Земные родники

Наталья Меркушова

Стихи Натальи Меркушовой публиковались в журналах «Тамбовский альманах», «Литературный Тамбов», областной газете «Тамбовская жизнь», центральной газете «Сельская жизнь», районной газете «Трудовая слава». Более двадцати сборников стихов, в том числе стихов и загадок для детей, вышли в издательствах г. Тамбова, Новокузнецка, Торонто (Канада).

Шёл тихий благодатный дождь

Шёл тихий благодатный дождь,
И, музыке дождя внимая,
Всё оживилось, оживая,
И билась радужная дрожь
В игривых капельках дождя.
…На тихий дождь смотрела я.

Диджей

Георгины своей красотой
Тени осени вновь победили.
Я любуюсь. Ты рядом постой.
Не горюй, что дожди зарядили.

Под дождём прогуляться не грех,
Если тихий да ласково шепчет.
В этом шёпоте слышится смех,
Обещанья доносится шелест:

– Вы не бойтесь осенних дождей,
Это счастье без устали льётся.
Я осенний счастливый диджей,
Кто со мной, всё ему достаётся.

Вздохнёт тихонечко волна

Вздохнёт тихонечко волна –
И катер закачается.
О том не ведает она,
Что сказка не кончается.

Бывают в жизни чудеса,
Они повсюду, верите?
…И кто украсил небеса
Небесных пташек перьями…

Земные родники

Какое же всё-таки чудо –
Пространство межзвёздных миров…
Откуда… откуда… откуда.
Доносится трепетный зов?

Оттуда… оттуда… оттуда…
С пространства бескрайней Земли.
…И вновь в ожидании чуда
Вернутся весной журавли.

И будет лететь во Вселенной
Их трубный приветливый зов.
…Опять преклоняю колени
И пью из земных родников.

Солнечные феи

На полянке лесной белоснежное чудо
Распахнуло наивно глаза.
Огляделась – ромашек так много
повсюду!
Что могу я про них рассказать?

Было сказано много, и скажут немало
Про задумчивых солнечных фей.
Я пришла на полянку безумно усталой…
Ухожу возрождённой теперь.

Переменчивой стала погода

Переменчивой стала погода…
Робко выглянет солнце из туч,
Иногда только тоненький луч
Превратит серебро в позолоту.

И на каждой травинке – заря,
И на каждом листочке – алмазы.
Вдруг исчезнет богатство, и сразу
Проступает конец сентября.

Возмутится живое:
– О, нет!
Сентябрю не главенствовать в мае!
Разве он до конца понимает,
Что такое весенний рассвет?

Никогда не понять сентябрю
Слова – символ весенний – люблю…

Мне не наскучит музыка твоя

Мне не наскучит музыка твоя,
И про тебя писать всегда готова,
Святой родник. С тобою снова я,
И песнь свою пою тебе я снова.

А ты бежишь из-под больших корней
Хранящего тебя красавца вяза,
Мне это место всех других милей,
Оно давно мне полюбилось, сразу.

Тебя питает сила из глубин,
Не тех, что осязаемо-ранимы, –
Душа Земли, она неповторима,
И ты с душою этою един.

Нехитрый секрет

Вот и первый пион распустился.
Нежным запахом полнится сад.
Скоро лето в зенит устремится,
А пока с тополей – снегопад.

У меня есть два тополя-братца.
Раньше было, как водится, три…
Их увидеть – не надо стараться,
За калитку шагни и смотри!

Я смотрю, и – щемящая нежность…
И смолистый невиданный дух,
Словно моря и сила, и свежесть
Заполняют пространство вокруг.

Что роднит тополя и пионы?
Да как будто родного и нет…
Шелестят тополиные кроны,
Знают этот нехитрый секрет.

Утренняя картинка

Умытые ночным дождём,
Ромашки мило улыбались
И мне понравиться старались,
Сияя сказочным огнём.
И в каждой капельке дождя
Рождались маленькие солнца,
Они застенчиво и сонно
Тянулись к небу, уходя…

Отсюда родом

Давно уж не была у родника…
Что изменилось тут за это время?
…Я не узнала малого мостка.
Уже не мал! Чудесное творенье!

Я вижу радость созиданья в нём.
Соединивший берега – он чудо!
А под мостком в тени таился сом…
Остался здесь? Иль он ушёл отсюда?

А водомерки шустро по воде
Снуют, ну как смешные пароходы!
И нет красивей этого нигде!
«Здесь всё моё, и мы отсюда родом…»

Земные облака

Долго солнце пробивалось
Сквозь туманные полки,
Ни клочочка не осталось –
Только в заводи реки.

В ней туман лежит подолгу,
Стережёт свою печаль,
Там ветла склонилась долу,
Ждёт надёжного плеча.

Сквозь туман глядит с надеждой,
Ожидает… На века…
Но… сплошной туман, как прежде,
Он – земные облака.

В жаркий томительный полдень

В жаркий томительный полдень
Мне б родниковой прохлады:
Звонким весельем наполнюсь,
Сладкою негой отрады;

Свежестью дальних пролесков,
Бездною недр затаённой,
Гулом столетнего леса,
Речкою, в море влюблённой.

В жаркий томительный полдень
Мне б родниковой прохлады:
Радостью жизни наполнюсь,
Нежностью майского сада;

Светом далёких созвездий,
Что утонули в рассветах,
И родниковою песней,
Слышной зимою и летом!

Колышется под ветром занавеска

Колышется под ветром занавеска –
Таинственность и нега за окном.
Порыв взметнул не бережно и резко –
И парусом взвилась над кораблём.

И думы, словно чайки над волнами,
Неровными маршрутами неслись,
И в ожиданьи нового «цунами»
Туманом под окошком улеглись.

Как в древние века

Уныло травы клонятся…
И матушка-земля
Страдает – беспокоится,
Что высохли поля.

С утра до ночи мается,
Прохлады ждёт и ждёт…
Сразить безумства танцами
Опять гроза идёт.

И люд, и зверь тревожатся,
Как в древние века,
И страх растёт и множится…
И льнёт к кресту рука.

Неповторимый колорит

И необъятен мир, и необъятны грёзы
В смеющийся весенний яркий день.
Но в ночь крадут нежданные морозы
Тепло из душ печальных деревень.

Не тех, что жизнерадостно-беспечны,
Других, что угасают день за днём.
И осознанье, что они не вечны,
Терзает душу праведным огнём.

…Моя деревня так же угасает
(Но милый облик облаком парит),
И безвозвратно в вечность ускользает
Её неповторимый колорит…

Солнечное затмение

Я посмотрела всё-таки на солнце…
Увидела, что часть его во мгле.
А вдруг оно к нам прежним не вернётся,
И будет неуютно на земле?

И будет тёмен день, и ночь темнее,
Тусклее души, злее голоса,
И вдвое дольше вьюги и сильнее,
А вдруг бледнее будут небеса?

Я посмотрела снова. Как я рада!
Вернулось солнце и опять горит
С такой неудержимою бравадой!
«Я вновь живу!» – как будто говорит.

Легенда

С годами всё яснее стало мне,
Что жизнь далёкая милей и ближе,
Хотя деревья и дома пониже
Мне видятся на милой стороне.

А раньше – великанами – дубы,
В чудесной роще, где тайком они встречались,
Герои «Барышни-крестьянки», и венчались
В огромном храме нашем. У судьбы

Свои законы и свои приметы.
И как мне было не сказать об этом.
Легенды могут истину хранить.
Здесь часто имя Пушкина звучало,
Об этом песня дятла простучала.
Легенда эта продолжает жить.

Храм в с. Гагарино Тамбовской обл.
Храм в с. Гагарино Тамбовской обл.

Пояснение:
«Владельцы имения <…>
1809–1831 – Алексей Александрович Пашков (1765–1831), бригадир, предводитель Тамбовского народного ополчения в 1812 году, прадед великого русского полководца Михаила Дмитриевича Скобелева (1843–1882); на его средства в Гагарине был построен Воскресенский храм;
1833–1842 – Дарья Алексеевна Полтавцева (1798–1842), урождённая Пашкова, бабушка М. Д. Скобелева, стала прообразом героини повести А.С. Пушкина “Барышня-крестьянка”». (Из Интернета)

Июльские рассветы

Не знаю, помнит кто, а может, нет,
Что на деревне (это мне знакомо)
Был для влюблённых пар «зелёный свет» –
Встречали на чужой скамье рассвет
Иль на крылечке у чужого дома.

Сначала все гуляли у реки,
Потом в деревню всё же возвращались.
И папирос мерцали огоньки,
И звёзды, что близки и далеки,
И долго разговоры не кончались.

Хозяйка выйдет утром на крыльцо,
А там сидят два «голубка» смиренно.
И убегают. А её лицо
Цветёт в улыбке – вспомнила, наверно,

Что так же зачарованно в ночи
Сидела на чужом крыльце до света,
И нежные горячие лучи
Дарили ей июльские рассветы.

Мимо

На предрассветном небе облака
Как волны на просторах океана.
Глядят они на землю свысока.
Глядят на лес, на заросли бурьяна,

На гладь воды в туманных берегах,
На улицы заброшенной деревни…
И я смотрю, испытывая страх
Звериный, ненасытный, древний

От вида покосившихся ворот,
Упавших обессиленных заборов…
Вобрал в себя какой водоворот
Мою деревню, что исчезнет скоро?

Осталось в ней три жителя всего
И память, и она неумолимо
Ведёт по тропкам детства моего.
…Закрыв глаза, я проезжаю мимо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *