Лето – это женщина красивая…

Майя РУМЯНЦЕВА

(1928–1980)
Поэт, член Союза писателей СССР. Родилась в Москве. После окончания школы работала грузчицей, училась в Тимирязевской сельскохозяйственной академии, в литературном институте имени А.М. Горького. В середине 1960-х годов переехала в Тамбовскую область. В 1968 году была избрана ответственным секретарём областной писательской организации, которую возглавляла до самой кончины. Автор поэтических сборников: «Грузчица», «Чайка», «Твоё имя», «Характеры», «Дорога, встречи, любовь». В 2006 году в Тамбове, в первом выпуске серии «Литературные родники Тамбовского края», была издана книга избранных стихотворений и поэм Майи Румянцевой «Неоткрытая глубина».

ЛЕТО

Начало лета как любви начало,
Как нарастанье чувств под буйство трав.
И речка позвончее зазвучала,
Все струи тонкие, как струны, перебрав.
Прозрачней и призывней небо синее,
Где птицам зимнюю прощать вину.
…И если девушкой зовут весну,
То лето – это женщина красивая.

Уйти в луга…
В соцветьях, как в созвездьях,
Ты там заблудишься
под чуткость диких птиц.
Ночь – тишина, а утро – это песня,
И лето всё из песенных зарниц.
Пойти вдоль речки, где трава несмятая.
И заглядеться там у глади волн.
Пройдёт мосточком женщина нарядная.
– Смотрите, – скажут, – лето светлое идёт!

– Смотрите, – скажут, – очи её – синие,
Цветы на кофте – тоже в синеву.
…И если девушкой зовут весну,
То лето – это женщина красивая…

В ЛЕСУ

Здесь, в лесу, – хмельной настой
Пряной ягоды пьяники.
В этой щедрости густой
Крупноглаза земляника.

Широта лесного сердца!
Лес, опять гостей встречая,
Вышил мхом, как полотенце,
Все тропиночки у края
Да сложил в них караваи.

По лукошкам лягут ярко
Рыжий, розовый, лиловый
Да с коричневой поджаркой
Каравай боровиковый.

Люди ходят чащей узкой
Да аукаются в голос.
Хлебосолу – лесу русскому –
Низко кланяются в пояс.

ПОРА ВАРЕНИЙ

Сахарность кипений,
Цвет от ягод – винный.
Эх, пора варений –
Ветер витаминный!

Ягоды глазастые
Вспыхнут над горелкой.
Чьё-то детство сладостное
С ложкою над пенкой…

Хлопотность старушечья
И внучаток радости.
Запахи замучили
Ягодною сладостью.

По тазам да вёдрам
Нынче обвенчали
Соки ливней тёплых
С летними лучами.

Солнышко закатное
Радостно искрится.
Старомодной свахою
За рекой садится.

Из реки губасто,
Как из блюдца, пьёт.
И вареньем красным
Перемазан рот.

* * *

Живёт в селе голубоглазый парень.
Вздохнёт, посмотрит мне в глаза.
Касанье глаз не выразить словами:
– Смотри-ка, – скажет, –
приближается гроза…

Качнётся купол, край сосны заденет.
Прохладный гром прокатится окрест.
И рухнут молнии на острые колени,
И – чистый дождь, и чистый синий лес…

Обиды отойдут неторопливо,
И чья-то суетность, и чьи-то сплетни
с лестью,
И беспощадность девочки пугливой,
И зло врагов
без справедливости и чести.

Прощаю всех! Прощая, отпеваю
Под этот дождь, под этот светлый бор.
И нет греха на мне. И я в степи – босая,
И долог путь ещё за дальний косогор.

Скажу ему:
– Черпни воды в колодце…
И побежит ведро с весёлою бадьёй.
В бадье перемешаю тучи с солнцем.
И с сердцем выпью чистой, ледяной.

А речка с ивою в тени сказанья вяжет,
Полётом птиц соседний бор залит…
В глаза посмотрит, ничего не скажет
И о любви своей он снова промолчит…

Живёт в селе голубоглазый парень.
Вздохнёт, посмотрит мне в глаза.
Касанье глаз не выразить словами:
– Смотри-ка, – скажет, –
приближается гроза…

* * *

Черноземье моё, Черноземье…
Солнце падает в спелую рожь.
Соловьиная ночь с перезвонами,
Колокольчиков синих дрожь.

Сколько хожено, сколько езжено
Мимо мокрых густых садов,
Мимо речек с речью небрежною,
Мимо синих поющих кустов.

Припадаешь к земле – не забудешь
Запах сена и запах берёзки.
Припадаешь к земле – не разлюбишь
Черноземье моё неброское…

И сегодня в тиши берёзовой
Я припомню отцов и дедов,
Что в далёкие годы грозные
Здесь вели над стройкой беседу.

И рабочий, и земледелец
Средь зелёной шуршащей листвы
Понимали, что слово в сердце
Начинается от земли.

…Надо мною кружатся птицы,
Надо мною – розов рассвет.
И хлеба шуршат, как страницы,
Как страницы свежих газет…

* * *

Герою Социалистического Труда доярке Тамаре Фёдоровне Куделиной

Ты, Россия моя,
Белый дождь над ведёрком,
Как рождение чуда –
Струи белые, звонкие.
Через детство пройдут,
Через юность пройдут.
Выйдут бабы к перрону –
Молоко на виду…

Пахнут реки России
Парным молоком.
И берёзы молочные
В рощах – кругом.
Облака – молоко,
И сады – в молоке.
Ива белый листок
Тянет струйкой к реке.

Пахарь в шири полей
Пот сотрёт рукавом,
Жажду в поле запьёт
Он парным молоком.
Под туманом молочным,
Под туманом густым,
И – молочные ко´четы,
И – костров белый дым.

Белый конь да берёза,
Белый иней мороза,
Светлый день в белой ро´здыми,
Под молочными звёздами.
…Рядом с хлебушком рыжим
Рыжа крынка встаёт.
Так в России давно,
Целый век, каждый всход.

Благодарность лугам,
Что прольются в посуду,
Слава светлым рукам,
Давшим белое чудо…
А оно – молоко –
Пахнет травами, степью,
От него, молока,
Силы русские крепнут…

ТРУДНЫЙ ХЛЕБ

Хлеборобам Тамбовщины посвящается

Взгляни на тихие равнины,
Где в землю вложен новый хлеб,
И на стерню под небом синим,
На тихий стог у тихих верб…
Земля молчит… Ну а давно ли
Кипела трудная страда,
Шумело шумно Притамбовье
И в зёрна падала звезда?

До самой тёмной ночи трудной
Не умолкал моторов спор,
И светлый хлеб ссыпался в кузов
Под свет луны, упавшей в бор.
Бессонница комбайна, тока,
Села, райкомовских машин,
И холода, и ливни стойкие,
И напряженье рук и спин.

Кого припомнить в час свершенья?
Перечисленья? В них ли дело?
Шли к полю юноши и деды,
Считая жатву кровным делом.
И тот, кто с голодом не знался,
И тот, кто вдосталь голодал.
Три поколения по-братски
Держались с честью за штурвал.

Мне дед говаривал «про хлебушек».
Добрее становилась речь,
Как будто говорил про детушек,
Которых надобно беречь.
И нет цены такому хлебу,
Как нет цены сердцам людским,
Как нет цены их будням светлым,
Рукам над полем золотым…

Когда сойдёмся за столами,
Поговорим о хлебе нашем.
Ещё – о новом каравае,
Который заложили в пашню.
Дорога трудная проложена,
Тамбовщина, в твоей судьбе –
От чёрной пашенки ухоженной
До белой булки на столе.

СЕНОКОС

Сенокос, сенокос…
Даже ночью – шум колёс.
Кто-то в небо серп занёс,
Начал звёзд ночной покос.
Сенокос, сенокос…
Тянет сеном от берёз,
Пахнет травами река,
В сене – даже облака.
Вот нахохлившись, как куры,
На стогах они сидят.
Кажется, лишь ветер дунет –
Тут же на´ землю слетят.
Сенокос, сенокос…
Утром в поле – босиком.
Чьи-то солнечные косы
Промелькнули за окном…
Запах сена, в окна брошенный,
И меня увёл в поля.
Каждым лугом недокошенным
Просит рук моя земля…
Сенокос, сенокос
От зари до спелых звёзд…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *