ДОНБАСС – ЗЕМЛЯ ГЕРОЕВ

Людмила ГОНТАРЕВА

Член Союза писателей России, Союза писателей Луганской и Донецкой народных республик, Межрегионального союза писателей

 

 

 

 

 

 

Из цикла «ЖЕНСКОЕ»

* * *

Я – женщина. И я – слабей…
Но слишком много в связке дней,
Где всю свою взываешь силу
На помощь, чтобы быть красивой,
Уверенной и молодой.
И чтоб никто не знал про боль,
Которую скрывает панцирь
Под независимостью глянца.

Я – женщина. И в споре не права
С мужчиной, но моим словам,
Увы и ах, а суждено сбываться.
И хоть бы раз мне удалось сдержаться,
Смолчать и грустных избежать пророчеств,
Толпы не пополняя одиночеств.

Я – женщина. Я так сильна!
На многие лета дана
Мне эта роковая слабость.
А сердцу так нужна лишь малость:
Чтоб женскую сопровождали бытность
Хранимый бережно покой и беззащитность.

* * *

Снимаю платье с кожи лица.
Как беззащитны бледные клетки.
Где-то в тоннеле, в начале конца,
Я опадала с трепещущей ветки
Остроконечным листом октября…
Что это? Где я? Зачем? Как банально.
Ветер, осины подол теребя,
Бросился под ноги картой игральной.
Не расступайтесь, плечи дорог,
Мне так уютно в замкнутом круге,
Где в хороводе привычных тревог
Мы ничего не увидим друг в друге,
Мы не узнаем волненья ресниц
От дуновения флюгера сердца.
Грусть облетит с пожелтевших страниц
Повести осени. Тайная дверца
В сказочный мир Зазеркалья забита.
Грим не скрывает морщин у актрисы.
Пусть в ожиданье грустит Маргарита
Да горько рыдает над книжкой Алиса.

* * *

Женщина – дар, награда,
Домохозяйка ада,
Хрупкий сосуд для яда –
Кто ты, чего тебе надо?

Ты ведь сама всё разрушила:
Первою плод откушала,
Распята, забыта, задушена –
Голгофа твоя заслуженна.

Как часто ты платишь дороже
За ночь в Прокрустовом ложе.
А утро – ожог на коже,
Густо присыпанный ложью.

И вновь, изорвав страницы,
Готовишь ты к бою спицы.
Можешь разбить иль разбиться,
Но не простить, не проститься.

А мудрость твоя случайна,
Как лунный свет, как одежды.
И только улыбка – тайна.
И только в тайне – надежда.
* * *

Дрессировка мужчины – это женское дело.
Под контролем и пиво, и допуск до тела.
Из извечных приёмов – слёзы, кнут
или пряник.
От дверного проёма – царство домохозяек.
Пятернёй крепко сжата архаичная слабость.
Доставляет лишь жало мимолётную радость.
От вечерних побед расправляются плечи.
Но за воду и свет нам давно уже нечем
Заплатить. Если нить ещё бьётся под кожей
В организме семьи – этот пульс так ничтожен.
Душит матриархат? Так чего ж вы хотели?!
Воспитанье мужчины – не женское дело.

* * *

Заведу себе рутинного мужа,
Чтоб беседы с ним вести о погоде.
И такой расклад кому-нибудь нужен,
И такой мужик на что-то да годен.

Поводить я стану плавно плечами,
Украшая однотипные будни:
Чай, и мы тут не совсем одичали,
А всё больше ведь культурные люди.

И в тетради для житейских зачётов
Мне поставят высший балл за смиренность.
…Но растает сердце нежное чьё-то,
Оттого что в жаркий май не согрелось.

* * *

Не смей так пронзительно громко молчать,
особенно утром,
Когда хрупкий снег безжалостно режут
полозья,
И моей Ярославны плач, расписанный
по минутам,
Не даёт возможности даже думать
о мировой угрозе.

Да ещё трамвай в предрассветной
туманной дымке –
С дипломом хирурга – приближается
к Берлиозу…
Показалось, что мы – одной целой строки
половинки,
И я силилась слить воедино поэзию с прозой.

Но мой Пушкин, видно, тогда почивал
на лаврах.
Лишь Шекспир по сердцу пером второпях
полоснул.
А всё равно так ждала тебя, своего
Минотавра,
Прислонясь щекою холодной к дверному
виску.

…У Джульетт сегодня совершенно другие
стрижки,
А Ромео давно и открыто тебя презирают, ведь
Мы пришли с тобой из одной записной
книжки,
Чтобы вместе однажды в один из дней
умереть…


Александр СИГИДА,
г. Молодогвардейск – Атамановка, ЛНР

Член Союза писателей России, ДНР, Меж­регионального Союза писателей, член правления Союза писателей ЛНР. Лауреат премии им. М.  Матусовского, «Молодой гвардии».

* * *

 

 

 

 

В городе нет цветов,
Хлопоты стали яркими…

Я – навсегда – готов
День пеленать подарками.
Мы проводили ночь…
Нет никакой дороги.

Утро спешит помочь
Белым котом под ноги.
Есть головная боль.
…И шелестит пакетом.

Я бы назвал любовь
Белоснежным букетом.

* * *

Незатейливая прядь
На подушке…
«Делать нечего…»

Не условились на пять…
Утро будет лучше вечера.

Обойдёмся без обид –
Разлетятся птицы полночи…

Несближение орбит…
В этот вечер много горечи.

Никакой надежды нет
На врачующее творчество.

С появлением на свет
Появилось одиночество.

Ночь возникла нагишом –
Зори ясные развесила!

…Праздник выше этажом,
Но от этого невесело.

ПЕСНЬ

Соломон – золотой соловей,
Он ливанское благоуханье.
Её взгляд из-под чёрных бровей
Останавливает дыханье.

Он – ожившие гусли отца.
Звуки песни достигли зенита.
Заблудилась в пустыне овца,
Но спасётся псалмами Давида.

Созревает в саду виноград,
Наливаются девичьи груди;
Через кладку низких оград
Лезут любопытные люди.

О моя чернота, мой загар,
Солнце жжёт мне лицо и ключицы;
Тело девушки – сладкий нектар,
Чрево – ворох пшеницы.

Грудь её – виноградная гроздь,
Губы – алая лента;
Ждёт, что в полночь найдёт её гость;
Её скромная лепта.

Начиная с тринадцати лет…
Доживет ли до лета?
Он оставит в истории след
Мудреца и поэта.

Её губы – густое вино,
Тайна в складках хитона,
Как корона, девичий венок…
Дома – дочь фараона.

* * *

Господи, уходи.
Это не малодушие.
Просто не угодить,
У любви нет оружия.

Если она слаба,
Что по себе мучительно,
Если она раба,
Ей ли искать Учителя?

Горд венценосный перс,
Горе его не трогает;
Господи, где Твой перст,
Чтобы уйти дорогою?

В пропасть летит герой.
Это уже история…
Ты за неё горой,
Мы за себя тем более.

Молим за весь народ.
Богу готовим богово.
Разве её черёд?
Требуешь очень многого.

 

СВЯТАЯ ОЛЬГА

На сих горах воссияет
благодать Божия…
Апостол Андрей

На зов земли обетованной
Стремится чистая душа.
Кого кормить небесной манной?
Душа не стоит ни гроша.

Как горожане рады дани:
Три голубя, три воробья…
Уж лучше пасть на поле брани
От попадания копья.

На Ольге тяжкими грехами
Лежала варварская месть;
С ума бы спятила другая,
А Ольга получила весть,
И, сняв греховную одежду,
Вошла в студёную купель,
Вселяя в Родину надежду
И обещая новый день.

Был совершён обряд крещенья.
Её Еленой нарекли.
Осталось вымолить прощенье,
Не для себя, а для земли.

«Аки денница перед солнцем»,
Как предрассветная заря;
Открыты двери богомольцам
Во славу нового царя.


Виктория МИРОШНИЧЕНКО,
г. Луганск, ЛНР

Поэт, переводчик, член Межрегионального Союза писателей, Союза писателей ЛНР, лауреат литературной премии имени «Молодой гвардии».

 

 

 

 

 

* * *

Время славы ещё не пришло…
Мы безвольно скользим по течению,
Заменяя к творенью влечение
Приземлённо-земным ремеслом.
Время смерти ещё не пришло:
Остывают, не сбывшись, пророчества,
И, внезапно хлебнув одиночества,
Перевозчик бросает весло.
Только некому лодку принять,
И доставить ушедшего некому.
И Харон с воспалёнными веками
От себя устремляется вспять.
Время правды ещё не пришло –
Воды Стикса сомкнулись в молчании…
Так порой, захлебнувшись отчаяньем,
В небесах замирает крыло…
Безрассудна, как время долгов,
Скоротечна, как время доверия,
Тает жизнь… Или длится преддверие
Правды, славы, прозренья?.. Чего?

* * *

С неба летит звезда,
В чьём-то созвездье – прочерк.
К вечности навсегда
Выбран путь покороче.
Чьей задета рукой,
Все регламенты скомкав,
Безмятежный покой
Превращая в обломки,
Под земные мольбы,
Просьбы опережая?
Может, ружья судьбы
Звёздами заряжают?
Может, сбившись с пути,
Может, просто играя,
С неба звезда летит
Или в небо ныряет?
Брошена? Влюблена?
Без опаски растаять,
Всех заметней она,
Небо пронзив, взлетает!

* * *

Разбитые чашки… С досадой сметаю фарфор,
Ему уже не согревать одинокие блюдца.
Сейчас для меня всех событий
и всех революций
Важнее неловкий сумбурный ночной разговор.
Разбитые судьбы… Осколки – слезами из глаз.
Уже не собрать никогда, не сложить
и не склеить.
Мы бродим по памяти пересечённым аллеям,
Укутавшись в хаос намерений, действий и фраз.
Разбитые жизни… Развеянным пеплом утрат
Усыпаны наши дороги, ведущие к небу…
Тебе не хватило любви, не монет и не хлеба,
Всего лишь любви, обездоленный Авеля брат.

* * *

Лето осенью нам подменив,
Солнце катится яблоком рыжим.
Неизменный дождливый мотив
Ощутимей, доступнее, ближе…
В небо – залпами души: «Лови!»
Вслед стволами протянуты руки:
Мы стоим у порога любви,
Восходя по ступеням разлуки.
В темноте повседневной борьбы
Захлебнёмся нахлынувшим светом –
То ли это качели судьбы,
То ли просто споткнулась планета.
Нам спасением – зимний покой
Всякий раз обещают приметы…
Осень вписана чёткой строкой
В биографию каждого лета.

* * *

Мы только первый круг прошли,
И сдали нервы,
Рискнув вращением Земли
На круге первом…
Теперь заходим на второй,
Взяв темп andante.
– Что посоветуешь, герой?!
Безмолвен Данте…
Пусть сплав амбиций – наш вожак
И Кодекс спеси,
Свои сомненья, как пиджак,
На стул повесим.
На круге на очередном
Расправим плечи.
Повозку совести – вверх дном,
И станет легче.
Вмиг зубы сцеплены и вмиг
Ладони сжаты,
Без путеводных карт и книг,
Без провожатых,
Без пунктов следованья, мест
И без билета.
Что тяготит и надоест –
Уносит Лета.
Безликость сомкнутых рядов,
А души – камень.
Пусты глазницы городов,
Забитых нами,
И Провидения рука
Дрожит в испуге…
Всё обойдётся. Мы пока
На первом круге.


Виктория ПОЛЯКОВА,
г. Горловка, ДНР

Член литературных объединений «Забой» (Горловка), «Стражи весны» (авторов Донбасса) и Межрегионального союза писателей. Публиковалась в коллективных сборниках и альманахах Донбасса, России, Украины, Белоруссии. Автор четырёх поэтических книг и книги стихов для детей «Приключения мышонка».

 

 

 

 

Я – ЖЕНЩИНА

Я – женщина! – изменчива, нежна
И подотчётна логике особой.
Я – океан небесный, невесомый,
Я – Млечный путь,
Вселенной нашей Солнце,
Везувий чувств, уюта тишина.

Я – женщина! Цени меня такой:
Непостоянной, взбалмошной и странной,
Живущей сердцем, а не смыслом здравым.
Привыкни, что всегда бываю правой,
Что надо всем владычицей Любовь.

Я – женщина! И двойственность во мне
Притягивает вспыхнувшей сверхновой.
Я просто не умею быть иною,
Не потому-то ты теперь со мною,
С той, о которой грезил ты во сне?

* * *

Понять бы мне тебя:
Ты – смысл моей Вселенной.
Что значит этот взгляд:
Любовь или презренье?

В пожатии руки –
Прощанье или ласка?..
И звёзды-светляки
То вспыхнут, то погаснут.
…Не тёплый лунный свет,
А неживой – фонарный,
И на моём стекле –
Не изморозь, а наледь…

Не сложатся никак
Головоломки судеб.
Что для тебя пустяк,
Мне видится днём судным.

Тебя влекут миры,
Меня – твоё дыханье.
Мы – два конца иглы.
Мы – полюс и Сахара.

И радость ты, и боль.
Ты – сила и бессилье.
Мне то тепло с тобой,
То холодно и зимно.

Дни без тебя пусты,
С тобою дни – страданье.
Случилось так, что ты –
Мой центр мирозданья.

* * *

Птицы смолкают к ночи.
Больно во тьму глядеть.
Милый, если захочешь –
Я тебе буду петь.

Песня моя простая –
Песня любящих губ.
Слышишь, как время тает?..
Что же ты? Приголубь.

Да, я бываю вздорной.
Да, я ревную зря.
…Светит в окно Аврора,
Эта звезда-заря…

* * *

Уже чуть теплится свеча,
И мы с тобою не решили,
Как будем новый день встречать.
…А мысли-бабочки кружили…
Сгорали… Прошлое мертво,
И будущее так неясно.
На блюде застывает воск…
Я задыхаюсь настоящим.

СТРАТЕГИЯ ЛЮБВИ
Диптих

…Бросающая вызов женщина.
Я – поле твоего сраженья…
Борис Пастернак

1
Мы снова солдаты:
Оружие – страсть.
Смелы и азартны.
Любовь – то игра.
В стратегии карты –
Беспечность атак.
Но гибнут солдаты
За так…

2
…А хочется, чтоб не мечом –
Спешить нам некуда.
Огнём горит твоё плечо,
И грудь, и лоб.
Та даль, откуда ты пришёл,
Уже отчерчена.
Нам ночь плеснула на порог
Черничный сок.

Так было испокон веков,
А лучше б – не было.
И хочется, чтоб не сохой –
Рубцы саднят.
Ты прикоснись ко мне рукой –
Мы словно лебеди…
Но слышу я железа звон.
Руби, солдат.

* * *

Свободной ныне стану ли?..
Судьбу б не насмешить.
За запертыми ставнями –
Бастилия души.
Слыву в миру чудачкою –
Все чувства напоказ.
В футляр квартиры спрячу я
От любопытных глаз

Тоску мою абсентную,
Текиловую боль…
А где-то рудиментная
Ещё скулит любовь.

Похмелье, как от хереса,
И жизнь – не пастораль…
Сама себе не верила,
Но ты, мой милый, – враль!

Глаза твои миндальные
И переборы струн…
И грешное, и тайное
Вещает Гамаюн…

Но всё, что было, – минуло:
Волхвы не оживят…
По шее – гильотиною:
Свобода – это яд.

* * *

Есть на свете поважней дела
Страстных бурь и подвигов любовных.
Марина Цветаева

От тоски вчера не умерла –
Искололи сердце иглы боли.
Хорошо ли?.. Плохо?.. Поняла:
«Есть на свете поважней дела
Страстных бурь и подвигов любовных».

Что ж, иди! Душа моя светла.
Помолюсь я за твою удачу.
Выболело, выпалив дотла
Мусор, нанесённый ветром врак.
Золото надежды не растрачу.

Что ж, иди! Ущербная луна
Завтра превратится в месяц новый,
А любви останусь я верна!
Пусть не тяготит тебя вина –
Расставаний колкая полова.
* * *

Житейский шторм:
от корабля – обломки,
Пошла ко дну спасательная лодка.
Как говорят французы: «C’est la vie» –
Захочешь жить – барахтайся – плыви.

Подумаешь – средина океана:
На спину ляг и погрузись в нирвану,
И пусть тебя несёт девятый вал
К далёким и прекрасным островам.

Здесь солнце – ярче, небо – голубее,
А утром устилает жемчуг берег,
Чтоб ожерелье из него плела я
И верила, что вот, достигла рая…

Как ни старайся – память не сотрёшь:
Нас погубила маленькая ложь.

* * *

Пришлось узнать – любви конечен срок,
И он истёк вчера бесповоротно.
Я соберу в платочный узелок
Всё то, что ты дарил за эти годы:

Кольцо, перчатки, вилки и ножи
И прочую кухонную посуду…
Ты камень зла на место положи,
С ним будет жить невыносимо трудно.

Не хочешь – что ж, носи его с собой,
У каждого из нас свои причуды.
В моей душе – не буря, а покой.
Страстями нарушать его не буду.

От сна восстав, открою часослов:
«Дай, Господи, грехи свои увидеть;
Голодным – хлеб, убогим – хлеб и кров;
Простить врагов и ближних не обидеть».


Марк НЕКРАСОВСКИЙ,
г. Луганск, ЛНР

Член Союза писателей России, Союза писателей ЛНР, Межрегионального союза писателей.

 

 

 

 

 

 

СТРАСТЬ

Снежинкой падать на ладонь любимой
И таять на ней без остатка.
В руках её быть податливой глиной:
Лепи меня. Мне это сладко.

Делай что хочешь. Я таю от жара.
Пластичен до неприличия…
Если на свете и есть божья кара –
Это твоё безразличие.

* * *

Мечте не каждой сбыться суждено,
Наш мир устроен так, а не иначе.
Пусть вертится судьбы веретено.
Держу я крепко нить своей удачи.

И если даже разорвётся нить,
Свяжу узлом я все свои обиды.
Что б ни случилось, буду я ценить
Жару Сахары, холод Антарктиды.

Всё я приму, удары не кляня,
Лишь только б знать, что любишь ты меня.

* * *

Куда мы всё едем? Ведь нас там не ждут,
Зачем уезжаем?
Зачем до последних, до смертных минут
Страдаем, страдаем…

Я поезд давно свой покинуть хочу.
Найти полустанок.
Зажги для меня, как маяк, ты свечу,
Я – птица-подранок.

И как бы я ни был от счастья далёк,
Сотру расстоянья.
Лишь только свети для меня, огонёк,
Звездой обещанья.

* * *

Ты живёшь на границе
Между явью и сном.
Ты мечтаешь о принце,
Лишь о нём об одном.

Ты всегда одинока,
Только книги – друзья.
Наше время жестоко:
Выделяться нельзя.

Мир опасней гангрены.
Злобен пьяный народ.
Бытовые проблемы,
И сосед пристаёт.

Камнем в спину насмешка,
Изваляли в грязи:
«Ты ж никто, ты же пешка,
А туда же – в ферзи».

Ну а ты всё о принце,
Лишь о нём об одном.
Ты живёшь на границе
Между явью и сном.

* * *

Есть такие слова,
Что как пуля в висок.
Ты, конечно, права,
Но не жми на курок.

Подожди. Помолчим,
Чтобы гнев остудить.
Нет особых причин,
Чтоб любовь застрелить.

Я хочу тишины.
От неё я отвык.
Но молчанье твоё
Как пронзительный крик.

* * *

Когда меняет женщина причёску?
Когда нет сил сказать себе «держись».
Бери, маэстро, ножницы, расчёску.
Колдуй, работай, изменяй ей жизнь.

Ты наколдуй ей всё, чего желает.
Ещё добавь немного от меня.
Ведь много счастья в жизни не бывает.
Дай счастья ей хоть до исхода дня.

Её причёска – с прошлым расставанье.
Порой и форма изменяет суть.
Ты оправдай, маэстро, ожиданье,
Она ведь новый выбирает путь.

Она уйдёт, но может возвратиться.
Не всякая дорога хороша.
И будут ножницы порхать, как птица,
И новою надеждой жить душа.

* * *

В каждом сне таится подоплёка.
Каждый сон желания хранит.
Мне приснилась Незнакомка Блока.
Я надеюсь, Блок меня простит.

Он её любил на расстоянье.
Он молил – она не снизошла.
Расстоянье – это расставанье,
Оттого и в ночь она ушла.

Девушки всегда не любят робких,
Их сердца слезой не растопить.
И терзают каблуков подковки
Тех, кто их не сможет покорить.

Мне приснилась музыка барокко,
Всё смешалось: Запад и Восток.
Кстати, новость для бедняги Блока –
Незнакомки взял я адресок.

* * *

Мы – Одиссеи в жизни и любви,
Нас манит Троя бряцаньем оружья.
А что любовь? С любовью подожди –
Пусть плачут Пенелопы от безмужья.

Играет ветер в наших парусах,
Ушли в поход твои сыны, Итака.
Что впереди – лишь знают в небесах.
Прощай, семья. Прощай, моя собака.

Чужие земли краше во сто крат,
Чужие девы во сто крат милее.
Вперёд! Вперёд! Нам нет пути назад,
Ведь все мы в этой жизни Одиссеи.

Мы обещаем, что вернёмся все.
Наперекор чужбине и судьбе.
Мы обещаем. Нужно обещать,
А там – как знать, а там – как знать…

Ну, вот обвисли наши паруса,
Недосчитались многих капитаны,
И седина заметна у виска,
На кой нам чёрт сдались все эти страны!

Домой, домой, где любят нас таких,
Таких, как есть, не лучше и не хуже.
Где ждёт нас ужин только для двоих,
Где мысли только о любимом муже…


Надежда МАТОВИЧ,
г. Молодогвардейск, ЛНР

Трижды мама, трижды бабушка, дважды прабабушка. Всегда привлекало красивое, необычное, таинственное… Поэзию воспринимает как откровения души.

 

 

 

 

 

ОДУРЬ-ТРАВА

Краски расплавлены дня.
В омуте сумерек тонут
Ночи, роняя в ладони
Звёздные капли огня.
Прошлое светом луны
Входит без спроса в окошко.
Ночь собирает в лукошко
Кем-то забытые сны.
Строки выводит рука,
Взгляд убегает в былое,
Там, где встретились двое…
Думалось, что на века.
Пьяная одурь-трава
Зельем сердца опоила.
Помню… скорее забыла.
Памяти рву кружева.

 

ПЛАМЯ

Гудело, красками играло, просило пищи,
Искрило, словно отсыпало монеты нищим,
Взрывалось криком первобытной страсти
И замирало, наполняясь жаром счастья.
Вбирало зеркало зрачков омут горячий,
И оживал потухший взгляд незрячий.
По эху стужи вековой, что клеткам панцирь,
Скользили, обжигая, огненные пальцы.
Творила музыку земля по звёздным нотам,
И сердце пело, отвечая к небу взлётом,
Восторгом наполняясь, кружило в танце тело  –Цвёл пламени цветок,
и Вечностью звенел он.

 

ДОНЕЦКИЕ СТЕПИ

Багровый закат, словно кровь на ковыле.
Степные холмы, сколько тайн вы сокрыли?
Обломки минувших мгновений и дней,
Сгоревшие судьбы стран и людей.

Над степи просторами история дышит,
Её колыбель ветер тихонько колышет,
Здесь чувствую я через сердце дорогу –
От древних курганов к родному порогу.

Та пустошь огромная – дикое поле
От Дона к Днепру – знакома до боли.
Встают из былого пожарищ зарницы,
Неведомы памяти нашей границы.

Вновь вижу сквозь сумрак далёких веков
Тревожное пламя сигнальных костров.
Предвестие новых загубленных судеб,
Где время, пульсируя, требует судей.

 

СТЕПЬ

По жёлтым разводам глины,
По серому выходу скал
Ушедших эпох картины
Внимательный взгляд искал.
Степь хмурила брови сурово,
Поила полынной росой,
Манила ковыльным покровом,
Играла шалью цветной,
Века в колыбели качала
И прятала, чтобы сберечь…
А в воздухе тихо звучала
Давно позабытая речь.

* * *

Степь в ночи варила зелье приворотное,
Распустив ковыльную косу под луной.
Повторяла слово, слово заговорное,
Чтоб утратил ветер от любви покой.

Жемчугами-росами наполняла чашу,
Звёздным отражением, колдовством теней.
Лунными узорами призывала стражу,
Серебром окрасив тёмный лик камней…
Дымкою рассветной проплывало время
В степь, роняя капельки прожитых веков,
Новый день вставал на солнечное стремя
И дарил колдунье знойный ритм стихов.


Нина ДЕРНОВИЧ,
г. Молодогвардейск – Атамановка, ЛНР

Педагог, заслуженный работник образования Украины. Поэт, прозаик, автор песен. Состоит в Союзах писателей России, ЛНР, Межрегиональном и Международном союзах писателей. Лауреат литературной премии им. Владимира Даля. Участник и дипломант нескольких литературных фестивалей. Организатор ежегодного, начиная с 2014 года, традиционного фестиваля «Муза Новороссии».
Руководитель литературного творческого объединения «Лугоречье» (г. Молодогвардейск). Почётный гражданин Молодогвардейска.

 

 

Я – ГРАНЬ

Я привыкла к степи и привыкла к комфорту.
Я и вена, и одновременно – аорта.

Я – трава-мурава и листва на деревьях,
Мегаполис большой и глухая деревня.

Я на стыке стихий – меж далёким и близким,
Меж великим и малым, высоким и низким.

Я на чаше весов и на лезвии бритвы.
Я – порядковый счёт и расчёт алгоритма.

Словно грань и дефис между слогом и словом.
Я – орлица российская, сфинкс двухголовый.
Запятая, раздел, меж стихиями стенка,
А конкретно – я сельская интеллигентка.

 

МАРТ

Ещё сугробы у дорог,
Но день в лучах прозрачных.
По кронам ветер златоног,
И нет проблем, и нет тревог,
И нет путей опасных.

Мороз уже не так сердит –
Пощипывает нежно.
Ведь март! Весна благоволит,
Пришла пора ей выходить
Из-за снегов безбрежных.

В окошки тычутся, галдят
Лучи – им нет доверия.
Но скоро птицы прилетят,
О Красной горке известят
И обживут деревья.

Поутру выйдешь на порог,
А двор от солнца ясный,
Простор приветлив и широк,
И нет проблем, и нет тревог,
И нет путей опасных.

ТИРЕ

Дом. Своя земля. Вокруг родные.
Благодать! Чего ещё хотеть?
Говорят – язык доводит в Киев.
А зачем? Пора бы отрезветь,

Думать не о нём – о дне грядущем.
Что ему отдать, наполнить чем?
Нужным делом, словом всемогущим
До конца, пока уйду совсем.

Растворюсь, с дождём впитаюсь в землю,
Напою ямшан и ковыли.
Я хочу, иного не приемлю,
Горсточкою стать своей земли.

На кресте останутся две даты,
Между ними – робкое тире.
Чем наполнить этот штрих распятый,
Не отдав на откуп мишуре.
Чтобы в пустоте не уличали,
На замесе слов и дел густом
Всё решить желательно в начале,
Думать не когда-нибудь потом.

Не завистлива. И не тщеславна.
День пишу, как будто песнь пою.
Добротой сердечной, словом славным
До краёв наполню жизнь свою.

ВРЕМЯ СОВ

У вечера особый запах.
Тихонько, словно он босой,
Спускается на мягких лапах
Прекрасный миг загула сов.
Он так загадочен, неясен,
Он обволакивает, жжёт.
У стенки притаился ясень,
Свою сову, наверно, ждёт.

А жаворонки засыпают,
Пустое – будоражить их,
И жаворонки не узнают
Тревожных откровений миг
Неописуемо опасный.
В душе, что высоко парит,
Опять вызванивает праздник,
А мысль вещает и творит.

Мгновений этих обонянье,
Наверное, у сов в крови.
И просыпаются желанья
Разбоя, творчества, любви.
У вечера особый запах,
Особый звон, особый вкус,
У вечера особый запах,
Что называется – искус.


Сергей ЗАРВОВСКИЙ,
г. Луганск, ЛНР

Поэт, бард, журналист. Председатель Республиканского Союза писателей (ЛНР), публиковался в различных столичных и периферийных литературных изданиях в России, Украине и за рубежом, автор нескольких поэтических сборников.

 

 

 

 

 

* * *

Хочу у женщины спросить:
Ну разве нужно ей для счастья
Коней безумных тормозить
И по горящим избам шастать?

Когда-то жили в простоте,
Хотя наперекор природе.
А нынче барышни не те,
И времена иные вроде…

Что кони, избы… Ну, гордись,
Прабабки подвиги итожа..
Сегодня взмах твоих ресниц
Снести любую крышу может!

* * *

Бог всех с рождения пометил
И выдал каждому из нас
Срок годности на этом свете,
Короче, прочности запас.

Но дни бегут, а прочность тает,
Внезапно женщина приходит,
И срок, который на исходе,
Волшебным образом продляет.

Загадку я решить не смог:
Кто круче – женщина иль Бог?

* * *

А за окнами сентябрь. Дождь
Тушит тлеющих осин ряд.
Ты, наверное, меня ждёшь,
Только ждёшь уже давно зря.

Я почти совсем забыл путь,
По которому летел вскачь,
Ты счастливой без меня будь.
А не сможешь – иногда плачь,

Чтоб слезами затушить жар,
Тот, который до сих пор жжёт.
Ты сама закрыла дверь – жаль –
В мир, который нас двоих ждёт.

Проступает на висках соль –
Это прежней маеты след,
Это бывшая моя боль,
Та, которой уж давно нет.

Только изредка в душе дрожь,
Что не встретиться уже нам.
Здесь расплата за грехи – грош,
Остальное доплачу там.

* * *

Мы музыку жизни впитали телами –
Мелодия эта двоим нам звучит
Все тысячи лет, уже прожитых нами,
И в тысячах тех, что ещё предстоит…

А если судьба обернётся иначе,
То в будущей жизни, меня позабыв,
Ты вдруг отчего-то тихонько заплачешь,
Услышав совсем незнакомый мотив.

Но сердце напев непременно узнает,
И душу пронзит непонятная дрожь…
Сквозь грохот веков – тех, что нас
разделяют,
В мелодии этой меня ты найдёшь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *