Четыре истины

Ольга Фокина
г. Усть-Илимск

Член Союза журналистов России, поэт, прозаик. Координатор творческого объединения «СТИМУЛ». Автор пяти книг стихотворений, вышедших в издательствах «Российский писатель» (Москва), «Библио-Глобус» (Москва), «Родные просторы» (Библиотека журнала «Невский альманах», Санкт-Петербург), «Союз писателей» (Новокузнецк). Публикации: журнал писателей России «Невский альманах» и др. Лауреат Международного поэтического конкурса «Новые голоса» (с вручением статуэтки), международной премии «Золотое сердце», финалист премии им. А. Ахматовой, номинант литературной премии журнала «Союз писателей», удостоена национальной общественной награды «Будущее России» (с вручением медали), победитель конкурса «Молодёжь Иркутской области в лицах». Финалист Международного конкурса им. Р. Казаковой. Дважды финалист литературной премии «В поисках правды и справедливости». Дважды лауреат Всероссийского конкурса «Восходящая Звезда», лауреат международных конкурсов-фестивалей «You’re super star», «Талант», проекта в Сан-Франциско. Принимала участие в работе IX Совещания писателей (Челябинск, 13–14 апреля 2018 г.).

 

Рюкзачок

Снова день наш краткий спрятан за кулисы.
Совесть в чёрных пятнах выйдет на поклон.
Среди снов-иллюзий и избитых миссий
На пороге встанет, изменяя тон.
В клочья изорвавшись, с пеплом на подоле,
Мнётся, не стесняясь, с разумом в пути.
Просто в этой жизни – каждый – свой пуд соли
В рюкзачке скитаний должен унести.

Девочка на охоте

Девочка Осень, словно лиса на охоте,
Тихо крадётся, но обдаёт холодами.
Птицы прервались в славном своём полёте,
Дымом из труб над чужими друг другу домами.
Сочные листья душу свою обнажают,
Словно остатки ветхой людской надежды.
Девочка Осень, небо в себя вдыхая,
Каждому дарит лёгкость свободы свежей.
Сонные взгляды сквозь серебристые веки,
И по ресницам словно за птицами в небо…
Девочка Осень пускает слёз своих реки
И из снежинок чертит безмолвный ребус.
* * *

Апельсиновой гуашью
Нарисуем наши лица!
Солнце, больше всей планеты,
Долькой счастье раздаёт.
И мечты начнут сбываться,
Станет милой нам синица,
И на всё найдём ответы,
Ластик зло вокруг сотрёт.
Мы – счастливые, как птицы,
И свободные, как ветер,
Улетим за солнце это
И опять начнём мечтать.
Только нужно поделиться
Всем добром, на трафарете
Размножать его по свету,
Так же щедро раздавать!

Четыре истины

Любовь, надежда, вера, доброта –
Четыре слова, что свершают чудеса,
Четыре истины, что делают сильней
И к храму Божьему откроют путь скорей.
От этих слов в сердцах светло, уютно так,
И исчезает из души зловещий мрак.
И будут пусть вовек молитвой на устах
Четыре слова, что спасут в любых судах,
Четыре истины, что дарят торжество,
Четыре мысли, что спасают существо.
Пусть в жизни царствуют на всей земле
всегда:
Любовь, надежда, вера, доброта!

Сильные идут вперёд, несмотря на камни!

Солнечное чудо на «кровавом» фоне
Ввысь стремится гордо, прорастая вверх.
Сквозь асфальт стремится, а не на газоне,
И растёт так гордо, удивляя всех.
Это вечный образ силы, воли, духа,
Сквозь страданья жизни, может, даже боль.
И таким героям не страшна разруха.
Пусть растёт он в мае, красных стен тех вдоль.
Одуванчик милый отдаёт все силы,
Прорастая гордо сквозь сплошной асфальт,
Как страна родная всё в себе носила
И терпела молча множество нахальств.
Только сильный духом прорастёт сквозь камни
И без ран-царапин движется вперёд.
Одуванчик этот – образ перед нами,
Как силён пред бедами русский наш народ!

Счастливый случай

Волосы с цветами воедино,
И в глазах лазурь самих небес.
А вокруг бескрайняя долина,
Главных дум собрание и съезд.
Бабочки со дна сердечной чакры –
Олицетворение добра,
Черпают все радости по чарке,
Раздают за добрые дела.
Взгляд усталый, только не поникший,
И глаза, что верят в волшебство.
Не свою мы радость в жизни ищем,
Зачастую пропустив своё.
Но счастливый случай помогает
Обрести себя, свои пути –
Ангел наш устало направляет,
Но услышать бы его, не пропустить.

Время

Лечит ли время? Немного тушует боль…
И улетает, стремительно, невзначай,
А осознание – словно на рану соль.
Просто живи, по прошлому не скучай.
Время внутри. Словно бешеным стуком летит
Прямо из сердца навстречу зелёным мечтам.
Кто-то на прочность проверит
волшебный магнит,
Кто усомнится, мешая своим парусам.
Чаще зависят от нас повороты судьбы,
А небеса нам готовят хороший план.
Но не помочь тому, чьи мосты сожжены,
Цели святые разбиты неверием в хлам.
Время летит в бесконечность земных орбит.
Взмах шелковистых ресниц – и оно ушло.
Сила внутри, хоть и хрупкие мы на вид,
Время в ладонях, хоть так быстротечно оно.

Летела!

Я летела в траву беззаботной,
наивной малышкой
И не сгорбленной скукой от взрослых,
угрюмых людей,
А в руках я держала Тургенева
добрые книжки,
От которых мой взгляд становился
светлей и нежней.
Я летела! В больших шоколадных
волшебных кристаллах
Отразились своими лучами дождинки небес.
Я летела, летела от мыслей, в которых устала,
В невесомости грусть потеряла свой
смысл и вес.
Я летела не вниз, а наверх,
за беспечной свободой,
За свободой души, головы,
этих крохотных ног.
А душа растворялась в гранёном стакане,
что с содой, –
Отпустить нас на волю так разум тяжёлый
не смог.

Не страшно. Не больно. Не холодно

Без тебя у меня удушье,
Ничего не могу предпринять.
Чем бродить по земле, мне лучше
Поскорее тебя обнять,
Рассказать, как несладко быть взрослой,
Отыскать рафинад за душой.
Ты мне ангелом, милый, послан,
Я спокойна всегда с тобой.
Мне не страшно, не больно, не холодно
В пледе тёплом любви твоей.
Лишь бы не было, милый, хлопотно,
Только было б тебе светлей.
Не любовь, нечто выше и большее,
Что не в силах никто разорвать.
В ритме жизни никчёмной хорошее,
Что сумел нам Господь послать.

Доброе

Настроение по чемоданам
Апельсиновым солнцем внутри.
Словно окна квартиры сданной
Распахнули свои сентябри.
Словно в косы вплетая воздух,
И румяным морозом картин,
Рыжий ветер приносит звёзды
В свете мимо плывущих машин.
И пурпурным снарядом акаций,
Синевой прозябающих душ
Мы на фоне плохих сенсаций
Нарисуем тепло вместо стуж.
И сойдутся в пути две планеты,
И сотрут километры дорог.
Победит в красоту разодетое,
Всем вокруг дорогое добро!

Глупое сердце

Сердце лечит высота желания,
Силуэт несбывшейся мечты.
Сердце ищет всюду оправдания
Для полётов с дикой высоты.
Глупое, далёкое, небрежное,
Непослушное в порывах сгоряча.
Но в любви отчаянное, нежное,
Плавится быстрее, чем свеча.
Сердце мчится в высь красиво-гордую,
Но не взвесит шаг свой никогда.
И вовек не ждёт опору твёрдую,
Но всегда спешит, где есть беда.

Разлюбила

Я тебя молчаньем поцелую,
Тенью жадной сладко обниму.
Я тебя нисколько не ревную –
Потому что больше не люблю.
Взгляд отныне твой меня не греет,
Руки холоднее, чем вчера.
И тебя мой ангел не жалеет,
И в камин не бросит нам дрова.
Не зажжётся боле, отгорело,
Отвыкание сожгло пути.
Я раскрашу мир наш тёмно-серый
В радугу несбывшейся любви.


Максим Сафиулин
Усть-Илимск

Поэт, композитор, автор-исполнитель, играет любые мелодии на расчёске и газете. Руководитель творческого объединения «СТИМУЛ». Автор пяти книг стихотворений, вышедших в издательствах «Российский писатель» (Москва), «­Библио-Глобус» (Москва), и др. Лауреат международных конкурсов-фестивалей.
Преподаватель школы искусств № 1.
Лауреат литературной премии «В поисках правды и справедливости», лауреат конкурса патрио­тической поэзии им. А. Твардовского, дипломант Международного поэтического конкурса «Новые голоса», финалист Международной литературной премии им. А. Ахматовой и Гомеровской премии. Награждён медалью «За активную гражданскую позицию и патриотизм». Звание «Лучший творческий деятель России». Принимал участие в работе IX Совещания писателей (г. Челябинск, 13–14 апреля 2018 г.).

 

Я не боюсь пустого зала.
Когда вдруг выйду в тишине,
Чтоб только ты не заскучала –
Одна пришедшая ко мне.
Погасят свет. И в полумраке,
Как тень, что горбится слегка,
Я выйду тихо в чёрном фраке
И пыль смахну с воротника.
Начну читать – внутри тревога.
Прошу я у Судьбы самой:
«Не уходи, побудь немного,
Мой зритель и читатель мой!
Тебе одной весь вечер этот
И каждый звук, и каждый слог.
Готов читать хоть до рассвета,
Лишь в зале я б увидеть мог
Твоё лицо, улыбку, губы,
Твой взгляд, смог слышать сердца стук.
Ах, как мне дороги и любы
Тепло дыхания и рук…»
Я не боюсь пустого зала
И что погасли фонари.
Я не боюсь, что света мало, –
Боюсь сердец, пустых внутри.
Боюсь с тобой разлуки

Укрылась ночь волшебным покрывалом,
Укрылась, верно, чтоб не простудиться.
Горели свечи светом жёлто-алым,
На миг боясь друг с другом разлучиться.
И я боюсь. Боюсь с тобой разлуки.
От мысли этой взгляд мой тёмный, мрачный.
И нет, поверь, на свете большей муки,
Чем отпускать тебя в рассвет прозрачный.
С рассветом, растревожив мыслей стаю,
Я расстаюсь с тобой вполне привычно
И вновь, и вновь стихи свои читаю
Любимой кошке, коей безразлично.

Ты уходишь? Надо, значит, надо…

Тает снег быстрее шоколада,
Что тобой забыт был на окне.
Ты уходишь? Надо, значит, надо.
Дверью хлопнешь, и войдёт досада,
Выиграв преимущество в войне.
Я останусь, раненый и грешный,
Наблюдать, как вянет роз букет,
И увижу, как выходит спешно,
Грустно, безотрадно, безутешно
Твой прекрасный, стройный силуэт.
Этот бой я проиграл досрочно,
Оказавшись в ловкой западне.
Мне тебя увидеть надо срочно!
Таю… И со мною так же точно
Тает шоколад твой на окне.

Сквозь ливень времени

Поставлю тихо старый добрый джаз
На том же самом старом патефоне,
Что двадцать лет пылился на балконе,
И утону в обрывках дивных фраз,
В обрывках мыслей, звуков и эпох.
И растворюсь во времени, пространстве,
Чтоб слышать твоё ласковое «здравствуй»
И слышать каждый выдох, каждый вдох.
Я не забыл. Конечно, не забыл,
Как укрывал тебя от злого ливня…
С зонтом, конечно, было б эффективней,
Но нет зонта и нет с собой бахил.
Уверен, что и ты когда-нибудь
Тот ливень вспомнишь, вспомнишь мостовую
И нашу песню – тихую, живую,
Что сможет обо мне упомянуть.
В две тысячи каком-нибудь году,
Но точно знаю, …надцатого марта,
Проделав путь от финиша до старта,
Сквозь ливень времени
Я вновь к тебе приду.

Рассыпался мир.
И ему не хватает уборки

Рассыпалось время, остался стеклянный песок,
И небо разверзлось, молочные капли спуская.
Закрыты ворота, давно ключ потерян от рая,
На старых воротах висит заржавелый замок.
Рассыпались мысли, и их невозможно собрать –
Останутся тихо лежать у дверного порога,
И старый мотив, что уже опостылел немного,
Навек заберёт, не тревожа души, благодать.
Рассыпались чувства, и свет превратился
во тьму.
Всё нужное стало ненужным, а сладкое –
горьким.
Рассыпался мир. И ему не хватает уборки.
А кто уберёт все осколки? Убей, не пойму.

Проще

Заблудилось в облаках солнце,
И не видно небосвод синий.
Воздух чистый – как вода пьётся
В суматохе проводных линий.
А на линиях сидят птицы,
Откололась от небес долька.
Вот и мне теперь уже тридцать.
Жизнь моя лишь началась только.
И пошёл вдруг озорной ливень
(Помню, диктор обещал грозы),
Белый, будто у слона бивень,
Чистый, словно у мальца слёзы.
И под белым под дождём этим
Веселился воробей тощий –
Пусть смеются от души дети
И пусть взрослые живут проще!

Белый снег и серые следы

Белый мел рассыпала Зима
На деревья, землю и дома.
Третий день не тает этот мел –
Мир кругом так безупречно бел.
Сыплет безупречно чистый снег.
На него ступает Человек.
Снег теперь не так уж бел и чист –
Не похож теперь на белый лист.
Оттого, что серые следы
(Что для снега белого чужды)
Вдумчиво и твёрдо вдаль пошли,
Наступая на покров земли.
Вот и мы ступаем, вот и мы
Топчем целомудренность Зимы,
Топчем беспощадно красоту,
Аккуратность, мира чистоту.
Вечными останутся следы –
Вестники опасности, беды.
Люди у природы на пути,
Те, кого не вспомнить, не спасти.
Я смотрю в замёрзшее окно –
Всё в следах былое полотно.
И остался в памяти навек
Белый снег, что топчет Человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *