Евгений ХАРИТОНОВ

Евгений ХАРИТОНОВ

Евгений Николаевич Харитонов родился (12.11.1985) и проживает в г. Белгороде. Окончил Белгородский юридический институт МВД России. Женат. Двое детей.
Лауреат Всероссийского конкурса молодых поэтов на приз имени Бориса Богаткова (г. Новосибирск, 2020 г.).
Лауреат конкурса «Крылья Победы» (г. Шебекино, Белгородская обл., 2020 г.).
Финалист Международного литературного конкурса «На крыльях грифона» (г.­ ­Керчь, 2020 г.).
Стихотворения публиковались в газетах и журналах «Сибирский Парнас», «Ротонда», «Рассвет», «Зори Табасарана», «Новая жизнь», «Завалинка», «Белебеевские известия», в альманахах «Российский колокол», «Молодёжный альманах», «Аты-баты, шли солдаты…».


Зима

Декабрём небо зимнее вспорото,
Не заштопать на нём паруса.
И течёт с него белое золото
На равнины, озёра, леса.

Все дороги в округе завьюжены,
Не пройти, не проехать теперь.
А метелица в снежное кружево
Наряжает пушистую ель.

Из-за сопок неспешно потянется
Поздней зорьки румяный обоз.
И, ударив невиданной палицей,
По земле зашагает мороз.

 

Сон солдата

Снится ель зелёная у дома,
Рядом в цвете яблони стоят.
А сестрёнка воду из бидона
Наливает в миску для утят.

Вижу маму за окном широким,
Улыбаясь, машет мне в ответ.
А за тем сараем кособоким
На дрова берёзку колет дед.

Из ведра прожорливым цыплятам
Разбросала бабушка зерно.
И несутся к зёрнышкам, чертята,
Как большое жёлтое пятно.

Только папу я опять не вижу,
Может, на пруду средь камышей,
Взяв с собой червей и дядю Гришу,
На таранку дёргает ершей.

Ну а может, спит себе на печке.
Только вот уже в котором сне
Вижу я, как ворон на крылечке
Рассказать о чём-то хочет мне.

Но внезапно сон прервался взрывом,
Застонала жалобно земля.
А заря румяная застыла,
Увидав изрытые поля.

Шли вперёд немецкие колонны,
Били танки, не скрывая зла,
Видел я, испуганный и сонный,
Как старуха-смерть к нам подползла.

Слышу голос за своей спиною:
«Хватит спать! Стреляй уже, боец!»
Повернув своею головою,
Видел я, как целится отец!

Пулемёт в руках его могучих
Задрожал, не смея возразить.
Вылетали пули грозной тучей
Лишь с одною целью – поразить!

Я стрелял, прищурившись глазами,
Рукавом с лица стирая пот.
А враги тихонько отползали,
Слава Богу, не наоборот!

Приутихли ветры на равнине,
А заря улыбкой расцвела.
Запорхало эхо в небе синем,
Распевая звонкое «Ура!».

Обнимало солнце всю пехоту…
Только я застыл, роняя взгляд:
Предо мной, прижавшись к пулемёту,
Сном глубоким тихо спал солдат.

Пробежали годы бурной речкой,
Только вот теперь уже во сне
Возле дома папа на крылечке
Рассказать о чём-то хочет мне.

Побег из детства

Я смотрю в глаза заката,
Вспоминая, как отец
Меня обнял виновато
И сказал: «Беги, малец!»

Я бежал, а из кармана
Годы сыпались в траву.
Так пришлось мужчиной рано
Становиться самому.
Восход на море

С востока яркая свеча
Разбудит утренний росток –
Улыбку первого луча,
Зарытую в морской песок.

На позолоченной ладье
Заря румяная плывёт.
Седая дымка на воде
Со стаей чаек упорхнёт.

Ветра, привыкшие к бегам,
Волну хватают за плавник
И гонят пену берегам
За воротник.

Признание

Люблю я с детства поутру
В траве рассыпанные росы.
И как берёзки на ветру
Невольно расплетают косы.

От солнца сморщенный ручей,
Меж бережками задремавший.
И как из земляных печей
Выходит пар, слегка уставший.

Люблю распевку соловья,
Чуть-чуть фальшивую спросонок.
Полёт мохнатого шмеля
Среди ромашек-незнакомок.

И пить взахлёб из родника,
В котором жизненная сила.
Всё это в сердце на века,
Как и любовь к тебе, Россия!

 

Критику

Кусай стихи мои, кусай,
Вгрызайся острыми клыками!
На части жадно разрывай,
Круши наотмашь кулаками!

Топи их с жадностью, топи
На глубине души бродячей,
Чтоб прочитать их не смогли
Ни чёрт слепой, ни ангел зрячий!

Сожги их заживо, сожги!
Не экономь на спичках серу,
А после, как всегда, солги
Про долг, знамение и веру.

Но, если выживут в огне,
Со дна поднимутся, воскреснут…
То не найдёшь ты на земле
От них спасительного места!

 

Незабытая любовь

В шкафу, среди забытых книг,
Покрытых бархатом из пыли,
Мне вдруг явился женский лик,
С которым счастливы мы были.

Пронзила память, как струна
Мне непокорного нейлона.
И пусть промчались времена,
Но не забыть тот скрип вагона,

В котором ты, накинув шарф
На зацелованную шею,
Мне выставляла шах и мат
Безумной выходкой своею.

Без объяснения причин…
С судьбой промокшего патрона,
Я стал одним из тех мужчин,
Кто проглотил печаль перрона.

Мне звук стального колеса
Со скрипом резал в теле нервы,
Любовь трамбуя в корпуса
Вагонов – будто бы в консервы.
Но я тогда ещё не знал,
Что в этот день, грызущий вечность,
К составу кто-то привязал
Мои надежды в человечность.

Брусчатка клеилась к ногам,
Когда я брёл с вокзала томно.
В груди, склоняясь по углам,
Давило сердце многотонно.

Ни гул друзей, ни алкоголь,
Ни похоть женского соблазна
Не заглушали эту боль,
Что рвала душу раз за разом.

Казалось, нету больше сил
И всё закончится обрывом.
Но кто-то медленно гасил
Огонь любовного порыва.

И жизнь опять сменила цвет,
Года листая без прополки.
Но вот знакомый силуэт
Явился мне из книжной полки.

К чему он именно сейчас
Растормошил собою память?
Я вспомнил всё – от цвета глаз
До слов «прощай», сумевших ранить.

До благовония духов,
До аромата нежной кожи.
И звук от шпилек каблуков,
В которых ты казалась строже.

Сотрите память кто-нибудь!
Остановите сердца стуки!
Чтоб перестала биться в грудь
Любовь, обрёкшая на муки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *