защита и для других конфессий и традиционных религий в нашем общем мирном сосуществовании.

Владыка, Вы родились на Украине. Вероятно, Вы следите за тем, как уже не первый год там не прекращается противостояние, вылившееся в кровопролитную гражданскую войну. В чём заключаются, по Вашему мнению, причины происходящего и как преодолеть это противоборство?
– Каждый из священнослужителей, епископ он или иерей, является гражданином своей страны, и без политических предпочтений нам не обойтись. Но надо чётко разделять позицию церковную и сугубо политические взгляды, которые не всегда чисты в достижении своих целей. Я, как уроженец Украины, испытываю страшную боль от происходящей там трагедии. Думается, что с государственной стороны было неправильно оставлять Украину в одиночестве, «с глаз долой – из сердца вон». Конечно, сыграло роль то обстоятельство, что Украина исторически собрана в государственное образование искусственно. Она очень подвержена влиянию сильных стран, той же самой Америки и Западной Европы, которые много денег вложили в то, чтобы ориентировать Украину на Запад. Ещё Бисмарк говорил, что, если оторвать от России Украину, то она перестанет быть империей, и некоторые делали для этого всё.
Жаль, что прекрасную, плодородную, цветущую страну разрывают на части внутренние противоречия и внешние силы. Менталитет украинцев, особенно «западэнцэв», направлен туда, где солнце заходит, и мифологизирован представлением о сказочных благах, которыми осыплют их в Евросоюзе. А Россия, стремясь блюсти классическую демократию, храня право на независимость Украины, перестала реально являть себя братским народом.
Православная церковь Украину никогда не оставляла, и Украинская православная церковь Московского патриархата всегда находилась под попечением Святейшего Патриарха, исторически сложившиеся узы никогда не разрывались. Другое дело, что в то время, когда Украина изо всех сил боролась за свою независимость, насаждалось мнение, что единственное, что связывает Украину с Россией, – это Православная церковь. Тогда «борцы за независимость» постарались «подогреть» Михаила Денисенко, чтобы он возомнил себя патриархом, – это всё дело политиков.
Украинская православная церковь Московского патриархата сделала всё возможное для сохранения своего единства, большинство приходов принадлежит ей. Положение Церкви осложняется информационной войной против самой России, нагнетанием истерии, под влиянием которой люди, лишённые подлинной картины происходящего, убеждены, что Россия напала на Украину. И можно сказать, что, к великому сожалению, информационная война проиграна, и проиграна в результате искусственно созданной информационной блокады.
Мне кажется, что Церкви наладить диалог с православными верующими на Украине всё же легче, чем светским структурам, потому что у нас единая основа – Христос. Очень хочется верить, что мы будем вместе. Господь судил нам жить на одной земле, выйти из одной крещальной купели, питаться водами одних рек. Припять несёт свои воды в Днепр из Беларуси, Днепр течёт из России – эти жилы животворящей воды нас связывают. Но кем мы будем – братьями или соседями, отгородившимися друг от друга забором? Бог благословил нас ходить по одной земле, и мы не должны утратить понимания того, что только политика и чужие интересы отделяют нас друг от друга, а на самом деле мы – единый народ.

Вы уже не первый год проводите фестивали, крестные ходы и другие мероприятия духовно-нравственной направленности, призванные духовно воссоединить трёхсоставную Святую Русь – Россию, Украину и Беларусь. Запланированы ли какие-то мероприятия подобного плана в нынешнем году?
– Для этой деятельности необходимо учитывать политическую и межгосударственную обстановку, которая складывается на данное время. Хотя у нас есть в Украине единомышленники, но открытые, явные контакты с нами могут повредить тем людям. Дружеские отношения мы продолжаем поддерживать, но не будем предлагать каких-то мероприятий, которые могут спровоцировать преследование участников.
Мы воздержимся от проведения некоторых, ставших уже традиционными мероприятий на территории Украины до тех пор, пока там не восторжествует закон. Сейчас в Украине царит тотальная подозрительность, скоро, наверное, за один взгляд Харькова в сторону России будут сажать. Самое главное для церковных людей – не забывать молиться. Ежедневно в нашем соборе звучит молитва о мире на Украине, и, несмотря на то, становится там хуже или лучше, она должна быть настойчива. Святейший Патриарх Кирилл ни на одной службе эту молитву не опускает. Без Божьего вмешательства людям будет всё труднее разобраться между собой.

В заключение нашего разговора хотелось бы попросить Вас обратиться с напутственными словами к читателям «Русской народной линии».
– Сейчас мы приближаемся к концу Великого Поста. Крест поддерживает нас в этом шествовании, чтобы мы, взирая на него, помнили, что наш житейский крест неизмеримо легче того, который понёс Сам Христос. Господь даёт каждому крест по силам, и от нас зависит, отказываемся мы от него или, собрав все силы, терпеливо его несём. Голгофский крест никто из людей не смог бы понести, лишь один Богочеловек. И об этом напоминает Церковь людям, особенно во время Великого Поста. Всё, что есть в нашей жизни, – это крестоношение. Нам часто не хватает решимости, уверенности, что Господь нас не оставит. Пример голгофской жертвы должен дать нам силы справиться с горькими обстоятельствами нашей жизни и убеждённость, что с Божией помощью мы всё сможем преодолеть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *