Твоя любовь как тихий храм…

Елена Осминкина

Член Союза писателей России. Заслуженный деятель искусств Республики Крым (2020). Лауреат Всероссийской литературной премии имени Н. Гумилёва (Москва, 2016) и Пушкинской литературной премии (Крым, 2013). Автор семи поэтических книг и более четырёхсот публикаций в разных изданиях РФ, среди которых – «Слово», «День литературы», «Российский писатель», «Невский альманах», «Екатерининская миля», «Гостиный дворЪ», «Дон новый», «Александр», «Новый Енисейский литератор» и многие другие.

 


* * *
Твоя любовь как тихий храм,
В котором я свечу зажгу.
Здесь – вне обид, и ран, и драм,
И оба сердца не солгут.

Свеча горит, и храмный свет
Вновь освещает изнутри
И чувства нежного ответ,
И просьбу: «Милый, говори,

Вещай о том, что небо в срок
Пошлёт нам милости не раз».
И как живительный глоток
Твоё объятие сейчас.

* * *

Нас в своём хитоне прячет ночь,
Будто в этом мире только мы.
Ты в немом присутствии весны
Что-нибудь тихонько напророчь.

Впрочем, я пророчеств не приму
И свечу зажгу у тёмных рам,
Распахну окно – лениво к нам
Ночь забросит жёлтую луну.

Лёгким крылышком дрожит свеча,
И в твоих руках – моя ладонь.
Где-то там, у правого плеча,
Ангел шепчет времени: «Не тронь».

* * *

Оплавились осколки дня
В огне июльского заката.
Наверно, в чём-то виновата
Перед тобой сегодня я.

День суетливый – новый клон –
Чуть отдалил нас друг от друга,
Но неизбежной силой круга
Вновь притянуло в тихий дом,

Который ждать давно устал
Два наших разделённых эго.
Из тёмной рамы лунным снегом
Свет яркий месяца упал.

И снова сердце на двоих
Объединяет чувства, мысли,
И в близости – счастливой высью
Воспринимаем каждый миг.

* * *
А в комнате веет стихами,
И лёгкой застенчивой грустью,
И всем не случившимся с нами,
Что всё же никак не отпустит.

И жаль, и не жаль, что не стало
Признание ваше возможным,
Что сердце, наверно, устало
В своём ожиданье тревожном.
По-прежнему веет стихами,
Ещё не проявленным словом,
Которое, может, на память
Прорвётся строкою готовой.

* * *

В чёрном небе звёзды плачут
Или, может, только я
На веранде тёмной дачи
В середине октября?

Грустно, зябко мне немножко,
На ветру кленовый лист
Растопыренной ладошкой
Зацепился и повис

На двери, раскрытой в вечность, –
Там, в ночи, неспящий сад
Тянет жадно ветки в млечность,
Где созвездия горят…

На веранде тёмной дачи
В середине октября
Одиноко: тихо плачу,
Жду звонка, наверно, зря.

* * *

Я захлебнулась тишиной,
На дом осевшей,
И стол с оранжевой каймой –
Осиротевший.

Вечерний кофе будто стал
Горчить сильнее,
А за окном – ночной провал,
Луна бледнеет.

Наверно, так же как и я,
Не замечает,
Что эту бездну бытия
Зима венчает.

А я зову и жду, когда
Дверь будет настежь
И ты вернёшься навсегда,
Пусть и в ненастье.

* * *

Полумесяц белым парусом
В фиолетовой реке
Из созвездий и туманностей
Проплывает налегке,

Но земное притяжение,
Словно якорь налицо,
Превращает путь-движение
В орбитальное кольцо.

Так и я, как в утешение,
На земных тропинках вновь
Ощущаю притяжением
Нашу нежную любовь.

* * *
Твои руки пахнут октябрём,
Золотом опавшего ненастья,
Моросящим утренним дождём,
Хризантемовым коротким счастьем.
Вновь октябрь ложится у дверей
Звёздами кленовыми, печалью,
Шёпотом раздетых тополей
И туманов сыроватой шалью.
На плече лежит твоя ладонь,
А с ветвей октябрь следит за нами.
Воспою его багряный трон
Новыми осенними стихами.

* * *

Капли времени – минуты –
Обрываются с часов.
Мне тревожно почему-то
От обрывков смутных снов.

Твой отъезд как катастрофа,
Страшный хаос баррикад –
Нерифмованные строфы,
Мысли тоже невпопад.

И предчувствия, как волки,
Пасть оскалив, жертву ждут.
И жужжанье кофемолки
Не несёт собой уют.

«Я скучаю! Одиноко!
Твой отъезд как роковой!»
В телефонном эпилоге –
Эсэмэска: «Только твой».

* * *

Хрустальная флейта зимы
Озвучит небесные ноты,
И очень знакомое что-то
Пробудит душевное «мы».

И снова не врозь, а вдвоём
В мелодии светлой и нежной
Наполнимся оба надеждой
И флейте чуть-чуть подпоём.

И в снежности белых листов,
Так щедро упавших под ноги,
Забыв и печаль, и тревоги,
Оставим следы от шагов

Навстречу друг другу, и ты
Мне снова подаришь улыбку
И в сумерках тонких и зыбких
Тихонько прошепчешь: «Прости!»

 

Сон

Застывшая рука
С потухшей сигаретой,
Небритая щека,
А в окна рвётся лето,
Но зов его теперь
Нам кажется ненужным.
Ты открываешь дверь,
Молчанье не нарушив.
Глаза твои пусты,
Ударилось о стены
Холодное «прости»
Душевною изменой.
Ты попадаешь в круг,
Не глядя, не внимая.
Кричу, слабею – вдруг…
Щека твоя родная.
Склоняюсь я к плечу:
Ты мирно спишь в покое.
Счастливая, шепчу:
«Приснится же такое!»

* * *

Лето-рояль, сыграй
Медленный вальс вечерний:
Гаснет свечой заря
В море солёно-пенном.

Шумная Ялта вдруг
Кроткою стала очень,
Кажется лишним звук,
Тянутся многоточья.

Не зазвучат слова
В нашей немой беседе,
Может, во всём права
Эта луна из меди

И наколдует нам
Снова былое счастье:
Верю твоим глазам
В лунно-волшебной власти.

* * *

В прожилках ладони у клёна
За августом тянутся жадно,
А мы в потемневшем парадном,
Где всё нам до боли знакомо.

Здесь стены, наверное, помнят,
Как мы целовались впервые,
А ветры, как будто живые,
Скулили собакой бездомной.

И время, свой круг начертавши,
Нас снова в былое вернуло:
И ветер, и дождик понурый
По-прежнему сыплет, подкравшись.

И души по верному кругу
Зелёными ветками клёна
И радостно, и окрылённо
Всё тянутся нежно друг к другу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *