PRICE

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

Гугл-пёс повертелся на месте, опустил голову и смущённо вильнул хвостом. Игорь удивлённо уставился на бетонный забор и тихо чертыхнулся. Опять он повернул не туда. Вторая за двадцать минут ошибка виртуального проводника – это нонсенс. «Сгинь!» – приказал Игорь, и пёс растворился. Его место заняла надпись: «Навигатор 3.0 поможет найти дорогу к успеху! Всего за 499.99».
Игорь отмахнулся от баннера, место которого тут же занял другой. «Минеральная вода «Карачинская» утолит вашу жажду прямо сейчас всего за 19.99!»
– Паразиты! – проворчал Игорь. – Всё они знают! Когда тебе жрать, а когда…
Впрочем, фокуса в этом не было. Час назад он купил пакетик солёных орешков с новым вкусом. Теперь, по расчётам коварных маркетологов, пришло время утолить жажду. Целевая реклама – это горная лавина, которую рождаешь одним неверным действием.
Тьма, холод, безлюдье и редкие белые мухи в свете одинокого фонаря. Одно слово  – промзона. Надо было как-то выбираться из того захолустья, куда завёл его непутёвый проводник.
– Карта! – приказал Игорь.
Сориентироваться было непросто. К тому же мешали обнаглевшие стаи объявлений. Выбрав направление, Игорь побрёл во тьму, спрятав замёрзшие руки в карманы. Реклама, почуяв ослабление борьбы, ринулась в атаку на беззащитного потребителя, кружась и зудя, как стая озверевших от голода москитов. «Элитные квартиры в центре», «Зимняя резина от «Железного коня»», «Памперсы «Русские сказки» – культурное развитие вашего малыша, одобренное Минздравом». «Гигиенические тампоны «Свежесть утра» – максимальная защита!»
Это уже не влезало ни в какие рамки. Фильтр целевой рекламы явно приказал долго жить. Надо было срочно сворачивать в ближайшую мастерскую на перепрошивку биочипа. Между тем объявлений становилось всё больше, и приставали они всё назойливей. Игорю стало не до смеха. Спам валился на него совершенно без разбора интересов, пола и возраста, предлагая всё подряд, от путёвок в кругосветное турне до предметов женской гигиены. Объявления слетались в его коммуникатор, как мошки к одинокому фонарю. В конце концов их налетело столько, что Игорь окончательно потерял ориентировку, ничего не видя за мельтешащими и вопящими окнами.
– Господи, всё бы отдал, чтобы эта зараза куда-нибудь исчезла! – простонал он.
Как по волшебству, перед глазами, бесцеремонно растолкав прочие баннеры, возникла надпись: «Компания «Аргус» гарантирует немедленное избавление от спама. Бесплатный вызов, круглосуточно и без выходных!». Выбора не было. Игорь поспешно ухватился за эту надпись и без дальнейших раздумий ткнул номер телефона. Перед ним возникло изображение разбитной белокурой девицы с лиловыми губами, занятой смакованием жвачки.
– Компания «Аргус», бесплатный вызов, кругло…
– У меня проблема, – перебил Игорь.
– Я вижу, – флегматично заметила девица, не прерывая своего занятия. – Не повезло. Похоже, ваш биочип хакнули.
– Самым циничным образом, – согласился Игорь.
Окно собеседницы яростно атаковали другие претенденты на внимание клиента, но она как-то ухитрялась держаться впереди. Что, в общем-то, говорило многое о деловом статусе компании.
– Ну что, – сказала девица, – будем думать или будем подписывать?
– Будем подписывать, – торопливо кивнул Игорь.
– Стоимость услуги указана в контракте.
– Плевать на цену. Я это долго не вынесу.
Игорь привычно черкнул электронную подпись.
– Как быстро ждать вашего специалиста?
– Вами уже занимаются, – прожевала девица и отключилась.
И правда, количество спама стало стремительно уменьшаться. Сначала исчезла реклама «Ролексов», элитных квартир и представительских автомобилей, потом баннеры бутиков эксклюзивной одежды. За ними – предложения купить бытовую технику и нижнее бельё. Последними пропали объявления со скидками на пиво, стиральный порошок и ватные палочки.
Пару минут Игорь наслаждался покоем, пока не решил, что пора бы и податься домой.
– Гугл-пёс! – позвал он.
– Ваш кредит исчерпан, – ответил коммуникатор. – Для вызова услуги пополните счёт.
– Как это – исчерпан?!
Игорь торопливо набрал код проверки счёта. На строке баланса светились нули. Больших сбережений там никогда и не было, но снятая сумма была непомерно завышена. У обчищенного потребителя осталось лишь право на экстренный вызов.
– Компания «Аргус»! – возмутился Игорь.
Возникло изображение знакомой девицы, которая теперь затачивала пилкой хищные ноготки. Она соизволила удостоить клиента равнодушным взглядом.
– У вас возникли претензии по качеству?
– По качеству не возникли, – съязвил Игорь. – А вот по стоимости…
– Стоимость была указана в контракте.
Девица выдула большой розовый пузырь, лопнувший с гулким хлопком.
– Но вы забрали ВСЕ мои деньги! – сердито заявил Игорь. – До последней копейки!
Собеседница хищно облизнулась, остреньким алым язычком собрав с лиловых губ розовые ошмётки.
– А как бы мы ещё избавили тебя от спама, дурашка? – изрекла девица. – Они бы не отстали, будь у тебя хоть копейка на счету. А теперь ты совершенно свободный симпатичный парнишка с пустым карманом. И больше никому не интересен.
– Ты и сама привлекательная особа, – нахально заявил Игорь. – Мы могли бы…
Лиловые губки сложились в издевательскую усмешку.
– Никому, – холодно повторила собеседница.
Она выдула последний пузырь и с гулким хлопком исчезла. Игорь вздохнул, постоял минуту и обречённо побрёл в рекламное зарево городских огней.

ЭЙ, МОРЯК…

Невесомость невесомостью, но массу тела при потере веса пока никто не отменял. Эту сентенцию Энрике в полной мере ощутил всем телом, вписавшись в приборную панель. Искры в глазах полыхнули настолько ярко, что у астронавта поневоле на долю секунды мелькнула мысль, как бы чего не воспламенилось. Этой мысли немало содействовали орущие тревож­ные сигналы.
Потирая ушибленный лоб, Энрике оттолкнулся от потолка, куда его отбросило после удара, подплыл к пульту управления и принялся выключать повреждённые системы, перенаправляя их функции на вспомогательные модули. Наконец вой аварийных сигналов умолк – работу основных систем корабля удалось стабилизировать. Настала очередь оценки повреждений.
Открыв щит пилотского иллюминатора, Энрике в первый момент подумал, что ударился чересчур сильно. Судорожно икнув, он в полном недоумении выдохнул в пустоту пространства:
– Господи, что это?!
– Что вы имеете в виду? – отозвался проснувшийся эфир.
– Вот это, господи! – выкрикнул астронавт.  – Вот это!
– Что конкретно вас в этом смущает? – поинтересовался собеседник.
– Конкретно? – оторопел Энрике. – Конкретно – ВОТ ЭТО ВСЁ!
– Слоны?
– И слоны тоже! И это проклятое земноводное!
– Черепаха – не земноводное, – поправил эфир. – Черепаха – пресмыкающееся.
– Что?
– Черепаха – пресмыкающееся, – повторил голос.
– А Земля?
– Что – «Земля»?
– Она плоская!
– Ах, это…
– Как я должен выйти на орбиту плоской Земли?! Я сплю или слишком сильно ударился головой?
– Энрике Сантана? – уточнил эфир. – Звёздная разведка, маршрут сорок семь?
– Да, – ответил астронавт, – сорок семь. Рад, что я не совсем сошёл с ума.
– Вас давно не было дома, Энрике Сантана.
– Восемнадцать с половиной лет по бортовому времени.
– И за это время многое успело измениться.
– Я уже заметил, большое спасибо, кэп,  – язвительно заметил Энрике. – Не понимаю только, что мне предпринять – попытаться сесть на ЭТО или же прямо здесь дожидаться санитаров.
– Ваши опасения напрасны, – заверил голос, – вы вовсе не сошли с ума.
– Значит, получил серьёзное сотрясение мозга. Кстати, что это я разнёс?
– Хрустальный купол. Изрядную дыру пробили, понадобится капремонт.
– Купол?
– Если вы готовы слушать, я готов объяснить.
Астронавт оттолкнулся от пульта и вплыл в пилотское кресло, не в силах отвести взгляд от фантасмагорической картины за иллюминатором.
– Валяйте, – предложил он.
– Так вот, – произнёс эфир. – Для начала вам придётся свыкнуться с постулатом о том, что мысль материальна.
– В каком смысле?
– В том смысле, что не только бытие определяет общественное сознание, но и общественное сознание в равной степени определяет общественное бытие. Иными словами, окружающий мир имеет форму, которую придаёт ему сознание большинства.
– То есть, когда я улетал по маршруту сорок семь…
– Земля имела форму шара, поскольку таково было представление большинства.
– Но как стало возможным, что…
– Мировоззрение масс дало такой реверс?
– Именно.
– Вселенная оказалась великовата для сознания обывателей. Сто миллиардов галактик в видимой части, в каждой из которых в среднем сто миллиардов звёзд – и полная неизвестность. А ничто так не пугает обывателей, как неизвестность.
– Но наука…
– Наука в настоящий момент признана бездуховной ересью и запрещена.
– Запрещена?!
– Такое иногда случается, если крайне либеральные настроения в обществе берут верх. Но не стоит беспокоиться, рано или поздно прогресс всё равно возьмёт своё. Пара-тройка тысяч лет, и…
– Но что делать мне? Я не могу висеть на орбите пару тысяч лет… Господи, да и какая может быть орбита у… у…
– Не стоит беспокоиться, Энрике Сантана. Мистическое сознание – достаточно гибкий инструмент. Полагаю, оно найдёт способ объяснить и это. Ни о чём не беспокойтесь и готовьтесь к посадке.
Астронавт оторопело посмотрел на объект посадки и вытер со лба холодную испарину.
– Ну спасибо, диспетчер…
– Я не диспетчер, – отозвался эфир.
– Нет? А кто же?
Невидимый собеседник вздохнул:
– Простите, не представился. Я полагал, вы знали, к кому обращались словом «Господи».

* * *

– Наконец-то он изволит спускаться, владыка! – преклонив колени, доложил посыльный.
Верховный жрец величественно поднялся, неторопливо подобрал полы одеяния и с подобающим сану неторопливым спокойствием вышел на балкон. Толпа внизу с гомоном и воплями указывала на свод небесной сферы. Верховный жрец прищурился и разглядел в вышине несущуюся вниз колесницу, запряжённую стаей журавлей.
– Будет ли конец этим безумным еретикам, владыка? – не в силах сдержать священного гнева, истерически выкрикнул кто-то из толпы.
– На всё воля Господня, – спокойно заметил верховный жрец. – Освободите место для посадки. И приготовьте поленья и масло.

Алексей Ерошин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *