ИВАН ГРИГОРЬЕВИЧ ГЛАДКИХ

Десять лет назад ушёл из жизни наш земляк, Иван Григорьевич Гладких. Его помнит огромное количество не только мичуринцев, но и театралов во многих российских городах и бывших республиках СССР. Более сорока лет, всю свою сознательную жизнь, Иван Григорьевич был предан театру.
На тамбовской земле зародилась робкая мечта о театре, о сцене.
Каким же был этот человек, каков его жизненный путь, лучше всего рассказывает «Автобиография» на восьми страницах и удивительная книга «Жизнь моя! Иль ты приснилась мне?». Читайте её внимательно, думайте, и вы поймёте, как мальчик из глубинки добился всего в жизни сам, развил своё дарование и стал, по словам краеведа Н. М. Сухорукова, «благородным рыцарем российского театра».
С любовью и грустью вспоминает И. Гладких самые ранние детские впечатления. Степное село Казино-Падворки Избердеевского района, куда его прадеды в XVIII веке переселились за лучшей долей, за землёй-кормилицей. Домик на два окошка, зимой топить нечем, снята с крыши вся солома, а весной по стенам стекает вода от дождя. В центре избы – люлька, где осенью 1931 года (9 сентября) уже качали родившегося Ивана, отец которого умер спустя несколько месяцев после рождения сына.
Когда пришли раскулачивать семью, мать обняла свой «скарб» – четырёх детишек: старшую Полину, Стёпку, Верочку и плачущего от голода младенца из люльки.
Остались в памяти и «Учебник немецкого языка» (сестры Веры), и первый выученный алфавит не на русском языке, и первая в жизни, подаренная сестрой Полиной книжка Н. Некрасова «Генерал Топтыгин».
Жизнью, прожитой И. Г. Гладких, стоит гордиться. Труд, труд и только труд сопровождал его все годы. Это Иван Гладких был в рядах тех, кто, напрягая свои детские силы, по-своему воевал с фашистами. В десять лет встал за плуг – погонять быков, собирал сухие сучья в гаритовском лесу за десять километров от дома, а летом туда же ходил за грибами и желудями, из которых мать пекла лепёшки вместо хлеба, собирал гнилую картошку, за которую стегали объездчики. Голод, постоянный военный голод – трава вокруг родного села вся съедена.
Каким трудом досталась ему учёба в семилетке в Ново-Гаритове за несколько километров от дома! За партами в ледяном классе, без учебников и тетрадей. Затем продолжил обучение в Новотарбеевской средней школе. Сколько было затрачено сил и энергии!
С двумя картофелинами в кармане, в любую погоду, пешком ежедневно по шестнадцать километров в день туда и обратно. Уроки затемно, постоянные головные боли. Это ведь тоже юношеский трудовой подвиг. Как хватило терпения, упорства, силы воли, не знал в то время сам Иван.
Жизнь продолжалась! Все самые первые решения, правильные и не очень, – всё определял Иван Гладких сам. В основе их – сформированный трудом бойцовский характер. Юноша не боялся жизни, её перемен.
С 1951 года Мичуринск стал неотъемлемой частью жизни будущего драматурга. Здесь же Гладких сделал первый шаг к своей детской мечте быть артистом. Получалось, что вместо лекций на факультете физики учительского института он пропадал в театре, смотрел с галёрки на репетиции, слушал и переживал за героев пьес. «Я был болен театром», – писал Гладких позднее.
Подсознательно он делает маленькие шаги к мечте: переводится на заочное отделение института (факультет филологии), принимает назначение на работу учителем немецкого языка в родную (Казино-Падворскую) школу, становится вожаком школьной молодёжи. Учитель Иван Григорьевич организовывал спектакли, пел в хоре, ездил на районные смотры самодеятельности, приобретал книги и буклеты, слушал из единственного на селе радиоприёмника «Театр у микрофона».
В школе со своими воспитанниками создал театральный уголок. Пять километров из Успеновки почтальон тащила тяжёлые бандероли-трубки от самого М. Царёва – директора Малого театра в Москве, приславшего на адрес школы буклеты, фотографии, афиши спектаклей. Гордые пятиклассники ходили по школе как именинники.
С того же времени Гладких-учитель стал завсегдатаем нашего театра и чуть ли не каждые субботу и воскресенье пропадал на вечерних спектаклях в Мичуринске, прошагав тридцать километров в пятницу из Казино-Падворок в город и столько же километров в воскресенье назад.
Театр победил! И. Гладких стал актёром в Мичуринском драматическом театре. «Над моей новой нищенской зарплатой смеялись в селе», – рассказывал позднее Иван Григорьевич. Что будет впереди, неизвестно, но для него мечта стала явью, он играл в спектаклях. На одной из фотографий 1954 года мы видим его в роли цыгана в «Бесприданнице». Гримёром подведены брови и усики, подкрашены губы, надет цыганский парик. Зелёная рубаха-косоворотка, сапоги – таков И. Гладких в двадцать два года среди тех, кого мы знаем из истории нашего театра. Он встречается с Дмитрием Дульским, Марией Корниловой, Марией Свирской, Георгием Кручининым и многими другими.
И пока сам не ведает, что через некоторое время станет общаться с мастерами сцены, спорить с ними, даже критиковать. Но это уже после, когда он окончит Литературный институт и аспирантуру, постигнет профессию драматурга. Труд немалый.
После окончания учёбы работал во Всероссийском театральном обществе консультантом по драматическим театрам. Объездил нашу страну и полмира за рубежом.
Эти годы, насыщенные впечатлениями, раскрывают драматурга как незаурядную творческую личность, удивляют многоплановостью его талантов. Многообразные по темам пьесы выходят из-под его пера с 1974 по 2004 год. Он автор трёх книг о народных артистах СССР и России, позднее, в 2005 году, выйдет из печати его автобиографическое произведение «Записки бывальца», печатаются стихи.
Иван Гладких – прекрасный журналист, талантливый литературный критик, автор более шестидесяти статей, позднее – редактор газеты о театре «Докторъ Чеховъ».
Первая пьеса Ивана Григорьевича «Последний стык» была поставлена в 1974 году в Норильске. Написана она по заказу ЦК ВЛКСМ и посвящена молодым строителям самого северного в мире газопровода Мессояха – Норильск. Пьеса шла в театрах Кузнецка Кемеровской области и Ачинска Красноярского края.
К 150-летию Л. Н. Толстого была написана пьеса «Семейное счастье». Спектакль же был поставлен в Новомосковске Тульской области, тепло был встречен в Ясной Поляне.
В театрах Сыктывкара Коми АССР и Саранска Мордовской АССР шли спектакли по пьесе И. Гладких «Чужая» о нелёгкой судьбе пожилой женщины из умирающей русской «неперспективной» деревни. Эта тема была больной для автора. Его малая родина – Казино-Падворки – упоминается в «Ревизских сказках» за ­1762–1767 годы. Там проживало 248 однодворцев в 37 домах, а также 38 крепостных в пяти домах прапорщика Андрея Воронова. В тридцатых годах XIX века, когда родился Иван Гладких, в селе было уже 500 домов. Посещая родные места в 2001 году, с горечью драматург отмечал, что село умирает: осталось 15 дворов и те скоро развалятся. И, как он и предвидел, на сей день остался один нежилой дом.
На тему села, близкую Гладких, и пьеса «Авдотьин взгляд». Она шла в Богуславе Оренбургской области, Липецке, Мичуринске. Этой работой заинтересовался МХТ. 18 мая 1989 года состоялась премьера необычного моноспектакля, поставленного режиссёром Н. Братовой. Спектакль непрост и необычен, психологичен, в значительной степени рассчитан на подготовленного зрителя. Пьеса И. Гладких стала одной из двух частей спектакля «…И четыре стены моей жизни…». Он рождался долго и тяжело. Т. Доронина предложила подобрать к пьесе И. Гладких контрастный материал – пьесу американца У. Льюса «Прелестница Амхерста». В результате две героини не знающих друг друга авторов поведали зрителям о своей судьбе. Получилась пьеса-исповедь американской поэтессы Эмили Дикинсон, при жизни почти неизвестной, и русской крестьянки Авдотьи, вынужденной фактически в одиночестве проводить свои последние годы жизни. Зрители поняли героинь спектакля, подводящих жизненные итоги, их размышления о том, честно ли жили и делали то, к чему звала душа.
Обладая огромной работоспособностью и одарённостью, драматург создавал всё новые и новые произведения.
В Мичуринске шёл спектакль по пьесе Гладких «Роковые яйца», написанной по мотивам одноимённой повести М. Булгакова. В  Пермском ТЮЗе состоялась премьера пьесы по «Кандиду» Вольтера. Это первое инсценирование французского просветителя на российской сцене. Спектакль сыгран и в Москве, даже был запланирован показ этой работы в Париже.
Пресса доброжелательно откликалась на спектакли состоявшегося драматурга, отмечала его наблюдательность, острый глаз и чуткое ухо, содержательные и сочные характеры, живую, правдивую интонацию многих пьес. И критика, и друзья высоко ценили оптимистическое восприятие жизни Иваном Григорьевичем, горячую любовь к земле, к человеку-труженику. Актёр Мичуринского драматического театра отмечал: «Многие обладают такими качествами, но не все так чётко и образно переносят свои наблюдения на бумагу. Герои его пьес одинаково доступны зрителям разного образования и пристрастий».
История малой родины вызывала живейший интерес у нашего земляка. По признанию самого драматурга, именно любовь к ней давала ему творческие замыслы и идеи, помогала выстоять.
В 1981 году мичуринцы овациями благодарили драматурга, режиссёра и актёра за прекрасный спектакль «Белый пожар», посвящённый великому учёному-селекционеру И. В. Мичурину. Гладких часто бывал на репетициях, в процессе работы приходилось что-то переделывать, добавлять, убирать из текста.
Главную роль садовода-подвижника сыграл талантливый актёр И. Н. Полянский, которому в детстве довелось увидеть известного учёного. Готовясь к роли, Полянский изучал написанное самим Иваном Владимировичем, знакомился с вехами его жизни, размышлял над письмами и воспоминаниями современников Мичурина. И образ человека-труженика, патриота удался!
«Родина наша должна быть самой красивой в мире. Украшайте её! Сажайте больше плодовых деревьев. Сейте цветы. Я верю, ваши руки не дадут заглохнуть моему делу после меня», – эти слова Мичурина, озвученные актёром, понимались зрителями как наказ молодому поколению.
Оценили мичуринские театралы и образ жены Мичурина, Александры Васильевны, роль которой исполнила актриса В. Л. Дзидзан. Зрители понимали, что, оставаясь в тени мужа-учёного, эта женщина своим ежедневным трудом, преодолением жизненных невзгод, своей верой в науку, закладываемую в их саду-питомнике мужем, совершила гражданский подвиг.
Перед труппой стояла очень ответственная задача: на представление пришли «свои» зрители, многие из которых знали семью Мичуриных, учились и дружили с потомками Ивана Владимировича, выращивали на своих участках подаренные самим садоводом плодовые деревья из питомника за рекой Лесной Воронеж.
Спектакль прошёл на одном дыхании и стал визитной карточкой драматического театра. О нём заговорила пресса, рецензии появились в «Тамбовской правде», «Известиях», «Литературной газете», «Советской культуре», в журналах «Огонёк» и «Театральная жизнь».
Пьеса стала большой удачей драматурга Гладких. Почти три года жил «Белый пожар» на мичуринской сцене. Спектакль видели зрители Астрахани, Саранска, Дзержинска, Андронова. Впервые театру провинциального города была присуждена престижная Государственная премия им. К. Станиславского. Сам автор по каким-то закулисным интригам «сверху» в списке награждённых не был и продолжал плодотворно работать.
К 120-летию со дня рождения А. М. Герасимова (нашего земляка, художника, академика) драматург написал пьесу «Сын прасола», которую юные артисты из школы № 16 подготовили под руководством заслуженной артистки РФ Татьяны Фёдоровны Николаевой. Спектакль шёл в Доме-музее художника, сопровождался экскурсией, и, естественно, зрители-гости горячо благодарили исполнителей за двойное эстетическое восприятие истории нашего города.
Иван Григорьевич Гладких любил Мичуринск, где у него было много друзей, единомышленников, почитателей его таланта. В Центральной городской библиотеке проходили презентации его книг, встречи с читателями, праздновались юбилеи. В одном из писем заведующей отделом ЦГБ Л. П. Виноградовой он писал: «Если Вы не возражаете, хочу у Вас в библиотеке установить настоящий личный архив. Один будет в библиотеке Союза театральных деятелей, а другой – у Вас».
Подаренные драматургом пьесы стоят на книжных полках в краеведческом отделе городской библиотеки. Это произведения об исторических личностях: «Николай Бухарин», «И замкнутый круг» (о Блюхере), «Государственный преступник» (о Бабушкине), хранятся пьесы, написанные по мотивам книг известных писателей, такие как «Князь Серебряный» (А. Толстой), «Парижские тайны» (Э. Сю), «Маленький лорд» (Ю. Борген), «Чевенгур» (А. Платонов), «Факультет ненужных вещей» (Ю. Домбровский), «Великий Гэтсби» (Ф. С. Фицджеральд). Есть в архиве пьеса на библейскую тему «Ирод и Мария», о Великой Отечественной войне – «Пароль «Мшага»», «Ловушка», комедия «Женщина для забавы», трагикомедия «Муж и жена – одна сатана», сказка «Сын охотника» и другие произведения. Они ждут своих режиссёров и актёров.
В 2005 году вышла из печати ещё одна книга писателя-драматурга – «Жизнь моя! Иль ты приснилась мне?» с подзаголовком «Записки бывальца». Великолепную рецензию на неё написал профессор МГПИ Василий Иванович Попков.
Заглядывая в будущее, семидесятилетний автор книги размышлял: «А вдруг, когда меня не будет на земле, заинтересуются тем, что там их земляк писал, на что тратил бессонные ночи и вообще отведённое ему жизнью время».
Возьмите в руки эту книгу, и вы всё поймёте о человеке Иване Гладких: как смог он, приехав из самой глухой тамбовской глубинки, не только выжить, но и благодаря необыкновенной силе духа воспитать в себе честность, высокую нравственность, независимость, стремление преодолеть любые трудности, подняться к вершинам интеллектуальной культуры.
Книга состоит из 129 новелл, очерков, зарисовок, сцен, эпизодов, которые ­составляют поучительный документ эпохи. Кажется, близкий тебе человек ведёт подробный, неторопливый рассказ о своей семье, односельчанах. Детали быта, военной и послевоенной жизни написаны кровью сердца, писал даже о том, о чём писать не положено. Трудные жизненные ситуации, преступная чёрствость отдельных людей только закалили его, а людская сердечность и любовь сделали борцом по жизни. Критически относясь к своим поступкам, характеру, Гладких часто был в ответственный момент бескомпромиссным с другими, чуждыми ему по мировоззрению людьми. Книга заставляет верить автору, читать её с неослабевающим интересом и пользой. Она написана и о большой Родине, чтобы поколение, после войны родившееся, не поддавалось мутации забвения, не деградировало, не приспосабливалось к подлости, лицемерию, чинопочитанию и корыстолюбию. Наш земляк помогает понять, что человека в тяжелейшие моменты жизни спасает труд, его любимое дело. Своё же предназначение Гладких нашёл в литературе, разъясняя читателю, кто же в жизни победитель, герой, творец.
«Но я, вопреки «моде», пишу о людях, об их мучительных раздумьях над вопросами бытия. Думаю, что «мода» на проституток и бандитов всё же пройдёт, и опять в центре внимания литературы и искусства станет Человек с его вечными проблемами, нравственным началом и совестью. А потому во имя этого будущего я и не выпускаю перо из рук. Ведь жизнь продолжается. 24 апреля 2004 г. Москва». Это последние строки книги Ивана Григорьевича, где он раскрывает свою душу перед читателем. Какую же награду он себе назначает? Думаю, только человеческое понимание, только понимание его произведений, на которые затрачена жизнь!
До конца своих дней наш земляк был полон творческих замыслов. «Дерево должно расти на своей почве», – говорил он. Второй родиной считал Гладких с. Ярок Мичуринского района, где в 1990 году приобрёл домик. «Это в 15 километрах от моих Казино-Падворок, – писал Иван Григорьевич. – Мог бы, конечно, купить дом и там (свой снесён техническим прогрессом – по нему прошёл газопровод «Дружба»), доживают одни старухи в родном селе».
Дом в Ярке стоит на окраине, на развилке дорог, одна вдоль изгороди ведёт лугами к дальнему лесу. Простор, красота, приволье. Всё согревало душу. Иван Григорьевич приезжал из Москвы в начале весны вялый, бледный и через некоторое время оживал: загорал, по земле в сад-огород – только босиком, ездил на велосипеде, а чаще ходил один или с соседями за земляникой, черникой, был прекрасным грибником, собирал, но не ел их – войну напоминали.
Дружить он умел с людьми разными. За чаем, заваренным с местными травами, велись продолжительные беседы с дачными и местными гостями и с друзьями, приезжающими из Мичуринска. Ему были интересны люди. И впечатления от тихой красоты природы, и краски цветущего сада, посаженного в память о матери (она не вырубила плодовые деревья даже в войну), встречи, размышления – всё шло в копилку, всё рождало новые произведения. Так считает актриса Т. Ф. Николаева, дружившая с драматургом более тридцати лет, частая гостья в его сельской обители. Здесь в тишине рождались строчки многих его стихов, таких как «Родимый край», «Домик белый», вошедших в сборники «Жизнь не переладить» (2006 г.), «Дальше лучше, а не наплачешься» (2008 г.). Их автор дарил щедрой рукой односельчанам, друзьям детства в окрестных сёлах и на творческих вечерах в сельских и заводских клубах.
Места, где жил летом Иван Григорьевич, знамениты не только чудесным разнотравьем, рекой с крутыми берегами, лесами, борами, но и древней историей.
В VII веке по берегу Воронежа шли знаменитые укрепления Белгородской черты, перекрывающей татарские перелазы. Деревни Гаритово, Казинка, Ярок были вотчиной князя Дмитрия Пожарского, получил он их в награду за освобождение Москвы от поляков. Да нелегко жилось здесь селянам, в один месяц  – апрель 1643 года – шестьсот татар да двести черкесов увели в полон двести сорок жителей, сотни разбежались.
Позднее Старая Казинка была подарена Елизаветой Петровной двум братьям Рахманиным, а их потомок, Иван Герасимович, в своём имении построил типографию, где печатал труды французского просветителя Вольтера.
Современники И. Г. Гладких, несомненно, обратили внимание на интерес драматурга к историческим и краеведческим темам в его творчестве. Часть его замыслов рождалась здесь, на ярковской земле, где всё дышало историей.
По старинной дороге XVII века, доныне сохранившейся, он приезжал в Казинку, где на месте барской усадьбы Рахманиновых стоит школа. Бывший директор музея Татьяна Дмитриевна Конова делится воспоминаниями: «С 1995 года в Старой Казинке проводятся Рахманиновские музыкально-литературные праздники, у истоков которых стоял И. Г. Гладких. Накануне их первого открытия он написал о прекрасном вольтерьянце пьесу «Рок головы ищет», а в 1996 году сам стал лауреатом Рахманиновской литературной премии. Как писали газеты, Гладких на празднике выступил с блестящей речью. Он стоял на сцене рядом с единомышленниками, тоже лауреатами этой премии: с поэтом Петром Герасимовым, с прозаиком, журналистом Валентиной Дорожкиной, с редактором «Мичуринской жизни», известным краеведом Николаем Сухоруковым – и считал эту награду малой родины одной из важных в своей жизни».
Скромным он был человеком, в автобиографии писал, что «ветеран труда войны и трудовой деятельности», имеет медаль «За культурное обслуживание строителей БАМа» и ещё медаль «В память 850-летия Москвы», где он прожил и проработал более пятидесяти лет.
Автор пятидесяти пьес, четырёх книг, двух повестей, восьмидесяти рассказов, двух сборников стихов, прекрасный публицист (опубликовано около шестидесяти статей, очерков), главный редактор театральной газеты «Доктор Чеховъ», просветитель, созидатель Литературного праздника Рахманинова – он никогда не жаловался, что слава его обходит.
«Длинных речей не говорил, – делится Т. Д. Конова, – смотрел в глаза собеседнику ласково, что солнышко; одевался просто, сразу и не признаешь в нём столичного литератора».
Осень 2008 года… Последний трагический месяц жизни Ивана Григорьевича в Ярке. Уже намечен на пятницу отъезд в Москву.
А в среду от небывалой жары загорелась трава вдоль изгороди, огонь перекинулся на сарай. Всё происходило очень быстро. Люди тушили пламя, не дожидаясь приезда пожарных. Заполыхала рубероидная крыша. В сарае черновики, книги… Как он бросился в пекло – не помнит. Сильный болевой шок. Бежал, крича от боли. Нашли его в траве не сразу. Районная больница в с. Заворонежском, затем больница Святого Луки в Тамбове. И в Мичуринске, и в Тамбове к нему нескончаемо шли люди, врачам пришлось ввести ограничение посещений, ведь у больного двадцать процентов ожогов, вся правая сторона тела, – редко кто переносит такое в преклонном возрасте.
«Пересматриваю свою жизнь», – делился он с Т. Ф. Николаевой в больничной палате, был бодр и перед отъездом в Москву (за ним приехал сын Антон).
Умер И. Г. Гладких 10 октября на 78-м году жизни в больнице им. Н. В. Склифосовского.
Но пока живы его многочисленные друзья, знакомые, родные, пока стоит на малой родине единственный дом в Казино-Падворках, где ежегодно в августе собираются с разных мест односельчане, чтобы помянуть хлебом-солью ушедших из жизни, пока хранят его книги во многих семьях Мичуринска, окрестных сёл, память о нём жива, ну а жизнь продолжается. Как писал он в последних строках своей повести «Жизнь моя! Иль ты приснилась мне?».

Валентина МАРКОВА,
краевед, ветеран педагогического труда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *