Святой Симеон Верхотурский

ПОЭТИЧЕСКИЙ ТРИПТИХ

Раннее утро сиренево плыло,
Холод иголками жалил уныло;
Словно бессонные странники, мы,
Вырулив в свет-фиолет полутьмы,
Мирный в машине вели разговор;
Тихо зари разгорался костёр.
Путь в Верхотурский лежал монастырь,
Влажный туман под колёсами стыл…

Но неожиданно солнечный круг,
Брызнув лучами, всю землю вокруг
Вдруг озарил, одарил, расплескав
Рыжий огонь! И в расселине скал,
Гладкой змеёй извиваясь, дорога –
Путь направляет к избраннику Бога!
И вдоль дороги туманится крёс
Золотом милых уральских берёз.

Осень кудрявой смешливой девчонкой
Листьев багрянцы нам сыплет вдогонку.
Ветер свистит в светлый бруствер окна;
Синего неба висит глубина…
И монастырская площадь видна.
Площадь народом бурлит. Благовест
Солнечный день разливает окрест:
Словно нездешний малиновый звон
Милостью Божьей творит Симеон!

II
Праведный сын Симеон родился
В Смутное время убийств, преступлений;
Вместо луны освещало леса
Зарево жёлтых пожаров! Медведи,
Волки, лисицы свободно гуляли
По городским площадям. И свивали
Птицы гнездовья на трупах людских –
В Смутное время законов мирских
Не было словно! И слабого сильный
Мог уничтожить. И в непроходимых,
Тёмных, глухих и тернистых чащобах
Люди таилися – выжить им чтобы!
В это кроваво-печальное время,
Полное козней, вражды нестроений,
Словно цепи разорвавшейся звенья, –
Бог посылает на русскую землю
Святости полного, духа смиренья,
Чуждого благам, земным треволненьям,
Праведного: Симеон с детских лет
Трепетно чтил христианский завет!

III

Праведный был из дворянского рода.
Он удалился в глубинку. Природу
С детства любя, поселился в селе –
От Верхотурья был невдалеке…
Зелёные кедры, громады утёсов,
Речные извивы в пологих откосах
Его окружали своей тишиной;
В Меркушинский храм приходил он порой:
Молитвы усердной и благочестивой,
Как солнечных искр, разлились переливы.
В молитве беседуя с Богом-Творцом,
Его сокрушаясь терновым венцом,
Хотел стать причастником Царства Христова:
Ходил по окрестным глубинкам и сёлам
И нёс назиданий Божественных слово!
Святой Симеон всем служил, помогал,
Работы портняжной он не избегал;
Другое занятие – рыбы уженье.
В работе для бедных искал утешенья…
Но вот и его настигает лишенье,
И мир покидает Христов блаженный.

Он умер, но в светлый молитвенный час
Святой Симеон молит Бога о нас!

По сказам Павла Бажова

Подобно колокольцам росным,
Звенят тихохонько и просто
Бажовских сказов переливы!
И медяницею пугливой
Отстала от земли девчонка,
И всё прямёхонько стоит;
Повытянулася юбчонка –
Змеиный след в кустах блестит…
А то, глядишь, Великий Полоз
Свой, золотом украшен, пояс
Оставит добрым людям впрок,
Но злым – ни-ни! И на замок
Закроются земные недра:
Не всем богатства дарит щедро!
Шумя, речушечка плыла,
Травой озябшею цвела.
И Полоз ровно бы растаял,
Лишь колышек в земле оставил.
Данилушка сидит над чашей,
Как потерял он день вчерашний;
Данилушке запала думка,
И под ногою камень хрумкнул.
Лазоревая, красная
Та дума ненапрасная.
А у дороги пыльной, длинной
Землицы бархатная глина;
Зелёный малахитный колер –
Дурман-травой во чистом поле! –
И оседает, словно дым,
Хозяйки голосом густым:
«Данило-мастер, слышь? Трава
Туманом росным поросла.
У чаши всё кайма резная,
Сквозным узором расписная».
Подсказочка на удивленье
Дарила сердцу вдохновенье.
Не лес шумит, то ключ журчит;
И Огневушка-поскакушка,
Рыжеволосая подружка,
По травушке юлой бежит.
Звал девку замуж рыжий парень.
Она ему с зарёю ранней,
Смеясь, задорно говорила:
«В семье два рыжих? Вот так мило!
Но веселее станет тут,
Коль опалёныши пойдут,
Как листики на рыжей ветке,
И многочисленные детки –
Что солнышка горячий жгут.
Наш дом они не подожгут?»
И на разрыв-траве цветок,
Как будто беглый огонёк…
Шкатулка, что из малахита,
Слезой Хозяйкиной умыта,
Рисунками Уральских гор
Волнует душу с давних пор.
Уральским мастерам и честь –
В бажовских сказах их не счесть!
Какая добрая вещица –
И быль, и сказка-небылица:
Завязанные в узелок,
Тихонько лягут и… молчок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *