Трепетный родник. Стихотворения

ШЕХОВЦОВ Геннадий Иванович

Автор родился в 1957 году в селе Нижнее Шеховцово Курской области. Позже семья переехала в р. п. Знаменка Тамбовской области. Закончил Тамбовский институт химического машиностроения.
Стихи начал писать в детстве. Серьёзно начал заниматься литературным творчеством, когда настигла тяжёлая неизлечимая болезнь. Уже не первый год Геннадия мучает страшная болезнь – рассеянный склероз. Тело его полностью обездвижено, но жива душа, которая любит, мечтает, надеется и творит. У него есть голос и огромное мужество. Он пишет стихи, издаёт с помощью хороших, добрых людей свои сборники.
Поэт пишет о любви и природе, о вере в Бога, о родниковой России, о простых и удивительных людях, которые живут с ним рядом. Его стихи – о двадцатом веке, о разрушенных в годы атеистического лихолетья православных храмах и их возрождении, о судьбе провинциальных музеев, о могиле Неизвестного солдата, о святой Руси, на долю которой выпало столь много испытаний. Его чувство любви к родной земле оформлено в мелодичные, льющиеся сами собой строки.
6 книг стихов за четырнадцать лет — это его подвиг. Первая книга «Истоки» издана в 2002 году в Калининграде. Позже появились книги «Я родом из глубинки» (2003), «Дорога любви» (2005), «Свет благодатный» (2006), «Частичка души» (2009) и «Трепетный родник» (2015). Стихи поэта также опубликованы в коллективном сборнике знаменских авторов «Истоки вдохновенья», в сборнике «Осенние стихи», выпущенном в Рязани.
Произведения Геннадия Шеховцова постоянно публикуются на страницах областных газет «Тамбовская жизнь», «Наедине», районной газеты «Сельская новь».
Предлагаем читателю познакомиться со стихами из сборника «Трепетный родник».

Г. Ю. Корнилова

Признание в любви

Случается всякое в жизни –
Напрасно её не брани,
А я посвящаю Отчизне
Стихов своих строчки-огни.

Люблю её светлые очи,
Хрустальную синь родников
И звёздные летние ночи,
И блеск золотых куполов.

Люблю её в снежных заносах,
Звон первых ручьёв по весне,
Берёзки в серебряных косах
И первых грачей на сосне.

Люблю её в жёлтом круженье,
Когда листопад-карусель
Гуляет по рощам осенним
Под ветра весёлую трель.

Здесь в графском имении тихо
Звучал Натали голосок,
Когда в старом парке на липах
Желтел самый первый листок.

Найти вдохновенье Васильев
В Тамбовской природе хотел,
И каждое лето в Россию,
Как будто на крыльях, летел.

Живу в самом сердце России
С надеждой и верой в груди.
Здесь бродят по крышам босые
Волшебно-шальные дожди.

Пускай я не славлю столицу,
Хочу про Тамбов песни петь,
Своею землёю гордиться,
И здесь бы хотел умереть.

Господи, дай мне силы

Господи, дай мне силы
Верить в Твои дела,
Верить, что Ты всесильный
И не приносишь зла.

Господи, дай мне очи,
Чтоб не плутать в глуши,
Путь укажи короче,
Камень сними с души.

Господи, дай мне руки,
Чтобы добро творить,
Чтобы чужие муки,
Как и свои, испить.

Господи, дай терпенья
И научи прощать,
И укроти сомненья –
Грудь перестань терзать.

Боже, избавь от лести,
Лопнет гордыня пусть,
Чтобы с Тобою вместе
Слушал Святую Русь.

Пусть разлетится в клочья
Горькой обиды плод,
Чтобы глубокой ночью
Я отыскал Твой брод.

Долгой дорогой к Храму
Ты помоги дойти,
Если я вдруг устану,
Руку подай в пути.

Чтобы под небом синим,
Где тишина ручьёв,
Жить мне с моей Россией
Средь золотых крестов.

Похоронила сына и сгорела

Похоронила сына и сгорела
Сама, как бледно-жёлтая свеча,
Она уж и смеяться не умела,
Лишь плакала беззвучно по ночам.

Боль молнией пронзила на рассвете,
И, сжавшись, сердце дрогнуло в груди:
От сына до сих пор всё нет ответа,
И вновь тревога душу холодит.

Ребята где-то там в песках Афгана
От пуль душманских – лицами в песок,
А похоронки чёрным караваном
Летят в село, в деревню, в городок…

Сын, как живой, стоял перед глазами,
Он улыбался с фотки на стене,
И жуткими, как бездна, вечерами,
Она с ним говорила в тишине.

Могильный холмик, памятник в граните,
Скамейка, стол и горсть его конфет…
Ах, силы неба, души их возьмите,
Отдайте им тепло своё и свет.

Они стучатся в запертые двери
И грудь пронзают острою стрелой…
Мать, на глазах старея, всё не верит,
Что не вернётся сын её домой.

Она кого-то тихо умоляла,
Чтоб возвратился сын её назад…
А снайперша стреляла и стреляла
И наносила метки на приклад.

Афганские раны

Женщина плакала горько, чуть слышно,
Ветер холодный стонал за спиной,
Падал снежок невесомый, пушистый,
Таял, стекая с солёной волной.

Ты расскажи мне, что там тебе снится,
Кажется мне, что ты рядом, живой.
Мне, моя радость, давно уж не спится,
Хочется встретиться маме с тобой.

Только Господь не даёт нам свиданья,
Не отпускает меня Он в полёт,
Значит, не все я прошла испытанья,
Что Он на наши головушки шлёт.

Солнечным утром, как чёрные птицы,
В дом залетели осколки войны
Из раскалённых песков заграницы,
Где умирали отцы и сыны.

Ты не ругай меня сильно, сыночек,
Что довелось мне тебя пережить,
Чёрное платье и чёрный платочек,
Видно, мне вечно придётся носить…

У изголовья – любимое фото,
Воет метель, словно раненый зверь,
Будто в дорогу зовёт меня кто-то
И барабанит в закрытую дверь…

Сердце разбитое в бездну летело,
Слушая ангелов светлый напев.
Женщина плакала тихо, несмело,
К небу бессильные руки воздев.

Зимушка-зима

Разгулялся ветер в чистом поле,
Заклубилась буйная метель.
И зима устроила застолье,
Постелила мягкую постель.

Солнце светит, но, увы, не греет.
Лыжи в руки – здравствуй, дед Мороз.
За рекою графский парк белеет
Серебром разряженных берёз.

Им январь вплетает в косы иней
И в созвучье красок и теней
Он то яркий, то прохладно-синий,
То огонь, то стали холодней.

И рябина кровью истекает,
Расклевали грозди снегири,
А мороз крепчает и крепчает,
И пищат синицы до зари.

В праздник Рождества или Крещенья
Колокол к заутрене звонит.
Просим мы у Господа прощенья.
Он великодушен, Он простит.

Все грехи отпустит, обогреет,
Вспыхнет путеводною звездой.
Это ничего, что мы стареем,
Лишь душа была бы молодой.

А. С. Пушкину

Пуще прежнего вьюга бранилась,
Утопали в сугробах осины,
Шелестела позёмкой, клубилась,
Как костры догорали рябины.
И, быть может, той зимнею ранью
Непогода давала советы.
А быть может, летел быстрой ланью
Леденящий пронзительный ветер.
Если б знать, что судьба нам готовит,
Каждый знал бы, бросая монетку:
Сатана в западню свою ловит,
А, быть может, играет в рулетку.
Неужели «зеро» тебе выпал,
Даже верить не хочется в это,
Рыхлый снег твою рану б засыпал,
Спас от боли бы сердце поэта.
Ежегодно тебя в день рожденья
Россияне с теплом вспоминают,
Говорит не одно поколенье:
«Есть поэт, о котором все знают».
Если б не было горько и больно
Всем, кто помнит тебя и кто любит,
И тогда б все вздохнули привольно,
Что печаль нашу связь не погубит.

Иллюстрации к книге «Трепетный родник»
художника Николая Николаевича Воронкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *