Константин КЕДРОВ

Константин Кедров

Константин Кедров рождает поэзию, умолкнувшую после смерти двух гениальных футуристов – Хлебникова и Маяковского. Ломая привычные стереотипы, развенчивая многочисленные мифы и уютно наработанную технологию «стихоплетения», Кедров возвращает поэзии её истинную суть: загадочность, порыв, озаренье, тайну, высшую музыкальность, мистичность, магнетизм, запредельность, фантасмагоричность. Всё то, что сам поэт обозначил новым словом – «метаметафора».
Кедрова может воспринять только тот, кто готов к неожиданности и к чуду. Вход в его поэзию немыслим без интеллектуального и чувственного усилия. Такова судьба всех открытий.


Пальмира
(поэма)

Я складываю карту
в колоду игральных карт
Африка – бубны
Азия – крести
Перетасованные многократно
страны
остаются
на том же месте

Я однажды видел:
кариатиду унесли
оставив карниза ношу
Может только здесь
а может и всюду
где я был
осталась пустая ниша
Может я человек
но скорей карниз
и стена пустующая отвесно
когда кто-то уходит навеки «из»
остается пустое место
Так слепой при утрате поводыря
полон странных смешанных чувств
Так при выходе крестного хода из алтаря
алтарь остается пуст

Я однажды примерил клобук монаший
а потом снимал его выше-выше
Так когда вынимают мощи из ниши
святой становится ниша
В содроганье тунгусских недр
до сих пор угасает болид
так в замерзшем мамонте один нерв
все еще болит и болит

Пустота постигается как утрата
потому пустота болит
Виноградник вымершего Урарту
слаще яблока Евы и губ Лилит
В многомерных сотах
откуда выкачан мед
обязательно затерялся шмель
После нас на земле остается медь
или глина древних шумер
Этот шмель поет оставшимся там
где закончилось бытие
или Дон Жуан припавший к устам
донны Анны
и пьет ее

Или город Пальмира во время оно
в сирийской пустыне мертвых
где раструбчатые колонны
стоят как пустые соты
В том театре я выходил на сцену
декламировал каменному Колизею
аплодировали тенями тени
музе каменного музея

И когда я выходил из амфитеатра
под каменную сень тени
уходя в пустующий Тартар
моя тень простиралась к сцене
от Эсхила до Еврипида
уходя в кулисы теней
в край Орфея и Эвридики
в лабиринт где блуждал Тезей

Я заметил не стало темней на сцене
от избытка других теней
Если тень становится тенью
тень не делается темней

Я заметил когда я вышел
что театр уже не пустеет
вместо нас остаются ниши
пустоты
Пустота густеет

Опускайся на дно колодца
и зачерпни коллодий
Как колодезный журавль
выделывает коленца
так карты скачут в колоде
Колоннады жуткого света
упираются в Рим незримо
обладающий правом вето
умирает уже без грима
Не как актер в середине сцены
а как гример теряющий тени

 

Орфема

Чтобы вовлечь себя в эту игру
надо представить что все калибры
это всего лишь один калибр
для которого мир – колибри

Лабиринт в черепе – это мозг
мозг – лабиринт в середине Орфея
середина голоса – это воз-
глас
вопиющего в центре сферы

Сфера – это Орфей в аду
где катит Данте свои колеса
Арфа Орфея только в аду
звонкоголоса и многоголоса

Я всегда играл на лире
но молчала лира
Каждый звук в лире
многоголосен как Домский собор
Звук тонул в лире
как в цветке колибри
или как Россия в слове Сибирь

Я стою в середине собора
где труднее всего не быть
Помню смысл
но не помню слова
Помню слово
но смысл забыт

Как в грамматике где нет правил
не с глаголами не отдельно а вместе
в каждой памяти есть провал
где живые с мертвыми вместе

Свод небесный слегка надтреснут
как надломленный шоколад
Надо вспомнить чтобы воскреснуть
ВОСКРЕСАТЬ значит ВСПОМИНАТЬ

Формула любви

Маяковский стремится к Лиле Брик
Лиля Брик к множеству
или многомужеству
где корень квадратный из Хлебникова =
Крученых
а Крученых в квадрате = Хлебникову
где Достоевский не или равняется
Толстому
а Толстой стремится к бесконечности
где Пушкин умноженный на Гоголя = 0
при этом Гоголь стремится к Пушкину
а Пушкин никуда не стремится
или = 0
где сумма углов
треугольной груши Вознесенского больше/
меньше 2d
где треугольник всегда кудрявый
а груша сладкая
как Адамово яблоко
в горле Евы
где Адам стремится к Еве – Ева к Адаму
где Адам умноженный на Еву = себе
где деленная на Адама = Адаму
где яблоко умноженное на грушу =
птеродактилю
а птеродактиль умноженный на динозавра =
диплодоку
где мамонт стремится к колибри = слону

 

Хрестоматия
(палиндром)

Ах Евгений и нег веха
Спит Онегин они генотип-с
Рим и дал вдох ход Владимир
Вызов воз и в
лету тел
Гул о Гоголь лог оголил
Мен вон Чичиков во кич и что в нем
А Копейкин Ники епока
Мол Обломов во мол облом
Вора забор о вор о Базаров
Ого Бежин луг гул ниже Бог о
Муму ум ум
Ам Ася сама
Вели от слов вол Толстой Лев
А Катюша а шутка
Маслова вол сам
Достал Достоевский
То идиот
А Мисюсь Сюсима
Бунин Нину б
Ан Набоков в око банан
Нижу лад да Лужин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *