«Стеклянный зверинец» в Москве

2017 год принес с собой сразу несколько юбилеев для театральной Тамбовщины. Круглые даты отметят региональное отделение Союза театральных деятелей, Тамбовский областной театр и Мичуринский драматический театр, который осенью откроет 120-й театральный сезон.

Юбилеи принято широко отмечать. Что планируется, пока для зрителя остается загадкой, но артисты – народ творческий, обязательно придумают много сюрпризов.
Пока же сюрпризом стал трехдневный Фестиваль театров Тамбовской области, который прошел в конце января в Москве по инициативе Союза театральных деятелей. Председатель Тамбовского отделения СТД Сергей Левандовский предложил идею проведения такого мероприятия в юбилейный год своим московским коллегам. Итог – тамбовские театры снова предстали на суд искушенного и капризного столичного зрителя.
Фестиваль радушно принял Центральный дом актера имени А.А. Яблочкиной, что на Арбате. Тамбовские слуги Мельпомены отправили в Первопрестольную Молодежный театр с постановкой «От красной крысы до зеленой звезды» и Тамбовский драматический театр со «Скамейкой».
Мичуринский драмтеатр после некоторых размышлений решил показать москвичам пьесу-воспоминание «Стеклянный зверинец». Почему «воспоминание»? А потому, что одноименная пьеса Теннесси Уильямса дополнена биографией автора. Артисты проводят параллели между изначально биографичными героями пьесы и фактами реальной жизни драматурга. Такая идея совмещения двух плоскостей – художественной и биографической – пришла в голову режиссеру Гульнаре Галавинской, которая хорошо известна мичуринскому зрителю. Госпожа Галавинская в городе по-новому открыла «Грозу» Островского, подарила зрителю «Безумный день, или Женитьба Фигаро» по комедии Бомарше и некоторое время даже была главным режиссером МДТ. Ее постановки с успехом идут на сцене театра, часто бывают в гастрольных программах и участвуют в фестивалях. Режиссер работает и в столичных театрах, но это, как говорится, тема для отдельной беседы. Возвращаясь же к «Стеклянному зверинцу», сразу стоит отметить, что Гульнара Галавинская не только выступила как режиссер-постановщик, но и взяла в свои руки и сценографию, и музыкальное оформление. Премьера постановки состоялась еще в конце 2015 года, потому городские театралы уже наверняка видели и полюбили спектакль. Но всё же дерзну порассуждать об увиденном. Вдруг кто-то, как и я, упустил из своего внимания пьесу-воспоминание.
Откровенно говоря, я очень рад, что смог впервые увидеть спектакль на малой сцене Центрального дома актера. Почему? А потому, что зал очень маленький, зрители, без преувеличения, сидят на сцене. А зрителей было много. Студенты театральных вузов даже стояли. Предваряя возможное недоумение, мол, теснота, а автор радуется, скажу, что, во-первых, здесь зритель поневоле становится соучастником действия, а во-вторых, обмануть зрителя в таких условиях практически невозможно. Хотя могу представить, как постановка зрелищна «на базе», на привычной малой сцене нашего драмтеатра. Но знакомство, случившееся в Москве, смогло доставить определенное удовольствие.
Спектакль оказался очень энергетически плотным. Оторваться от действия практически невозможно. С первых аккордов режиссер удивляет зрителя спецэффектами. История Уильямса американская, а куда же в Америке без Голливуда? Поэтому спектакль начинается с титров, в которых вспомнили всех, кто трудился над сегодняшним приятным вечером для зрителя.
В любом спектакле с первых же минут пытливый зритель начинает думать, а о чем же эта история? Но здесь нас режиссер пытается отвлечь от мысли монологом автора пьесы, который в исполнении артиста Сергея Холкина вроде бы очевидно повествует, о чем его воспоминания. Но по ходу действия первый вопрос еще не один раз вернется. И, наверное, единого верного ответа найти просто нельзя. Этот спектакль – жизнь, а в жизни зачастую всё очень сложно. Но смотрим далее…
Мы попадаем в дом Тома, где он живет вместе с матерью Амандой и сестрой Лаурой. И уже как будто не герои, а зрители восстанавливают картину прошлого. В самой первой сцене на глазах восстанавливаются детали быта – старые фотографии, граммофон и пластинки, оставшиеся от отца. На мебели мы видим символичную метель из листков отрывного календаря.
Сцены в спектакле – вспышки памяти.
О чем вспоминают герои? Каждый о своем.
Аманда – актриса Татьяна Рогачева – живет прошлым, своими визитерами, своей молодостью. Кажется, она не согласна мириться с тем, что ее дети уже выросли. Актрисе удается ухватить образ несколько деспотичной, волевой, но всё-таки любящей матери, которая хочет только лучшего для своих чад. Однако эта самая любовь и приводит к далеко не благополучному финалу. Но об этом позже…
Всё сложнее с Лаурой. Играть этот образ, на мой взгляд, героический поступок. И с этим справляется тонкая, легкая и почти кукольной внешности артистка Евгения Воронова. Эта героиня живет в своем мире, в мире стекла. У нее вся комната увешана стеклянными игрушками-фигурками, которые она позже важно назовет коллекцией, ну а мать привыкла именовать увлечение дочери стеклянным зверинцем.


Этот зверинец режиссер выносит на авансцену. И зритель имеет полное право не понимать, то ли это стеклянный зверинец, то ли зверинец за стеклом, за которым мы так пристально наблюдаем, как зоологи наблюдают за вымирающими видами животных.
По действию мы понимаем, что Лаура  – калека, однако об этом в их доме говорить не принято, но время от времени эта тема всплывает наружу. Из-за физического недостатка, кажется, и не складывается ее жизнь, точнее, она прячется от этой жизни в своей так называемой коллекции. Но до конца пьесы, о котором в свое время тоже будет что сказать, всё же непонятно, что же страшнее, дефект тела или души? В моменты, когда героиня выходит из своего стеклянного мира, кажется, что и ее хромота куда-то пропадает. Мышление и стремление жить преображают Лауру. Но мать и другие обстоятельства, о которых я умышленно говорить не буду, иначе смотреть будет не так интересно, снова загоняют ее в угол. Блестяще отработает Е. Воронова переход героини от безумия к счастью, от одиночества к любви и обратно.
В этом переходе будет замешан сыгранный Эльдаром Касумовым Джим. Тоже, кстати, гармонично вписавшийся в «зверинец за стеклом». Он так же безумен, так же несчастен и так же хочет любить. Но он, в отличие от остальных героев, хватается за нормы и предрассудки общества, пытается быть как все нормальные люди. Поэтому он не может остаться здесь и подарить счастье Лауре. И он уходит, хотя, мне кажется, герой Эльдара еще не раз об этом пожалеет.
Что касается Тома, то и он ищет свое счастье и тоже скрывается от реальности, то в кино, то в своих стихах, то вовсе бежит из дома, оставляя близких. Но сделают ли эти метания героя счастливее? Ответить на этот вопрос сможет только зритель, внимательно проследив за жизнью Тома. Одно сказать можно с полной уверенностью – в каждом моменте герой, благодаря С. Холкину, разный. От чего история становится только удивительнее.
Но снова возникает тот же, что и в самом начале, вопрос – о чем же эта история?
О поиске счастья? Да. О любви или, точнее, ее недостатке в этом мире? Конечно! Об искреннем одиночестве и душевной боли? И здесь ответ утвердительный. О безумии современного мира? О неправильности жизни? О прошлом и настоящем? Да, да и да! И каждый может вынести из зала свой урок, возможно, применимый только к нему одному.
Обещал еще рассказать о финале. Исполняю. Финала у спектакля не получилось. Центральный дом актера не выдержал напора и энергии Мичуринского театра, и на сцене выбило пробки. Зал погрузился в темноту и тишину. В рабочем состоянии остался лишь проектор, который в ключевые моменты спектакля показывал кино и, видимо, был подключен к другой линии. Да и тишина оказалась недолгой, зрители благодарно приветствовали аплодисментами артистов. Выходя из зала, московские зрители живо обсуждали увиденное. Уверен, что это – успех.
Вот так, не без происшествий, прошло представление Мичуринского театра в Москве. Однако «Стеклянный зверинец» – спектакль не одноразовый. Чтобы осознать его, нужна еще как минимум одна встреча. Поэтому, прощаясь с артистами, я сказал: «До новых встреч, но теперь уже на родных подмостках». И читателя приглашаю посетить «Стеклянный зверинец», даже если вы его уже видели.

Роман Леонов,
член Союза журналистов России

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *