«Золотая молодёжь» начала XX века

На фото: П.В. Можаров (справа) около опытного образца ИЖ-1 перед пробегом в сентябре 1929 года. Слева, в шлеме, – заводской испытатель И. Шадрин

В последнее время на экранах телевизоров, на страницах информационных изданий всё чаще рассказывается о жизни «золотой молодёжи» ХХI века: погони на «гелендвагенах», парады на люксовых внедорожниках снимают на мобильный телефон и выкладывают ролики в Интернет… «Золотая молодёжь» веселится напропалую, даже не задумываясь, что такими «затеями на дорогах» они подвергают опасности не только себя, но и прохожих, других автомобилистов. «Ох уж эта современная молодёжь!» – недовольно восклицают старшие и добавляют, что раньше дети были другими, куда более послушными и скромными. Но так ли это? Ответ помогли найти заметки из старинных тамбовских газет.

Как пишут историки, «потребность людей в необходимости ускоренного перемещения по земле привела человечество к созданию различных машин и механизмов, наиболее удобным и любимым из которых стал автомобиль. В начале XX века ими в России мало пользовались, да и то преимущественно в спортивных или туристических целях. В отличие от промышленно развитых стран (США, Германия, Англия) Россия была страной крестьянской, где труд стоил дёшево. Основным средством перевозок и в городе, и на селе, главной тягловой силой в сельском хозяйстве была лошадь – по данным на 1914 г., их в стране насчитывалось более 32 миллионов – почти треть всех работающих лошадей планеты. Появление автомобилей большого воодушевления в России, в том числе и в Тамбовской губернии, не вызвало». Их распространение имело как сторонников, так и противников: последних пугали несчастные случаи с лошадьми, выхлопные газы, а ещё – «безобразия на дорогах, чинимые молодыми людьми».

Семья Можаровых
Семья Можаровых

Газета «Тамбовский край» в № 1808 от 21 сентября 1913 года писала:

Новое хулиганство «людодавов»

…Автомобили вселили озлобление во всех слоях общества. От них нет проходу. 16 сентября, в 9-м часу вечера, автомобилем чуть не сбиты с ног отставной полковник с супругой, шедшие по Приютской улице…

Однако в 1914 году в Российской империи насчитывалось уже около 13 тысяч автомобилей 270 иностранных фирм – помимо выпуска собственных машин, Россия была крупнейшим в мире импортёром авто. Как и всем новым, автомобилями особо интересовалась молодёжь, но увлечение это, как и сегодня, считалось недешёвым. Автомобили были чрезвычайно дороги. Малые двухместные с двигателями мощностью 6–8 лошадиных сил стоили тогда от 2000 до 3000 рублей. Для сравнения: высококвалифицированный рабочий автозавода за 11-часовую смену получал чуть больше двух рублей. Один из первых автомобилей в Тамбове появился у богатого помещика и заводчика Ивана Петровича Можарова, у его сыновей Бориса, Сергея и племянника Петра. Последний – наш земляк, родился в 1888 году в селе Саюкино (ныне Рассказовского района), впоследствии стал основателем отечественной мотопромышленности. Летом 1913 года, во время приезда в Тамбов государя к своей тётке – великой княжне, братья Можаровы, как и другие дворяне, на своих автомобилях встречали Николая II и возили высоких гостей. Об этом событии потом долго толковали на Тамбовщине, а семью Можаровых вспоминали с гордостью. Но автомобиль приносил и немало хлопот. Особенно помещика Ивана Петровича Можарова волновало «геройство» сыновей и племянников на дорогах…

П. В. Можаров
П. В. Можаров

Ещё одна заметка в газете «Тамбовский край», № 1811 от 25 сентября 1913 года:

Еще о тамбовских автомобилистах

Тамбовские автомобилисты продолжают отличаться: не успели забыть процесс сына миллионера – студента Асеева, изувечившего пожарного, и случай с другим автомобилем, когда пострадала больная женщина, ехавшая с сестрой милосердия, как новое событие: Можаров, мчась на своем автомобиле за Цнинским мостом, наехал на полицейского стражника, ехавшего на телеге, перевернул последнюю и, в результате, стражник оказался с переломанной рукой. Можаров за свое «геройство» привлечен к ответственности. Дело будет слушаться у городского судьи 1 участка 10 октября. Последние три случая неосторожной езды автомобилистов выдвигают вопрос о необходимости «сократить» их, хотя бы таким наказанием (арест без замены штрафом), какое наложено на Асеева, продолжающего, к слову сказать, бешено разъезжать по городу и днем и ночью.

Большой резонанс получило «дело сына миллионера Асеева», которое вызвало в Тамбове волну материалов о правилах поведения автомобилистов и о наказании, которое необходимо ввести за хулиганство на дорогах: «Желательно, чтобы судьи поддержали благой почин судьи, неубоявшегося присудить миллионера под арест за хулиганскую езду на автомобиле…»

Вот что написала по этому поводу газета «Тамбовский край», № 29 от 5 февраля 1914 года:

Автомобильный вопрос

Дело студента Асеева, судившегося за неосторожную езду по городу на автомобиле, выдвинуло вопрос о том, как автомобилисты должны поступать, когда видят, что автомобиль пугает чью-то лошадь?

Оказывается, что точных указаний на этот счет не имеется, так как действующее в г. Тамбове обязательное постановление городской думы о мерах безопасности и порядке движения на автомобилях, изданное губернатором 15-го июня 1910 г., хотя считается с тем, что автомобили могут пугать лошадей, но относительно осторожности говорит так: «Заметив, что какая-либо лошадь пугается автомобиля, управляющий им должен сдержать ход и, вообще, принять меры к предупреждению несчастья», другими словами, предоставляет самим автомобилистам решать вопрос, – что в данный момент лучше сделать: проехать ли мимо испугавшейся лошади, или остановить автомобиль? Каждый, разумеется, смотрит по-своему, и поэтому меры предосторожности принимаются неодинаковые, в результате чего и случаются несчастья, одно из которых едва не привело студента Асеева к пятидневному аресту. В обязательном постановлении, от 30 января 1905 г., касающемся езды по городу на велосипедах, обязанность велосипедистов «при встрече с лошадьми, обнаруживающими беспокойство и испуг» формулирована точно, а именно: велосипедист «должен сойти с велосипеда и, по возможности, скрыть его от испуганной лошади». Здесь мысль выражена ясно и определенно и, при допущении велосипедистом неосторожности, не может быть спора: правильно ли он поступил? Случай с Асеевым (а он, ведь, далеко не единичный), думается, слишком красноречиво говорит о необходимости такое же точное, исключающее всякое личное усмотрение указание внести и в обязательное постановление о езде на автомобилях.

После указанных случаев в «Тамбовских губернских ведомостях» (№ 56 от 23.07.1914) опубликовали очередные правила автомобильного движения. Они предусматривали получение в городской управе специальных разрешительных билетов для езды на автомобилях, необходимость уступать дорогу лошадям и пешеходам, подавать постоянный сигнал при подъезде к перекрёстку, повороту и выезду из двора, а в некоторых случаях – выйти из автомобиля или выезжать при помощи другого человека, который бы смотрел за дорогой. Имелось и ограничение скорости на езду в городе – 12 вёрст в час. Как видим, молодёжь начала ХХ века совсем не отличалась от сегодняшней, а автомобильный вопрос, как и сто лет назад, продолжает оставаться актуальным.

Андрей ЛИТОВСКИЙ,
Марина ЕЛЮТИНА,
г. Тамбов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *