В ЗАЩИТУ «АЙСБЕРГА»

Мысль – универсальная форма энергии, и сила её колоссальна.
В. В. Синельников. Сила намерения.
Как реализовать свои мечты и желания

Круг общения у И. В. Мичурина был весьма широк. В него входили как отечественные, так и зарубежные познаватели природных тайн. Среди них высоким интеллектом выделялся Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский. Кандидатура соотечественника представлялась на Нобелевскую премию, и его можно поставить рядом с таким научным светилом, как Морган. При встрече генетика с селекционером выяснилось, что они расходятся в точках зрения на биологические функции, заложенные в наследственных структурах. Их разногласия были обусловлены объектами изучения. Если академический исследователь занимался природными популяциями насекомых, то И. В. Мичурин решал проблему создания новых образцов жизни у высших растений. В процессе работы над практическими задачами у плодовых культур наблюдались такие биологические явления, которых не было у других объектов природного разнообразия, поэтому даже крупные учёные не имели возможности о них знать. Оригинатору уже в то время удалось обнаружить, что наследственные функции яблони обладают неоднозначной свободой выбора развития. И индивиду следует сделать выбор одного из этих жизненных путей. Экземпляры, определившие свои направления дальнейшего существования, отчётливо различаются по внешнему виду. Большая часть потомства, произведённого от гибридизации родительских особей, имела загущенную околюченную крону с мелкими листовыми пластинками, пильчатыми краями, тонкими побегами, покрытыми мелкими почками. Как правило, особи с таким морфологическим строением характеризовались поздним плодоношением, а плоды имели незначительную массу и, естественно, не представляли хозяйственной ценности. И лишь отдельные особи в гибридных потомствах выделялись тучным развитием. Их крона, напротив, формировалась из толстых побегов, покрытых крупными опушёнными почками. На них «чеканились» опушённые листья с городчатой зазубренностью. При вступлении в плодоношение плоды в таких кронах отличались более крупными размерами и высокими вкусовыми достоинствами. Разница в путях эволюционного развития проявлялась уже на ранних этапах. Всходы сеянцев культурного строения выделялись величиной и несколько толстыми семядолями с выраженной толщиной подсемядольного колена. И. В. Мичурин благодаря своему природному дару в этот период производил отбор особей с выраженными культурными признаками. Именно среди них были выделены знаменитые Пепин шафранный, Бессемянка Мичуринская и другие сортовые шедевры. Естественно, в популяциях насекомых, что исследовал кандидат на Нобелевскую премию, второго пути эволюционного развития не существовало. И у гороха, что являлся объектом изучения «отца генетики», его не было. Так что у И. В. Мичурина было полное право для проявления сарказма по поводу цифровых выражений генетических элементов, установленных на этих и других объектах природного разнообразия. Естественно, соотношения наследственных признаков у плодовых пород имеют иное количественное выражение. Это утверждение И. В. Мичурина разделяет А. А. Любищев: «Я цитирую мнение Мичурина, которое отрицает применяемость законов Менделя к плодовым растениям, и я подписываюсь под этими словами Мичурина».
В пятидесятые годы ХХ столетия проявление культурных признаков получило научное объяснение – как результат перехода у части молекул наследственности первой информационной системы в более активное состояние. Селекционер-оригинатор почти на столетие раньше других подметил проявление специфической биологической функции. И даже не зная механизма её действия, прекрасно понимал, что её активное выражение обусловлено внешними факторами. Это он оценил и использовал в практической селекции, производя отбор в гибридных популяциях ценных образцов.
В письменном обращении к директору Института экспериментальной биологии Николаю Константиновичу Кольцову, внёсшему значительный вклад в развитие генетики, оригинатор пытался выяснить, как работает ген. Столь обширное общение с классиками генетики и объёмная практическая работа по созданию новых образцов плодовых культур способствовали тому, что Мичурин предложил оригинальный метод воздействия на наследственные элементы. Впервые гибридные сеянцы, полученные им в селекционном процессе, привил на исходные материнские производ­ные. Благодаря этому методу был получен положительный эффект – подвой повлиял на степень функционирования биологических и хозяйственных признаков. Корневой системой подвоя можно усиливать проявление положительных свойств и ослаблять действие генов, способствующих выражению отрицательных свойств. Дальнейшее изучение силы действия предложенного метода на проявление родительских признаков было возложено на талантливого ученика – Павла Никаноровича Яковлева. Наибольшего результата в изучении сущности и дальнейшем развитии биологического явления удалось добиться академику Н. В. Цицину. Путём многократных прививок томата на цифомандру он получил новый вид культурного растения. Успех ученика И. В. Мичурина был высоко оценён А. А. Любищевым: «…интереснейшее явление, которое заслуживает тщательного изучения» (А. А. Любищев: «О монополии Т. Д. Лысенко в биологии», «Памятники исторической мысли»).
В нашем эксперименте мичуринская методика менторального эффекта объединялась с двумя физическими излучениями. Использовалось сочетание гамма-излучения кобальта-60, обладающего сильным разрушительным действием на наследственные структуры, и низкоинтенсивного электромагнитного излучения (лучи лазера). Второй вид излучения в противовес первому физическому фактору имеет свойство созидания. Функция созидания низкоинтенсивного излучения обладает двойным эффектом: во-первых, устранением «поломок», произведённых первым физическим фактором, а во-вторых – повышением степени выраженности отдельных признаков. В качестве ментора использовались сеянцы рябины обыкновенной и боярышника кроваво-красного. Объектом приложения двух физических излучений и двух подвоев служил природный вид, находящийся на первоначальной эволюционной стадии (дикий тип). Доказательством прочности наследственных систем является его природное однообразие – отсутствие мутационных изменений при обширном ареале произрастания. Эксперимент позволил получить весьма интересный результат. В нём было определено: эволюционное преобразование той части растительного разнообразия Земли, которая обладает прочными генетическими и сильными восстановительными структурами, следует осуществлять сочетанием рекомбинационной селекции с тремя типами энергии: разрушительной, производящей первоначальный план построения и развития растительного индивида (гамма-излучения кобальта-60), созидательного действия лазерного излучения и влияния биополя подвоя. Изучение влияния подвоя на проявление хозяйственных свойств и биологических качеств, в том числе таких, как морфологическое строение, открывает принципиально новое направление, дающее селекционерам возможность повышать величину преобразования генетического пространства. Вполне возможно, что другие корневые системы родственных плодовых пород индивида, подвергнувшегося разрушительному действию наследственной системы, будут провоцировать в его генотипе иные признаки и свойства. Автора удивляет интеллектуальная робость селекционеров. С большим упорством они не включают менторальный фактор в арсенал селекционных методов. Достигнутый успех, усиливающий степень выраженности признаков у родительских особей, в провинциальном городе России объясним объединением, прежде всего, умственных усилий учёных четырёх коллективов (ЦГЛ имени И. В. Мичурина, Мичуринского государственного педагогического института (его биостанции), ВНИИС имени И. В. Мичурина, Мичуринского государственного аграрного университета – названия учреждений приведены в таком виде, в котором они существовали до последнего преобразования), и это ещё раз является подтверждением того, что через коллективный ум пролегает дорога к истине.
Как было отражено в предыдущей публикации, Татьяна Ивановна Соколова сделала весьма смелое заключение: «Ничего такого, что веками не могли решить многие поколения учёных и практиков, И. В. Мичурин не решил». Удивляет поспешность Татьяны Ивановны – писать критическую статью и довольствоваться в ней только информацией, изложенной посредственным журналистом А. Н. Бахаревым… В его материале и некоторых других литературных источниках, приведённых в тексте критической статьи, весьма слабо отражены результаты деятельности И. В. Мичурина. Нет объективной научной оценки, какая представлена в солидных изданиях крупных отечественных учёных. Среди них следует выделить обобщения оте­чественного философа И. Т. Фролова, изложенные в монографии «Философия и история генетики. Поиски и дискуссии». В солидном тексте научного обзора произведён глубокий философский анализ методов и достижений селекционного творчества Мичурина. При этом оценка его достижений, вклада в развитие и становление генетики произведена в сравнении с достижениями крупных зарубежных и отечественных учёных. Жаль, что в тексте философского обобщения не отражены некоторые мичуринские направления в генетике, например эффект действия подвоя на наследственные элементы гибридных популяций. Можно только предполагать, насколько оригинальным был бы анализ эксперимента, произведённого отечественным мыслителем Н. В. Цициным, получившим в результате новый вид культурного растения. Очевидно, об этом достижении ученика И. В. Мичурина И. Т. Фролову не было известно.
Татьяна Ивановна Соколова высказывает сомнения в правомочности присвоения Мичуринску звания наукограда. Но у неё нет причин для сомнений. Основанием для присвоения статуса городу Мичуринску была большая плодотворная работа по созданию новых поколений сортов плодовых и ягодных культур и технологических основ их выращивания. Большие достижения коллективов научных сотрудников обусловлены сотрудничеством с академическими институтами. Так, шедевры вишни Десертная Морозовой и Морозовка были созданы совместно с Институтом химической физики с участием легендарного учёного И. А. Раппопорта. Методика объединённого использования рекомбинационной селекции с физическим мутагенезом осуществлялась с Институтом общей генетики (г. Москва). Весьма плодотворным оказался союз с Физико-­энергетическим институтом (г. Обнинск), где объединёнными исследованиями сортимента яблони был выявлен сорт Конфетное с высоким энергетическим потенциалом. История этого сотрудничества изложена автором в статье «Невидимое пламя жизни», опубликованной в газете «Мичуринская правда» за 27 августа 1986 года.
Коллективы научных сотрудников с творческим подходом продолжают развивать наследство основоположника научной селекции. Как правило, свои селекционные методы И. В. Мичурин испытывал в отдельности. Последователи осуществили объединение его селекционных приёмов. В созданном ими комплексе рекомбинационное сочетание двух родительских производных объединяется с физическими излучениями. В нём гибридные семена, полученные от родительских индивидов, после стратификации подвергаются двукратному облучению. На первой стадии семена проходят через разрушительное воздействие гамма-излучением кобальта-60, при котором первоначальный план построения и развития растительной особи преобразуется в «хаос». Одновременно осуществляется уничтожение части генотипов с ослабленными функциями противостояния комплексу неблагоприятных внешних условий. Но семена, обладающие прочными связями между генными структурами, сохраняют жизнеспособность. Вторичное воздействие низкоинтенсивного электромагнитного излучения, естественно, направлено на генотипы, сохранившие жизнеспособность. На этом этапе происходит восстановление первичной информационной системы. Эффект взаимодействия лазерного излучения усиливает активность генных структур.
Плодоводы наукограда первыми оценили достоинства новой ягодной культуры – жимолости съедобной. На начальном этапе внедрения в культурный обиход этого природного индивида были большие сомнения в возможности его селекционного усовершенствования. Дикорастущий образец обладал серьёзными изъянами – имел горький вкус и незначительную массу ягод, слабую продуктивность. Быстрому эволюционному преобразованию способствовало то, что изучение особенностей плодов производилось совместно с учёными Физико-энергетического института (г. Обнинск). Первые опыты определения энергии в ягодах показали их высокую ценность. Один из сотрудников академического учреждения, Владимир Михайлович Алаев, заключил: «Жимолость съедобная в ближайшее время станет культурой века». Его прогноз оказался пророческим. Для селекционеров было большой неожиданностью, что наследственные структуры дикорастущего образца оказались податливыми к внешнему воздействию. Первые же поколения позволили выявить в их генотипах большие эволюционные возможности. За короткий временной промежуток мичуринскими селекционерами передано на государственное сортоиспытание свыше 20 сортов жимолости, пять из которых районированы по всей территории России. Созданные формы весьма скороплодны, высокоурожайны, с крупными плодами десертного вкуса. К числу наиболее перспективных новинок следует отнести сорта: Вечный зов, Боярышня, Подарок наукограду, Мичуринское диво, Эверест, Северное сияние, Княгиня, Диана и Пётр I. Если раньше сезон потребления ягод в свежем виде начинался с земляники, то в настоящее время на недели раньше – с жимолости. Выращивание новой ягодной культуры отличается значительными технологическими преимуществами перед земляникой.
И. В. Мичурина можно смело отнести к учёным с планетарным мышлением. Его идея преобразования растительной оболочки планеты обладала огромной энергетической мощью, как никакая другая выразила дух того времени, когда он жил и творил, вошла в резонанс с революционным порывом народных масс – перестроить свою жизнь на новый лад. Он предвосхитил открытие, сделанное Владимиром Ивановичем Вернадским: «человеческая деятельность становится определяющим фактором развития, а его движущей силой является разум». Восхищают широко известные фразы Ивана Владимировича: «Мы не можем ждать милости от природы…» и «Человек может… создавать новые формы растений лучше природы». Именно с мичуринской мысли о необходимости преобразования природы «зародилась сфера разума в биосфере планеты».

Фраза эта набатом загудела,
Многих нас в герои позвала.
Мы с нею реки в другие русла направляли,
Почти на севере сады сажали.
Смелее нас и не было тогда.

Автор критической статьи об И. В. Мичурине скептически отнеслась к межродовому гибриду, полученному им. В её тексте изложено следующее: «Так межродовые гибриды вишни с черёмухой (церападусы) не только не более отвечают нашим потребностям, но и вообще не выращиваются для получения плодов». В своё время этот гибрид был одним из селекционных достижений. Однако в настоящее время созданный Мичуриным образец не только представляет интерес для декоративных целей, но и может служить в качестве исходного индивида для повышения устойчивости к грибковым заболеваниям и внешним неблагоприятным условиям. Ценность мичуринского шедевра уже доказана. Получен сорт вишни Харитоновская, обладающий комплексом хозяйственных признаков: ценится за высокую урожайность, устойчивость к болезням, имеет хорошее качество плодов. Так что недооценивать это достижение оригинатора не следует. За последнее время селекционерами наукограда разработана методика доведения дикорастущих пород до культурного состояния. Сочетание двух селекционных методов – рекомбинационной селекции и индуцированного мутагенеза – позволило преобразовать дикорастущую иргу колосовидную, находящуюся на первоначальной стадии эволюции, в удобный технологический тип: резко уменьшить силу роста, повысить массу плода. Среди индуцированных таким путём образцов наибольший интерес представляют формы с габитусом (строением кроны и силой роста) куста чёрной смородины.
В период увлечения селекционеров индуцированным мутагенезом было установлено, что геномы сортов обладают неоднозначной реакцией на мутагены. Обнаружена прямая корреляционная связь между возможностью генома выдерживать высокие дозы действия физического фактора или обработку химическими мутагенами в больших концентрациях со способностью организма сохранять высокую продуктивность и качеством продукции при возникновении в среде обитания неблагоприятных факторов. Сорта яблони обладают различной прочностью химических связей. Об этом говорят многочисленные данные, полученные при изучении (начиная с 60-х годов) влияния мутагенных факторов на семена большого числа сортов яблони (И. В. Дрягина, А. В. Мурин, В. Н. Лысиков, 1981). Так, например, в наших опытах по облучению семян некоторых сортов яблони с целью определения уровня устойчивости наиболее чувствительным оказался сорт Красивое. Химические связи его генетической системы не выдержали дозу гамма-излучения кобальта-60 в 50 Грей. Очень прочный генотип имели сорта: Устойчивое, Богатырь, Ренет Черненко, Декабрёнок, Россошанское полосатое, Северный синап и др. Первые пять сортов выдерживают дозу физического фактора в 100 Грей. Химические связи сорта Северный синап выдерживают концентрацию НММ 0,2%. Возможно, эта особенность объясняет широкий ареал выращивания и высокую продуктивность сорта, за что его можно смело именовать «королём российского садоводства».
При использовании в селекции садовых культур межсортовой гибридизации в сочетании с индуцированным мутагенезом удалось получить образцы с более крепким генотипом, чем у сорта Ренет Черненко, обладающего прочностью химических связей между генами. К ним относятся новые формы ВНИИС – Стахеевское и Аксёновское.
С помощью физических факторов можно не только уничтожать слабые генетические системы, но и повышать активность внутренних систем сорта. Этим фактором является когерентное электромагнитное излучение. Так, под его воздействием в кроне одного из гибридных сеянцев яблони, имеющего внешнее строение «дикого», развился побег с культурными признаками. В отличие от других побегов на нём развились крупные опушённые с городчатой зазубренностью листья. Провоцирование побега с культурными признаками в кроне сеянца с выраженным внешним строением данного типа объясняется его происхождением из одной соматической клетки многоклеточной популяции.
Иван Владимирович не ограничивался возможностями, которые ему предоставляли природные факторы, в том числе и спартанские, и вёл поиск особых методов, более эффективных по силе влияния на наследственные основы растений. Он первым в селекционной практике испытал физические средства, «не требующиеся для нормальной жизнедеятельности растений» (воздействовал на пыльцу слабым электрическим током и магнитным полем). Мысль об использовании энергии в преобразовании окружающего нас растительного разнообразия планеты занимала умы не только селекционеров. Несколько позднее И. В. Мичурина эту идею высказал крупнейший учёный Л. Н. Гумилёв. Столь поспешные по времени эксперименты селекционера-оригинатора не оправдали его надежд – слишком рано зародилась эта идея. Позднее, в конце 20-х – начале 30-х годов, в России и за рубежом с широким размахом развернулись исследования по использованию физических факторов и химических соединений в преобразовании наследственных структур. Идея изменения сельскохозяйственных культур завораживала многих селекционеров. Но постепенно их энтузиазм начал угасать. Академик А. А. Жученко, подведя итог использованию многих видов мутагенного действия в селекции сельскохозяйственных культур, определил это направление как тупиковое. Селекционер В. В. Кичина добился значительных результатов в селекции яблони благодаря тому, что включил в геномы отечественных сортов мутантные гены колонновидного типа, но и он дал отрицательную оценку многочисленным усилиям по применению мутагенов в селекционных исследованиях. Выход из «тупикового положения» был найден позднее при использовании в селекции сочетания двух физических излучений – гамма-излучения и когерентного электромагнитного излучения.
И. В. Мичурин постоянно стремился к познанию тайн природы. По стилю познания-­раскрытия законов природы он был похож на другого мыслителя – Сократа. Сократ не писал философских трактатов, а ходил по улицам и донимал своими вопросами прохожих. Именно этот приём общения со своими оппонентами провоцировал умственные способности дотошного философа. В отличие от пытливого мыслителя И. В. Мичурин для познания законов наследственности использовал наблюдения. Последующие рассуждения о явлениях, что обнаруживались при взаимодействии генотипов с факторами внешней среды, стимулировали его мышление. Пытливый ум учёного был способен раскрывать тайны природы и создавать оригинальные методы. Рождённые им селекционные новшества позволяли добиваться значительных успехов. Можно представить, насколько неожиданным «природным подарком» для селекционера, обладателя смелого мышления, было появление в кроне Антоновки могилёвской побега с плодами в 600 граммов. Факт усиления массы плода до столь значительной величины продемонстрировал мощную значимость внешних условий. Этот случай придавал ­селекционеру уверенность в том, что надо отдавать предпочтение силе природных факторов. При встрече Мичурина с генетиком – обладателем большой силы ума и могучего мышления, Николаем Владимировичем Тимофеевым-Ресовским – выяснилось, что в некоторых вопросах наследственных проблем у них совпадают точки зрения. Это касалось внешних условий влияния на функционирование наследственных структур. Николай Владимирович в разговоре с селекционером заметил, что «ген обладает упрямым характером». Этой фразой он подчёркивал преимущество наследственных структур. Иван Владимирович не соглашался. Своим возражением «в абсолют возвели ген», которым «провидец» с сарказмом клеймил классику генетики, он хотел объяснить, что наследственность – очень сложное явление, что развитие организма зависит, по его мнению, в большей степени и от внешних условий и что генами можно управлять. Это он видел на своих объектах исследования и даже предложил метод, с помощью которого менял характер поведения признаков – усиливал положительные свойства и ослаблял отрицательные. Интуитивное прозрение экспериментатора позволило прийти к открытию – сильнее всего на формирование признаков и свойств гибридов влияют жёсткие внешние факторы окружающей среды. Первоначально эта идея сформировалась у него в виде гипотезы. И чтобы проверить истинность своего умозаключения, Мичурин решил перенести селекционный питомник в новое место с более жёсткими природными условиями. В этой ситуации творец-новатор проявил характер и волю. В дальнейшем он ни разу не пожалел о затраченных усилиях по пересадке селекционного материала в экстремальные условия, ведь это позволило ему обосновать теорию необходимости спартанских условий для «воспитания» гибридных сеянцев. Это является одним из ценнейших достижений И. В. Мичурина: именно в экстремальной нише климата, в пойме реки Лесной Воронеж, он создал свои сорта-шедевры: яблони – Пепин шафранный, Бессемянка Мичурина, Бельфлёр-китайка; груши – Бере зимняя Мичурина и других плодовых культур. Его сорта пользовались большим спросом не только в России, но и за рубежом. В чужеродных краях они доказали превосходство перед сортами, созданными местными селекционерами, в том числе и такими как Бербанк.
Немногим известна история одного из мичуринских сортов вишни – Плодородная. В 1890 году Плодородную увезли в Америку. Широко распространили. Восхищались её достоинствами, расхваливали, рекламировали, считали своей, американской, – «завоеванием американской селекции», «достижением достойных учеников великого Лютера Бербанка». В 1892 году по Америке прокатилась волна суровых морозов. Все культивировавшиеся там сорта вишни, выведенные «достойными учениками великого Лютера Бербанка», погибли. Выжил повсеместно один сорт – Плодородная. А в 1893 году было точно определено, что выведена она скромным русским оригинатором Мичуриным. Вскоре после этого события И. В. Мичурин получил приглашение переехать в Америку на весьма льготных условиях. «Предоставим всё необходимое. Дадим штат помощников. Вам лично назначим ежегодное вознаграждение в 8000 долларов». Иван Владимирович отказался от заманчивого предложения, заявив приезжему гостю, что в Америке не понимают сущности его работ и он не намерен заниматься коммерческими делами. Возможно, что одной из причин отказа Мичурина от переезда в благоприятные условия являлось то, что там не было таких жёстких условий, которые дали ему возможность создавать сорта типа Плодородной. К этому времени у него сложилось твёрдое убеждение: «…окружающая среда не менее важна, чем наследственность». Меня удивляет, что Т. И. Соколова, написавшая разгромную статью о нашем земляке, чей жизненный подвиг восхищал всех, кто знакомился с его научными результатами, не знает об этих фактах. С критикой деятельности и особенно с детальной оценкой его сортов нельзя не согласиться, но в своих доводах Татьяна Ивановна не учла время, в которое жил Иван Владимирович. Садоводством в стране занимались очень многие. В каждом садоводческом районе было зачастую несколько высококлассных специалистов, ­которые преследовали только коммерческие цели. Вот среди таких можно отыскать Бербанков. Всем им были совершенно чужды какие-либо научные проблемы. От них резко отличался И. В. Мичурин, поставивший грандиозные цели: «пополнить ассортимент плодово-ягодных растений средней полосы выдающимися по своей урожайности и по своему качеству сортами и передвинуть границу произрастания южных культур далеко на север». Наше поколение помнит те яблоневые сады, где произрастал его шедевр Пепин шафранный. Его методы до сих пор находятся в арсенале у селекционеров, естественно, в несколько доработанном виде. Его рекомбинационная селекция (с помощью этого селекционного приёма им было получено большинство сортов плодовых культур) не всегда оправдывала надежды новатора. В тех вариантах сочетания, в которых родительские производители различались по условиям произрастания и некоторым качествам, сорта с возрастом изменяли свои достоинства в худшую сторону. Современные селекционеры определили причины нестабильности таких генотипов и изменили методику создания новых поколений. Ими было определено: в качестве материнского образца брать сорт, соответствующий условиям его произрастания. А для второго участника комбинационного сочетания следует взять форму с учётом изменений климата в местности, где новый образец жизни будет выращиваться.
Крупный учёный А. А. Любищев в своих публикациях неоднократно оценивал творчество и результаты деятельности нашего земляка: «Мичурин, трогательный по своему энтузиазму, несокрушимому оптимизму и самокритичности, селекционер-любитель, талантливый, трудолюбивый. Он, несомненно, вывел ряд ценных сортов плодовых деревьев и сделал много интереснейших наблюдений, намечающих новые методы в селекции. Главным дефектом Мичурина была его невысокая культура, его работа не даёт той документации, которая составляет обязательную особенность каждого учёного. Он презрительно называл это «учёным педантизмом». Вот из-за отсутствия этого педантизма при самом внимательном чтении трудно извлечь всё ценное и достаточно обоснованное. Характер у него был колючий, и недостаточная научная дисциплина мышления привела к тому, что его наследство – это хаос отрывочных мыслей и наблюдений, которые должны быть приведены в порядок и очищены от значительного идейного мусора кропотливой критической работой». В своих оценках творчества оригинатора Любищев неоднократно использует термин «хаос». Им он выражает мичуринское разнообразие подходов при решении селекционных проблем. Отечественный учёный негативно оценивал такой подход при проведении селекционных исследований. А вот в современных методических указаниях (Пол Фейерабенд. Против метода. Очерк анархистской теории познания. М.: АСТ; Хранитель, 2007) мичуринский стиль познания оправдывается: «стремление раскрыть секреты природы приводит к отрицанию всяких универсальных стандартов и косных традиций».
Критически настроенный А. А. Любищев в своём труде «О монополии в биологии Т. Д. Лысенко» подчеркнул: «Мичуринские методы и высказанные им идеи лишь обозначены и заслуживают дальнейшего развития – требуют ещё многих кропотливых исследований. Его богатое наследие заслуживает того, чтобы создать научное учреждение, объединить в нём высококлассных специалистов, владеющих методикой опытного дела». Эту мысль И. В. Мичурин претворял в жизнь. Он прекрасно понимал: его усилий недостаточно, чтобы преобразовать природное растительное многоообразие. Им в Мичуринск были приглашены С. Ф. Черненко, С. И. Исаев. В 1918 году здесь был создан научно-исследовательский институт, именуемый Центральной генетической лабораторией. Над разработкой и дальнейшим развитием его наследия трудились селекционеры Х. К. Еникеев, А. Н. Веньяминов, Б. Л. Никитин и другие создатели новых поколений сортов плодовых культур.
На встречу с нашим знаменитым земляком стремились не только соотечественники, но и иностранцы. Многим хотелось увидеть «преобразователя природы» – так у нас в стране именовался Иван Владимирович Мичурин. Один из журналистов, который приехал в Мичуринск, чтобы воочию увидеть мировую знаменитость, оставил свои воспоминания, отрывки из которых привожу здесь (Вадим Бенд. Революционер флоры. Воронеж: Коммуна, 1930. С. 84): «Мичурин – единственный в мире оригинатор – является первым практиком грядущей реконструкции флоры. Он прокладывает пути этой реконструкции. И в этом заслуга Мичурина».
Современников поражали результаты деятельности «революционера» науки, они искали ответ: в чём причина продуктивности его работы? Журналист, переполненный восторгом от увиденных в саду «преобразователя растительного мира» плодовых диковинок (кстати, Мичурин единственный, кто был публично удостоен столь высокого звания), писал следующее: «Иван Мичурин, гордость мировой науки, головоломная загадка для неё, непокорный оригинатор, революционер сада, может быть, гениальнейший из проблематистов, каких знал мир…
Ещё гимназистом Иван Мичурин был страстным садоводом, отменным садолюбом, отличным работником в отцовском саду…
Но молодого Мичурина убивало одно: где-то там, в других «благодатных краях», «где всё обилием дышит», в садах растут и зреют прекрасные плоды, а вот здесь, в Козлове, с грехом пополам прозябают пять-шесть сортов никчёмных груш да десяток непримечательных сортов яблони, пасынков в своём семействе…
Мичурин предвосхитил своей практической работой многие положения, которые только теперь пробивают себе путь к признанию наукой, обосновал оригинальные гипотезы, которые значительно позже легли в основу работ многих исследователей…
Эти полвека работы заслуживают того, чтобы о них рассказывать день за днём, шаг за шагом, потому что они похожи на подвиг, потому что проделать этот полувековой путь мог только человек, до фанатичности убеждённый в правоте избранного пути…
Мичурин добился изумительного мастерства по части чтения растений. Может быть – это плод пятидесятилетнего упорства. Может быть – продукт органических особенностей мозга…»
Журналист в своём труде приводит описание внешнего облика учёного-творца и при этом выделяет особенности строения его головы. Спорный факт, но именно в форме черепа он находит объяснение масштабности достижений оригинатора.
«Вот сейчас И. В. Мичурину 73 года. Время сдёрнуло щёки и лоб в паутину морщин. За­острило нос. По-старчески просветлило загорелую кожу рук, выпятило сетку вен, выставило напоказ кадык и сухожилья, заострило углы плеч. Многое померкло, но главное осталось – строение головы…
Врачи редко бывают у Мичурина. А жаль! Им бы надо было бы внимательнее приглядеться к этому необычному черепу. Во всяком случае, институт мозга должен будет работать над мозгом Мичурина, и череп оригинатора ему не может быть безразличен…
Лоб – как киль корабля. Заострён спереди. Вверху сбирается в выпячивающий бугор, будто таран. С таким лбом по течению идти нельзя. Надо идти против течения или, во всяком случае, надо переть против трудностей…
Терпел поражения, но поначалу шёл на буксире ботанических традиций, пока не отдал чалки и не повернул лбом, похожим на киль корабля, против течения, против проторённых лоций, против затасканного фарватера».
А вот как он описывает свою первую встречу с Мичуриным: «…навстречу поднялся сухой, жилистый старик с серыми глазами, но острыми, изобличающими гигантское упорство. Не приведи случай такие глаза полководцу: с одним взводом попрёт против вражеской армии. Я узнал по портретам – это был Иван Владимирович Мичурин, дерзкий революционер садоводства, гениальный творец новых растений, оригинатор, как его называют специалисты, «русский Бербанк» – так называют его дотошные газетчики. Сознаюсь, я тоже назвал его «русским Бербанком» и получил достойную отповедь.
Старый, дерзкий, гениальный революционер флоры обрушился на меня ядовитой филиппикой: что сделал я плохого, что меня постоянно сравнивают с Бербанком? Почему это незаслуженное оскорбление? Почему эта постоянная пощёчина? Хуже всего то, что ­пощёчину эту приходится принимать от друзей и что они подносят её как какую-то любезность. Я не думаю, чтобы друзья мои были озлоблены и сознательно оскорбляли меня. Просто сказывается традиционное, не изжитое ещё поклонение всему чужеземному, просто друзья мои не знают, кто такой Бербанк! Американец – ну, значит, честь для нас. А я не хочу этой «чести», потому что такая честь пахнет пощёчиной! Но Бербанк – всего только прекрасный садовод, только ловкий помолог, только большой знаток фруктовых деревьев и… требований рынка. Бербанку… совершенно чужды какие-либо научные проблемы». «Своих Бербанков у нас немало. В каждом садоводческом районе найдётся свой Бербанк». Мне кажется, с такой оценкой зарубежного журналиста нельзя не согласиться.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Появление в кроне Антоновки могилёвской побега с массой плода в 600 граммов пробуждало в мышлении Мичурина стремление добиваться подобных результатов. Такое желание возникало, когда среди особей гибридного происхождения дикого внешнего вида выявлялись индивиды с чётким выражением культурного типа. Этим самым природа как бы демонстрировала возможности совершенствования, заложенные в наследственных кладовых. Усилиями пытливого ума И. В. Мичурину удавалось в селекционном мастерстве превосходить своего учителя – природу. И. В.  Мичурин прекрасно понимал, что усилий одного экспериментатора недостаточно, что его новинки требуют углублённой разработки. Именно поэтому была создана Центральная генетическая лаборатория. Поколения мичуринских учеников сумели развить его творчество. Созданы подвои с ослабленными корневыми системами, послужившие основой для технологического совершенствования плодовых насаждений. Создан промышленный сортимент груши, сферотекоустойчивые сорта крыжовника, коккомикозноустойчивые сорта вишни, иммунные сорта яблони, новые поколения сортов черешни и других плодовых и ягодных культур. Церападусы явились донорами для повышения устойчивости к неблагоприятным условиям среды обитания, служат преградой для грибковых болезней. Значительных результатов достиг коллектив цветоводов. Создано более 100 новых образцов лилий. Достижения цветоводов отмечены золотой медалью им. И. В. Мичурина, они неоднократно получали на международных выставках главные призы. На творчество селекционеров сильное влияние оказывало содружество с академическими учреждениями. С их помощью в селекции плодовых культур определялись принципиально новые направления преобразования. Так, например, на приборе, только что созданном в Физико-энергетическом институте (г. Обнинск), в плодах одного из сортов яблони (Конфетное) и ягодах жимолости съедобной был выявлен высокий уровень энергии, способствующей оздоровлению организма человека (см. статью «Невидимое пламя жизни»). Учёный Владимир Михайлович Алаев в момент обнаружения в плодах яблони этого природного свойства высказал свою точку зрения: «В селекции плодовых культур это направление должно стать наиважнейшим. Желательно, чтобы энергетическим качеством обладало большинство сортов яблони». К настоящему времени уже получены две формы, у которых плоды насыщены высоким энергетическим зарядом (Конфетное-2 и Конфетное зимнее).
Дело нашего знаменитого оригинатора продолжается. Уверен, что учёным нынешнего и будущих поколений многих областей знаний предстоит углублённое изучение наследия И. В. Мичурина и его идей по преобразованию растительного ассортимента нашей планеты. Очевидно, автору критической статьи об Иване Владимировиче не хватило компетентности для изучения затрагиваемой темы. Узкий и поверхностный взгляд здесь явно не подходит, в том числе и на деятельность последователей Мичурина. Подобная критика заставляет меня встать на защиту знаменитого земляка, ведь будущее за идеями, дающими импульс развитию человечества.

Геннадий ЩЕРБЕНЁВ,
генетик, селекционер плодовых культур (яблоня, ирга)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *