Валентин ГАФТ

Никас Сафронов. Эти разные, разные лица…
Валентин Гафт. 2018. 50х40

Валентин Гафт

Валентин Гафт прославился не только своими эксцентричными ролями, но и остроумными эпиграммами. Умный, тонкий и ироничный артист был любимцем публики на протяжении многих лет.
Свои злые, но меткие и ироничные строчки Гафт начал писать давно и посвящал их любимым коллегам. Эти творения были, как говорится, не в бровь, а в глаз. Совсем немногие герои его стихов действительно обижались. Большинство знакомых считали за честь оказаться среди этих строк.
Валентин Иосифович выпустил несколько сборников своих эпиграмм, выступал с ними на эстраде и актёрских капустниках.
Помимо коротких стихотворений, Гафт писал и большие, ёмкие стихи, которые так любят сейчас цитировать его поклонники. В них вся мудрость и тонкие наблюдения артиста.
Он ушёл 12 декабря 2020 года, через три месяца после своего 85-летнего юбилея. И это невосполнимая утрата для мира кино.


ДЕТСТВО

Уже от мыслей никуда не деться.
Пей или спи, смотри или читай,
Всё чаще вспоминается мне детства
Зефирно-шоколадный рай.
Ремень отца свистел над ухом пряжкой,
Глушила мать штормящий океан
Вскипевших глаз белесые барашки,
И плавился на нервах ураган.
Отец прошёл войну, он был военным,
Один в роду оставшийся в живых.
Я хлеб тайком носил немецким пленным,
Случайно возлюбя врагов своих.
Обсосанные игреки и иксы
Разгадывались в школе без конца,
Мой чуб на лбу и две блатные фиксы
Были решённой формулой лица.
Я школу прогулял на стадионах,
Идя в толпе чугунной на прорыв,
Я помню по воротам каждый промах,
Все остальные промахи забыв.
Иду, как прежде, по аллее длинной,
Сидит мальчишка, он начнёт всё вновь,
В руке сжимая ножик перочинный,
На лавке что-то режет про любовь.

 

Жене Ольге Остроумовой

Это уже по ту сторону жизни,
Это уже не земная любовь.
Это не то, что кипит, потом брызнет
Чем-то горячим, волнующим кровь.
Чьи же мой сон выполняет приказы?
Кто открывает другую главу?
Только не так, только не сразу,
Только в полёте, во сне, наяву.
Чудо-постель мы разложим по небу.
Номер. Отель. Это ты, это я.
Кажется мне, что счастливей я не был.
Сядь, посиди. Не смотри на меня.
Вечер не вечность. Промчится –
как миг новогодний,
Снег, поискрившись, сойдёт, не оставив следа.
Знаю, что очень люблю, что
люблю тебя очень – сегодня,
Завтра, быть может, не будет уже никогда.

 

САД ЗАБЫТЫХ ВОСПОМИНАНИИ

О детство! Как в нём удаётся,
Младенцем глядя из гнезда,
Увидеть то, что остаётся
Навечно в сердце, навсегда.
Казалось, что весь мир был рядом,
А утром, вечером и днём
Небесный свет менял наряды
Всему, что было за окном.
Там, за окном, был лучший театр,
Пылал заката алый бант
И заряжался конденсатор,
Чтоб током напоить талант.
От срока стёртый, побелевший,
Тот озарённый детский взгляд
Хранится в памяти умершей,
Шумит листвой застывший сад…

 

ХУЛИГАНЫ
В. Высоцкому

Мамаша, успокойтесь, он не хулиган,
Он не пристанет к вам на полустанке,
В войну Малахов помните курган?
С гранатами такие шли под танки.
Такие строили дороги и мосты,
Каналы рыли, шахты и траншеи.
Всегда в грязи, но души их чисты,
Навеки жилы напряглись на шее.
Что за манера – сразу за наган,
Что за привычка – сразу на колени.
Ушёл из жизни Маяковский-хулиган,
Ушёл из жизни хулиган Есенин.
Чтоб мы не унижались за гроши,
Чтоб мы не жили, мать, по-идиотски,
Ушёл из жизни хулиган Шукшин,
Ушёл из жизни хулиган Высоцкий.
Мы живы, а они ушли туда,
Взяв на себя все боли наши, раны…
Горит на небе новая Звезда,
Её зажгли, конечно, хулиганы.

 

* * *

У лживой тайны нет секрета,
Нельзя искусственно страдать.
Нет, просто так не стать поэтом.
Нет, просто так никем не стать…
Кто нас рассудит, Боже правый,
Чего ты медлишь, что ты ждешь,
Когда кричат безумцы: «Браво!» –
Чтоб спели им вторично ложь.
И есть ли истина в рожденье,
А может, это опыт твой,
Зачем же просим мы прощенья,
Встав на колени пред Тобой?
И, может, скоро свод Твой рухнет,
За всё расплатой станет тьма,
Свеча последняя потухнет,
Наступит вечная зима.
Уйми печальные сомненья,
Несовершенный человек,
Не будет вечного затменья,
Нас не засыплет вечный снег.
И просто так не появилась
На свете ни одна душа.
За всё в ответе Божья милость,
Пред нею каемся, греша.
Но мир не плод воображенья,
Здесь есть земные плоть и кровь,
Здесь гений есть и преступленье,
Злодейство есть и есть любовь.
Добро и зло – два вечных флага
Всегда враждующих сторон.
На время побеждает Яго,
Недолго торжествует он.
Зла не приемлет мирозданье,
Но так устроен белый свет,
Что есть в нём вечное страданье,
Там и рождается поэт.

 

Поле
М. Козакову, режиссёру
телефильма «Случай в Виши»

Я – поле, минами обложенное,
Туда нельзя, нельзя сюда.
Мне трогать мины не положено,
Но я взрываюсь иногда.
Мне надоело быть неискренним
И ездить по полю в объезд,
А заниматься только рысканьем
Удобных безопасных мест.
Мне надоело быть безбожником,
Пора найти дорогу в Храм.
Мне надоело быть заложником
У страха с свинством пополам.
Россия, где моё рождение,
Где мои чувства и язык,
Моё спасение и мышление,
Всё, что люблю, к чему привык.
Россия, где мне аплодируют,
Где мой отец и брат убит.
Здесь мне подонки вслед скандируют
Знакомое до боли: «Жид!!!»
И знаю, как стихотворение,
Где есть смертельная строфа,
Анкету, где, как преступление,
Маячит пятая графа.
Заполню я листочки серые,
На всё, что спросят, дам ответ,
Но что люблю, во что я верую,
Там нет таких вопросов, нет!
Моя Россия, моя Родина,
Тебе я не побочный сын.
И пусть не всё мной поле пройдено,
Я не боюсь смертельных мин.

 

ЯЙЦО

Всех породило яйцо,
Мы вышли из его пеленок –
Кто с человеческим лицом,
А кто-то с клювом, как цыплёнок.
Так начинался маскарад,
Как ловко кто-то всё придумал!
И на скорлупочный наряд
Надел и маски, и костюмы.
Кто первым был, в конце концов,
Яйцо иль курица, – неважно,
И хрупким было то яйцо,
И курица была отважной.
И гладок был яйца овал
И силуэт безукоризнен,
О, смертников великий бал!
Под каждой маской – тайна жизни.

 

* * *

Упало зеркало, разбилось отраженье –
Сегодня или завтра быть беде.
Не так причёсан мир, и все его движенья
Преломлены, как тени на воде.

Разбитых стёкол свет стал узким, колким.
Но отражение мира погребя,
Мы соберём души своей осколки,
Чтоб, может быть, увидеть в них себя.

 

ГРЯЗЬ

Какого цвета грязь? – Любого.
Пол грязным может быть и слово,
Идея, руки, площадь, шины,
Грязь – лишний штрих, и нет картины.
Грязь в вечном споре с чистотой,
И дух свой, смрадный и густой,
Своё зловонье, безобразье
Грязь называет простотой.
И чистоту ведёт на казни,
Грязь – простота убийц и палачей.
В орнаменте народного фольклора
Есть в лживой простоте её речей
Смертельная тональность приговора.
Грязь – простота страшнее воровства.
Из-за таких, как мы, в неё влюблённых,
Молчание слепого большинства
Кончалось страшным воем заключённых.
И так проста святая простота,
Что, маску позабыв надеть святоши,
Открыто, нагло, с пеною у рта
Устраивает грязные дебоши.
Уже близка опасная черта,
Пустые души искажают лица.
О вечная земная Простота,
О вечная земная Чистота,
Спасительница мира – Красота,
Явись скорей, хочу успеть отмыться.

 

ЁЛКА

Ходили по лесу, о жизни трубили
И елку-царицу под корень срубили,
Потом её вставили в крест, будто в трон,
Устроили пышные дни похорон.
Но не было стона и не было слёз,
Снегурочка пела, гундел Дед Мороз,
И, за руки взявшись, весёлые лица
С утра начинали под ёлкой кружиться.
Ах, если бы видели грустные пни,
Какие бывают счастливые дни!
Но смолкло веселье, умолкнул оркестр,
Для будущей ёлочки спрятали крест.
Ходили по лесу, о жизни трубили…

 

* * *

Земля дрожит от напряженья,
Горят дома, трещат мосты.
Победы стали пораженьем
Нашей фальшивой красоты.

Ещё слышны обрывки смеха,
Слились в одно чума и мир.
Высот смертельного успеха
Достиг наш неразумный мир.

Земли скрипучие рулады
Терзают слух мой по ночам.
Ей тяжесть дантовского Ада
Уже давно не по плечам.

Пронзив иглой земное темя,
Замрёт натруженная Ось,
И перекрестит Землю Время,
Чтоб ей спокойнее спалось.

Сбивают с ног дожди косые,
Нет, нет, ребята, всё не так!
Рискованно опаздывать Мессии,
Война опередит нас на шаг…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *