Николай ЯРКО

Николай Ярко

Родился в 1947 году. Поэт, член Союза писателей России. Филолог. Много лет работал преподавателем русской словесности в севастопольской гимназии № 1 им. А. С. Пушкина. Печатался в «Антологии стихов о Крыме» (2000), «Крым в русской поэзии», в литературно-историческом альманахе «Севастополь», альманахе «Чайка», в коллективных сборниках разных лет. Премией им. Л. Н. Толстого награждён за книгу «Благослови труды мои и дни» (2009). Автор 10 сборников стихов.

 


* * *

Благодаренье Богу – дождь идёт.
Благодаренье Богу – солнце светит.
Благодаренье Богу – дует ветер.
Благодаренье Богу – хлеб растёт.

Благодаренье Богу – ты со мной.
Благодаренье Богу – я с тобою.
Благодаренье Богу – летний зной
Сменяется дождливою зимою.

Благодаренье Богу – глуше гул
Бегущих дней и звёзды над порогом,
А главное, за то, что я могу
Благодарить, – благодаренье Богу.

 

* * *

Спаси и помилуй и Томи, и Сашу,
И тополь, и дом, и звезду в небеси,
И город любимый, и Родину нашу,
Какую ни есть, сохрани и спаси.

Спаси и помилуй и ближних, и дальних,
Родных, и друзей, и дорогу, и дни.
Я всё понимаю: нельзя без страданий –
Но всё же помилуй, спаси, сохрани.

Спаси и великих, и злых, и недужных,
И тех, кого любят, не ждут и винят.
А мне, Боже мой, ничего и не нужно,
Спасибо за то, что Ты есть у меня.

* * *

Пройдёмся Большою Морскою,
Совсем не такою большой.
Осенней пройдёмся порою,
Весенней пройдёмся порой.

Пройдёмся от моря до храма,
От храма до моря дойдём,
Запьём газировкою драмы,
Оставим дела на потом.

Мой милый, не стоит о бренном.
Как жарко и ветрено днём!
Мы рады большим переменам,
И ладно, и хватит, пойдём.

Ей-богу, не стоит пугаться
Ни снов, ни пророков, ни слов.
Как радостен запах акаций,
И вечер какой, и любовь.

Как сладко и больно на свете!
И ветер, и ветер какой!
Созвездья, соцветья, столетья
Над нашей Большою Морской.

И даже пред вечным покоем,
Когда мы заслужим покой,
Пройдёмся Большою Морскою,
Совсем не такою большой.

* * *

Синели небеса, я подходил к парому.
Опять ни ветерка, ни радости с утра.
Но кто-то мне сказал: «Всё будет по-другому,
Когда спадёт жара, когда спадёт жара».

Гудок взревел и сник. Я погрузился в дрёму.
Мне снился душный день, и Лысая гора,
И шум седых маслин… Всё будет по-другому,
Когда спадёт жара, когда спадёт жара.

Мой друг потратил жизнь, бродя от дома
к дому.
Опомниться ему пора и не пора.
Но что такое жизнь? Всё будет по-другому,
Когда спадёт жара, когда спадёт жара.

Ни времени, ни сил, и всё давно знакомо:
И летних дней лафа, и завтра – как вчера.
Прощай, моя печаль! Всё будет по-другому,
Когда спадёт жара, когда спадёт жара.

 

АВГУСТ ДЕСЯТОГО ГОДА

Лёгкость. Прохлада. Свобода.
Лодка скользит по пруду.
Август десятого года,
Яблоки в мокром саду.

Лёгкость. Свобода. Прохлада.
Лодка. Дощатый причал.
Мама читает балладу,
Тени бегут по плечам.

Плачет твоя однолетка:
«Нянюшка, дождик, укрой!»
А из разбитой коленки
Каплет дворянская кровь.

Тучек лиловая стая
Словно недобрая весть.
«Вырастешь, Саша, узнаешь!»
Вырастет, только не здесь.

Кони. Погони. Рябины.
Ветер. И свечи впотьмах.
Жёсткое слово «чужбина»
Хрустнет песком на зубах.

И под любым небосводом,
Всюду: в раю и аду –
Август десятого года,
Яблоки в мокром саду.

* * *

Две весны, как простился с мамою,
Третья ветрена и горька.
А над кладбищем те же самые,
Те же самые облака.

Та же глина, сырая, рыжая,
Те же памятники, столбы.
И всё тот же носатый выжига
Заколачивает гробы.

Здесь никто не соврёт о вечности.
Быстро вянет венок живой.
Мама, мама… погасла свечечка
Между мною и темнотой.

И словами бряцать тут нечего.
Я молчу, в темноту гляжу.
Осторожно, как мама, свечечку
Для дочурок моих держу.

Я пришёл повидаться с мамою,
Я не видел её века.
А над кладбищем те же самые,
Те же самые облака.

 

* * *
Ю. Макееву

Я помню декабрь далёкий,
Дорога, теплынь, ветерок,
И друг, молодой, синеокий,
Колдует над замятью строк.

Вокзал допотопный, как мамонт,
И девушки машут вослед.
Нас ждут в Севастополе мамы,
Которых давно уже нет.
И друг уже на небе с ними,
И я не такой, как тогда,
Но день тот никто не отнимет,
Мы юные там навсегда.

И радость трепещет сквозная,
Беспечно и сладко в груди.
И всё мы шагаем, шагаем,
И целая жизнь впереди.

* * *

В янтаре сентября мы уже не состаримся.
Ни слова, ни листва там вовек не сгорят.
Всё на свете пройдёт, только мы и останемся
В янтаре сентября,
В янтаре сентября.

Возвращается всё на круги невозвратные.
Все придут и уйдут. Отгорят. Отцарят.
Но останутся дни – нет! – часы незакатные
В янтаре сентября,
В янтаре сентября.

Снова ночью заноют дожди безутешные.
Совершится – увы! – ежегодный обряд.
Всё на свете пройдёт, но останемся те же мы
В янтаре сентября,
В янтаре сентября.

Глухо вскрикнет беда, и пути затуманятся,
И растают надежды, и дверь затворят.
Но Господь нас спасёт. Мы навеки останемся
В янтаре сентября,
В янтаре сентября.

 

* * *

Мне сегодня приснилась дорога,
В белом платье, с зелёной косой.
Она снилась, спускаясь полого,
Исчезая за синей горой.

И по этой дороге пустынной
Шли, порою теряясь во мгле,
Старый друг с молодым моим сыном,
Мама, бабушка в платье старинном –
Те, кого уже нет на земле.

* * *

Какую жизнь мне Бог послал!
Любовь в ней да совет.
Та, о которой я мечтал,
Со мною тыщу лет.

Какую жизнь мне Бог послал!
И тихий-тихий свет,
И Слово, полное тепла,
Со мною тыщу лет.

Какую жизнь мне Бог послал!
Добро в ней и привет.
Друзья, которых не искал,
Со мною тыщу лет.

Прозрачно утро, вечер ал
Среди привычных дел.
Какую жизнь мне Бог послал!
Какую я хотел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *