Я истину постиг… Геннадий Якушенко. Стихотворения

Геннадий Якушенко

Родился 26 февраля 1939 года на Украине. Большая часть его жизни прошла в Тамбове. Работал на заводе, в газетах «Коммунистический труд» и «Комсомольское знамя». Первый поэтический сборник «Синие ливни» вышел в 1967 году в Центрально-Чернозёмном книжном издательстве. Вскоре Геннадий стал участником VI Всесоюзного совещания молодых литераторов, занимался у Евгения Винокурова. Стихи поэта публикуются в «Литературной России», «Советской России», в журнале «Смена». Некоторые из них переведены на шесть европейских языков.
Геннадий Якушенко рано ушёл из жизни, в возрасте 37 лет. Его сердце перестало биться 9 февраля 1976 года. До последних дней он работал над второй книгой, которую назвал словом коротким, обещающим и требовательным – «Строка». В 1983 году под редакцией известного тамбовского поэта Ивана Кучина книга эта была издана в Воронеже.

* * *

Куплю с получки белого коня.
Взметнусь в седло.
Скосив лукаво око,
Конь пронесёт шикарного меня
Мимо твоих открытых окон.

И будет надо мной висеть
Меж облаков орёл спокойный,
А конь располосует степь
На два куска серебряной подковой.

И поскачу я до Днепра-реки,
Там поклонюсь седым курганам.
Решат на шумной сходке казаки:
«Будь братом нам и верным атаманом».

Ударит – вдребезги – казацкий день,
И затрещат вишнёвые рубахи…
А на заре вернусь я в свой курень,
В пустой курень, как будто бы на плаху.

Раздавит грудь мне страшный стон,
И рухну на пол срубленным под корень.
Но в дверь ударит гулко конь,
Мой добрый конь, серебряной подковой.

Он вынесет меня на шлях туманный
И на дыбы поднимет горизонт,
А на вершину хмурого кургана
Орёл с лохматой тучи соскользнёт.

Ты вся – как миг, неверного меня
Прижмёшь к груди, забыв и страх, и робость…
…А до получки-то – четыре дня…
И вот – пятак на утренний автобус.

* * *

Не плачь при мне. Не выношу я слёз.
Упрячь, захорони в душе обиду.
Я среди слёз, я среди горя рос.
Я столько слёз в глазах у женщин видел,
Что лишь скользнёт по бледности щеки,
Скользнёт, горя, слеза живая –
И я уже сжимаю кулаки,
Я, стиснув зубы, кулаки сжимаю.
Твоей души обидчики, враги
От злобы пусть развалятся на части.
Не плачь. А слёзы ты побереги,
Побереги, родная, их на счастье.

* * *

Январский полдень розов,
Мороз стекло грызёт,
И белые берёзы
Идут за горизонт.
Под нестерпимым ветром,
По-вдовьи тихо горбясь,
Тая в звенящих ветках
Берёзовое горе.
Вот так, наверно, вдоволь
Пролив горячих слёз,
Учились наши вдовы
Молчанью у берёз.

* * *

Сухой грозой луга наполнены.
Трещат под душным сеном прясла.
И обессиленные молнии
В холодных тучах молча гаснут.
А за лугами – рожь некошена.
А ты над робостью – невластная.
Лежит во ржи тропа – нехожена.
Жена – красива, да неласкова.
Росинки падают доверчиво
С ветвей, чуть тронутых усталостью.
И далеко ещё до вечера,
Далече, чем до нашей старости.

* * *

Куда бредут задумчивые тучи,
Невидимый в себе запрятав свет?
Оставит ли хоть искромётный след
В моей душе огонь звезды падучей?
В поэзии на то ищу ответ.
Когда до боли примитив наскучит,
Я открываю томик. Фёдор Тютчев.
«Сей чистый огнь, как пламень адский, жжёт».
Огонь и пламя – разная основа.
Не в этом суть. Я истину постиг:
Всё, что когда-то было ново,
Старо. Лишь вдохновенья миг
Не архаичен. Как простое слово,
Которым он воспламенял свой стих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *