УЧЁНЫЙ И ЕГО ДОМ, СТАВШИЙ МУЗЕЕМ

Сегодня, говоря о Мичуринске, невозможно представить себе историю города без рассказа о великом селекционере Иване Владимировиче Мичурине. И естественно, что посещение города гостями не обходится без визита в Дом-музей И. В. Мичурина. Нынешний Основной питомник, в котором расположен музей, привлекает множество туристов из всех уголков мира.
Однако судьба учёного не раз могла бы сделать крутой поворот, да и место будущего музея могло быть совсем другим.


В начале долгого пути

Мало кто в Козлове придал значение тому, что в 1872 году здесь поселился молодой садовод-любитель. История покажет – событие это станет судьбоносным.
Мичурин арендует у местного купца Горбунова пустовавшую усадьбу, при которой имелся сад с коллекцией из множества видов растений. Впрочем, козловцев садами удивить было непросто, почва здесь благодатная для овощей и фруктов – тучный чернозём. Далеко не все из сажаемых растений приживались или переживали суровые зимы.
Тем временем в саду у Мичурина из-за плотно растущих деревьев, кустарников и цветов негде было ступить. В доме всё свободное пространство тоже заставлено горшками и ящиками с растениями и садовым инвентарём. Растениям не хватает места, но уничтожить хоть одно из них у Ивана Владимировича не поднималась рука.
Мичурин переезжает в квартиру в усадьбе Лебедевых. При доме имелся обширный сад, куда была перенесена вся собранная к этому времени коллекция растений учёного. Впоследствии И. В. Мичурин приобрёл усадьбу с домом, воспользовавшись займом в банке, но к этому времени финансы его находились в таком плачевном состоянии, что практически сразу же он был вынужден заложить своё имение.
Чтобы поправить бедственное положение, Мичурин берётся за любую работу. Он не только с растениями умел обращаться, он также умел и любил управляться с различными механизмами. Например, смог практически в одиночку провести электрическое освещение на железнодорожную станцию города. Впечатлённый проделанной работой, инженер Граунд, служивший начальником депо, напрямик сказал Ивану Владимировичу: «Бросайте вы свой сад, господин Мичурин! Вы же первоклассный электротехник». Но вместо этого он ушёл со службы на железной дороге, оставив за собой единственную обязанность – следить за исправностью часов на станции, – и открыл мастерскую, где чинил швейные машинки, часы и другие механизмы. Это дело начало приносить ему ежемесячный доход.
Но самое главное, что в приобретённой усадьбе Мичурин получил возможность продолжить свою работу по выведению новых сортов растений. Именно здесь появились на свет первые мичуринские сорта, полученные в результате скрещивания: малина Коммерция, вишни Плодородная, Мелколистная полукарликовая, Гиот грушевидный и гибридный сорт Княжна Севера, который после революции был переименован в Красу Севера.
Через несколько лет и эта усадьба становится слишком тесной для опытов Ивана Владимировича. В доме снова теснятся ящики с саженцами и коробочки с семенами, а в саду нет возможности посадить лишний кустик.
Иван Владимирович узнаёт, что в слободе Турмасово, недалеко от города, на берегу Лесного Воронежа продаётся участок земли в 13 гектаров. И хотя для разведения сада была пригодна всего лишь половина, Мичурину участок понравился, и в конце мая 1888 года он приобретает эту землю.
Приобретение это далось учёному нелегко. Больше полугода Мичурин силился собрать нужные средства. Он влез в большие долги, продал почти весь посадочный материал из своего питомника, трудился до изнеможения, экономил на всём, даже на еде – белый хлеб и сахар семья ела только по выходным, а мясо и вовсе лишь по большим праздникам.
И вот желанная земля его, но на руках осталось всего 7 рублей. А это означало, что учёный не может нанять даже телегу для перевозки вещей и растений. Поэтому деревья, ящики с рассадой и мешки с землёй семья Мичуриных перетаскивала на собственных плечах на расстояние более 7 километров.
На новом месте Иван Владимирович с упоением принимается за изнурительный труд, размещая ценнейшие образцы растений. Впоследствии дочь Мичурина Мария Ивановна вспоминала о тех временах: «Отец забывал об одежде, о пище, о нужде и безденежье семьи и все свои мизерные доходы вкладывал в выписку интересовавших его семян. Мать шла ему навстречу, также отказывая себе во всём необходимом. Бесконечная подноска воды, посадка растений, перекопка и рыхление гряд днём, письмо и чтение по ночам уносили силы отца».
На обеденном столе по-прежнему были только выращенные в собственном огороде овощи, чёрный хлеб да «цибик чая за 2 копейки на заварку». Иван Владимирович рассказывал, что после трудового дня в саду он часто ужинал одной тюрей, состоявшей из накрошенных в солёную воду хлеба и лука.
Через пять лет заброшенный пустырь у реки превратился в чудный сад. Ровными рядами здесь выстроились яблони, сливы, груши, черешни и вишни. Раскинулись в саду и богатые ягодники. К невероятному изумлению многих горожан, здесь же цвели виноград, олива, тутовое дерево, персики, абрикосы и другие южные растения, невиданные в этих краях.
В середине утопающего в зелени сада стоял домик Мичуриных, более с виду походивший на сарайчик. Иван Владимирович полностью отказался от дополнительных подработок и с головой ушёл в селекционные эксперименты. В это время учёный берётся за решение одной из главных проблем своей деятельности – выведение выносливых, морозоустойчивых гибридов плодово-ягодных растений. В конце XIX столетия такая идея не просто новаторство, она была дерзким вызовом всей современной науке.
В 1892–1893 годах И. В. Мичурин совершает единственную в своей жизни поездку, во время которой посещает все сады средней России и убеждается, что сколько-нибудь правильного садоводства в стране нет. «С тех пор, – говорит Иван Владимирович, – я задался целью тем или иным способом устранить такой существенный недостаток в любимом мною деле».
Со временем И. В. Мичурину становится ясно, что турмасовский участок не пригоден для выращивания гибридов – почва здесь слишком хорошая, на ней рост гибридных сеянцев затягивался, а зимостойкость снижалась. И он принимает решение о приобретении нового участка, который отвечал бы всем требованиям, необходимым для продолжения опытов.
После долгих поисков Иван Владимирович находит наконец подходящее место в окрестностях города, также в долине реки Лесной Воронеж, но уже близ Донской слободы. Долина реки представляет собой пойму среднего уровня, пересекаемую протоками, болотами, с незначительными площадями для земледелия и садоводства. Вся территория долины принадлежала помещику Агапову и судебному чиновнику Рулеву. В межевом плане тамбовского губернского землемера М. Попова, вычерченном 25 января 1899 года, сказано: «В означенном участке, поселения не было, а земля лежала в пустоте». Почва здесь представляла собой тощий речной нанос и являлась наиболее подходящей для воспитания зимостойкости у гибридов. Кроме того, на участке были очень близки грунтовые воды, да и морозы ниже, чем в городе, на 5 градусов, так как это было самое низкое место в пригороде.
Но И. В. Мичурину надо было продать старый участок, прежде чем купить новый. Тут, как никогда прежде, Ивану Владимировичу повезло. В город приезжает новый представитель дворянства – рязанский помещик Снежков. Подыскивая место для строительства своего нового дома, он осмотрел участок в Турмасово, принадлежавший Мичурину. Место Снежкову понравилось, и он в 1899 году покупает землю у Ивана Владимировича при условии, что участок будет освобождён от растений.
Тогда Мичурин сам оборудовал переправу через реку, устроив большую лодку для перевоза людей и груза (моста при жизни учёного не было). На этой лодке сам Иван Владимирович и члены его семьи переправлялись с нового места обитания на противоположный берег, если им нужно было попасть в город.

Основной питомник и будущий музей

Все растения с турмасовского участка были перевезены на новое место. Семье учёного пришлось зимовать в сарае. В 1899 году по плану, составленному Иваном Владимировичем, и при его самом активном, деятельном участии на новом участке был выстроен двухэтажный дом.
Дом имеет осевой вид планировки. Для такого вида планировки характерен длинный коридор, проходивший по продольной или поперечной оси дома, а по сторонам от коридора располагались жилые, парадные и служебные помещения.
Дом, построенный Мичуриным, был сложен из простого красного кирпича, имел деревянное крыльцо и веранду. Нижний этаж был занят подсобными помещениями и кухней. Верхний этаж занимала семья И. В. Мичурина.
Фасад дома Иван Владимирович снабдил скромным карнизом. В этом доме соединились и вековые традиции, и требования к удобству, и обычные приметы времени. Больше всего он походил на дачу обыкновенного горожанина, а особое очарование ему придавал обступивший его сад.
Этому дому суждено было стать лабораторией, где учёный осуществит самые смелые свои опыты. Начало работы на новом участке ознаменуется ростом известности И. В. Мичурина среди специалистов не только в России, но и за рубежом.
Питомник пополнялся всё новыми и новыми сортами плодово-ягодных культур. Иван Владимирович начинает фантастическую для того времени гибридизацию винограда и персика. Разрабатывает методику опытов с дальневосточной ягодой – актинидией.
Рабочий день Ивана Владимировича был расписан по минутам. Он установил себе очень жёсткий режим, которого придерживался до конца своих дней. На сон учёный отводил не более шести часов в сутки, а отдых в основном видел в перемене занятий.
Высокое деревянное крыльцо дома вело прямо на второй этаж, в комнаты Мичурина и его домочадцев. Узкие дощатые двери открывались в коридор, одна дверь которого вела в зал-гостиную, а другая – в главную комнату дома, где учёный проводил практически всё время, пока не был в саду, – в кабинет Ивана Владимировича.
Напротив кабинета находилась спальня И. В. Мичурина. Комната очень маленькая, всего семь квадратных метров. Из окна спальни виден сад. Комната очень простая: белые стены, железная кровать, стеклянный шкаф с незамысловатой одеждой Ивана Владимировича. На ночном столике возле кровати – оригинальные часы, по ним можно было узнать время, нажав кнопку. В изголовье кровати стоит окованный железом сундук, а на нём старинная шкатулка, где Иван Владимирович хранил самые важные документы, письма, дипломы, награды.
Эта комната стала последним пристанищем Мичурина. Заболев тяжёлой формой рака желудка, к весне 1935 года он уже не мог работать в кабинете, но продолжал здесь отдавать распоряжения своим помощникам и заниматься документами.
Рядом со спальней Мичурина есть проходная комната, служившая некогда Ивану Владимировичу кабинетом, а впоследствии, уже после революции, когда питомник разросся, здесь стали жить помощники учёного. В частности, долгое время комната служила пристанищем Александре Семёновне Тихоновой.
В современном музее в этой комнате стоит пианино, которое Иван Владимирович приобрёл для сотрудников питомника, умеющих играть. Мичурин очень любил музыку и, хотя сам играть не умел, с удовольствием слушал, как это делают его домашние и ученики.
Всю южную часть этажа занимает большой зал. После постройки дома этот зал часто служил Ивану Владимировичу рабочим кабинетом. Возле окна расположился его письменный стол, и, сидя в уголке слева от входной двери, там, где стоит овальный столик под орех и диван с креслами, обтянутыми кожей, учёный принимал посетителей. Однако после смерти супруги Александры Васильевны в 1915 году Мичурин перестал использовать комнату по назначению и просто хранил здесь разные вещи – приборы, инструменты, семена. Летом он изредка принимал тут гостей и лишь иногда работал. А позже в комнате работали в основном помощники учёного.
Эта комната музея хранит инструменты, изобретённые И. В. Мичуриным: ручной секатор; окулировочную машинку, предназначенную для прививки дичков глазком; гайсфус, или так называемое прививочное долото, с помощью которого делаются прививки черенком; а также разнообразные инструменты для починки часов и многое другое.

Музей сегодня

Музей Мичурина, основанный в 1941 году, вот уже без малого восемь десятилетий сохраняет в неприкосновенности дом великого учёного для всех, кто интересуется его жизнью и творчеством.
Ещё до официального статуса музея и до широкого признания заслуг Мичурина со всей страны и из-за рубежа приезжали люди, чтобы своими глазами увидеть этот необыкновенный сад.
После революционных событий, ещё при жизни учёного, экскурсии в питомник стали систематическими, особенно тянулись сюда любители природы и люди, желавшие сами трудиться в области селекции. Таким визитёрам Мичурин был рад.
После смерти Ивана Владимировича его дом и личные вещи были оставлены родственникам, а после в целях увековечения памяти собирались, чтобы сохранить их в неприкосновенности.
Основной питомник вошёл в состав мемориального комплекса, сохранив всё многообразие растений, посаженных и выведенных Мичуриным.
Сегодня Дом-музей Мичурина и питомник учёного являются частью Всероссийского научно-исследовательского института генетики и селекции плодовых растений имени И. В. Мичурина. Основной питомник раскинулся на территории 170 гектаров.
Здесь в сквере стоит гранитный памятник Ивану Владимировичу. Он держит в одной руке книгу, а в другой – плоды и словно продолжает присматривать за своим садом.
На протяжении уже более сорока лет (а это почти половина срока существования музея) гостей здесь встречает директор музея Людмила Васильевна Волокитина, которая невероятно увлечена своим делом. Ни один посетитель не уходит после экскурсии, не влюбившись в музей. И это явная заслуга директора.
Питомник ежегодно посещают десятки тысяч экскурсантов. Приезжают сюда и любители садоводства, и любознательные путешественники, и специалисты, желающие отдать дань великому новатору.

Роман ЛЕОНОВ,
член Союза журналистов России

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *