Нарисуй свой город

Надежда КНЯЗЕВА

Поэт, переводчик, живёт в г. Арзамасе Нижегородской области. Родилась в 1986 году в г. Лукоянове. Окончила Арзамасский государственный пединститут им. Гайдара в 2008 году, получив профессию учителя английского языка. В 2009 году приняли в Союз писателей России. Книги стихов: «Невидимые крылья» (2008), «Чёрно-белый режим» (2015), «Запасный вход» (2018), «Очертание звука» (2020).

 

 

 


* * *

Нарисуй свой город, который живёт внутри,
Начерти мне карту твоих заповедных мест:
Нестерпимый блеск стекла показных витрин,
Сокровенный мрак тяжёлой двери в подъезд.

Пусть ложится взмахом жжёная умбра крыш
И английский красный – тёплого кирпича.
Расскажи о тех, кто смотрит с твоих афиш,
Расскажи о тех, кто сел у окна пить чай.

Это трудно, когда внутри – грандиозный вид,
Не кривить перспективой, своих не скрывать
личин:
Будто он на ладони, светом и тьмой залит,
Будто ты протянул на ладони свои ключи.

Город больше холста – он стелется вширь и
вглубь:
До низин, окраин, до верхней звезды ковша.
Можно, я поселюсь на нём запятой в углу?
Я воздушный шар, сбежавший от малыша.

Приступай: вот краски, кисти и мастихин.
Нарисуй – а я потом напишу стихи.

 

* * *

Слова летят вперёд, их так легко сказать,
Поскольку наш язык напоминает птичий.
По небу – вертолёт, навстречу – стрекоза,
И общего у них чуть больше, чем различий.

Протяжный след баржи́ разрежет реку вдоль,
Но зарастёт водой – покажется виденьем.
Так мы стремимся жить, переступая боль,
И учимся летать, преодолев паденье.

Слова летят на свет, закат на волоске,
На золотом виске, как в лампочке, горящий.
И прожитого нет, как следа на песке,
И будущего нет.
Мы дышим настоящим.

 

* * *

В желании умерить дурь
Сквозь небольшую ранку
Я вывернул лицо вовнутрь
И заглянул в изнанку,

И там увидел не скелет,
Не тлен и страх распада,
А дедушкин велосипед
Средь яблочного сада.

Он мне отдал его, когда
Дыханья не хватало,
И оплетали провода,
И гасла нить накала.

Я думал, боль внутри найду
И спазм артериальный,
А тут мой дед стоит в саду –
Живой, почти реальный.

Ворчливо шутит: «Во, ребят,
Дурные вы, живые,
Всё вдаль да вширь, а вглубь себя
Ко мне пришёл впервые.

Не забывай о старике!..»
И я стою, виновный,
Сжимаю яблоко в руке,
И каплет сок венозный.

* * *

Марине Маловой
Уже ноябрь,
но жёлтые цветки
в пустых садах
раздули ветром пламя.
Костры стреляют в воздух лепестками,
и воды чёрной торфяной реки
неспешно их несут.
Горит лоза,
не разжимая кисти винограда.
Касаясь ветки вековой громады,
прозрачная трепещет стрекоза.
Горит листва,
не веря в царство тьмы,
и лес венчают лавры Герострата,
как будто бы зима
придёт не завтра.
Как будто бы
и вовсе
нет зимы.

Канавинский мост

Понять: великое – в простом.
Пройтись Канавинским мостом
И с двух сторон увидеть город.
На Стрелке в свисте пустоты
Видны пакгаузов хребты,
Фонарик Невского собора.
Напротив – сахарный покров
Цветных зефирных куполов
Несёт Рождественская церковь.
Горит от холода щека.
Горит от золота река,
И мост с неё снимает мерку,
Чтоб подогнать по росту льды,
Чтоб глыбы встали на дыбы
И вмёрзли между берегами.
И белые фигурки яхт
Во льду у пристани стоят,
Напоминая оригами.
Моста покатая спина
Дрожит, когда высоко над
Зелёно-бирюзовой бездной
По ней шуршат шипы машин,
И ты идёшь, и не спешишь,
И отражаешь свет небесный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *