На пути к истине

С XVIII века до революции священство было особым сословием, довольно закрытым. В советской и постсоветской России эта закрытость только усилилась. Сегодня всё изменилось. Наступило время диалога между духовенством и обществом. Служители церкви участвуют в телепередачах, выступают в СМИ, преподают в светских вузах. И поэтому важными для многих людей являются самые простые вопросы: что за люди – священники? И как правильно вести себя с ними? На эту тему рассуждает иерей Олег Ширшов, настоятель храма в честь великомученика Димитрия Солунского в селе Старое Хмелевое и мичуринского храма «Всех скорбящих Радость».

Иерей Олег Ширшов

О нашем времени

Отец Олег, какова, на Ваш взгляд, особенность эпохи, в которой мы живём, каковы главные проблемы человека сегодня?
– Прежде всего, это время, насыщенное событиями и потому необычайно интересное. При этом я не сбрасываю со счетов сложности в политике, в экономике, во взаимоотношениях между людьми. Мы – свидетели технических новшеств, которые кардинально меняют нашу бытовую жизнь. Хотя они нас не освобождают от проблем вечных: непонимания друг друга, стремления к богатству и славе, желания главенствовать даже в мелочах. Эти проблемы – из разряда вечных, и независимо от их масштабности в основе их лежат наши людские пороки, слабости и нежелание побороть самого себя в такой внутренней духовной борьбе.

Сельские храмы. Они отличаются от городских?
– Я восемь лет служу в Хмелевом, с момента освящения храма в честь великомученика Димитрия Солунского, и семь лет в Скорбященском храме. В Хмелевом число наших прихожан не столь велико – человек 50, в городе – более 200. Я бы не стал разделять так явно – городские и сельские храмы. В понимании Церкви они все равны. Другое дело, что сельские приходы сегодня немногочисленны, но одна из причин этого в том, что и население деревень сокращается. В Мичуринском районе официально зарегистрировано 13 приходов Русской православной церкви.
Говоря о храмах, нельзя не коснуться темы их сохранности и возрождения – большая часть церквей построены в позапрошлом веке. Хотя в последние годы в этом направлении сделано немало. Церковь в Хмелевом построена в 2007 году, рядом с тем местом, где был храм, разрушенный в годы советской власти. В Терском планируется начать строительство церкви.

О разногласиях

Оскорбление чувств верующих – тема, перешедшая из разряда духовных в плоскость юрисдикции. Не кажется ли Вам, что здесь видны явные перегибы?
– Я так не считаю. И если говорить о том, должны ли быть такие статьи, то полагаю, что должны. Если человек порой не понимает, где проходит та тонкая черта, которая разграничивает иронию и пошлость, то, возможно, в таком случае эту границу необходимо обозначить документально.

Если бы речь шла только об этом, то я готов согласиться с Вами. Но, к сожалению, нередко ситуация заходит гораздо дальше. Например, в прошлом году в Новосибирске в центре клерикального скандала оказалась авторская версия классической оперы Вагнера «Тангейзер», которую поставили в Новосибирском театре оперы и балета. Там городская прокуратура возбудила административное дело против режиссёра об «умышленном публичном осквернении религиозных символов». Поводом стало обращение главы местной митрополии, в котором он, в частности, заявил, что постановка «унижает чувства верующих людей, оскорбляет Православную церковь».
Пять лет назад в похожей ситуации оказалась постановка оперы Шостаковича «Балда» по мотивам сказки Пушкина «О попе и работнике его Балде» в другом театре оперы и балета – в Сыктывкаре. Спектакль, кстати, был подготовлен к 100-летнему юбилею композитора и в итоге подвергся цензуре по требованию представителей местной епархии…
– Не готов комментировать то, что происходило где-то, всегда надо вникать в детали таких споров. Но уверен, что Церковь в своё время очень много дала всей мировой культуре. Конечно, немало в таких ситуациях зависит от образования тех, кто принимает подобные решения или инициирует сами ситуации.

Насколько важно для священника образование? И необходимо ли сначала получить светское образование, а уже потом духовное?
– Хорошее образование, конечно, важно. Но пытаться выяснить, какое должно быть в приоритете, – лишняя дискуссия. Одно всегда дополняет другое. Тем более что у каждого в жизни свой путь. Кто-то приходит к вере в зрелом возрасте, имея за плечами солидный жизненный багаж. В том числе и багаж знаний. Наверняка он также играет свою роль в таком выборе. Если говорить обо мне, то я, до того как окончил Тамбовскую духовную семинарию, получил диплом экономиста Мичуринского сельскохозяйственного института. Но работать по специальности не пришлось: были 90-е годы прошлого века, и тогда многие круто поменяли свои профессии…

Забота о ближних

Говоря о служении Всевышнему, нельзя отойти и от дел земных. Есть ли в городе и районе примеры такой помощи со стороны Церкви, например, в больницах или домах престарелых?
– Конечно. В епархии существует отдел социального служения, который курирует именно это направление. Я являюсь помощником председателя отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами протоиерея Игоря Орлова. В феврале 2016 года Его Преосвященство владыка Гермоген освятил молельную комнату в СИЗО № 3 города Мичуринска, где каждый месяц совершаются молебны, в ближайшем будущем комната будет переоборудована для служения Божественной литургии. Также я посещаю спецприёмник Мичуринского района в Заворонежском.
При храме Святителя Николая Чудотворца (Мичуринск, ул. Красная, 72) с 2015 года создано сестричество милосердия преподобномученицы Елисаветы – десять женщин оказывают помощь пациентам городской и районной больниц, роженицам в роддоме, помогают медицинским работникам. В мае сёстры милосердия прошли стажировку в Марфо-Мариинской обители Москвы, организованную синодальным отделом по благотворительности Московской патриархии. Список учреждений, окормляемых сестричеством, пополнился наркологическим отделением Мичуринской психиатрической больницы. В октябре этого года иерей Сергий Шуваев совершил в отделении первый молебен.
Кроме того, каждую среду в 16.00 в храме Святителя Николая Чудотворца совершается водосвятный молебен с чтением акафиста иконе Божией Матери «Неупиваемая чаша», помогающей в таких недугах, как алкоголизм и наркомания.
9 января 2018 года в Центральной районной больнице в Заворонежском состоялось освящение часовни в честь святителя Луки (Войно-Ясенецкого). Чин освящения возглавил епископ Мичуринский и Моршанский Гермоген. А 11 января в детской больнице города Мичуринска открылась молельная комната. Это уже третья часовня, которая открывается при учреждениях здравоохранения города. Посвящена она памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

Как вы относитесь к современной моло­дёжи?
– Нормально. По крайней мере, не вижу повода сокрушаться тому, как её представители себя ведут, если не говорить об отдельных вопиющих случаях. Идеалы и субкультура юного поколения всегда отличались и всегда будут отличаться от тех, которые были и есть у их родителей. Я не касаюсь крайностей. Но музыка, литературные и киногерои эпох не могут быть одинаковыми. Молодёжь активно ищет себя в жизни, и на этом пути не всё может выглядеть гладко. Да и потом, пусть каждый вспомнит себя в молодости, и часть вопросов, скорее всего, отпадёт.

Ваше отношение к интернету и современным СМИ…
– У меня нет неприятия того, что даёт возможность выражать свои мысли и получать информацию. Если говорить об интернете, то там хватает всего: и хорошего, и плохого, и полезного, и вредного. Каждый ищет то, что ему кажется важным. Задача семьи, школы и Церкви – выделить и указать правильные нравственные и духовные ориентиры в этом хаосе. Это непросто. Это требует серьёзного совместного подхода.

О культуре и меценатстве

В последние десятилетия в стране созданы десятки различных благотворительных фондов. Как строится эта работа с теми, кто помогает восстанавливать храмы: на постоянной ли основе или разовыми вливаниями?
– Это, скорее, зависит от тех, кто такую помощь оказывает. Кто-то может помочь и один раз в жизни, но при этом довольно ощутимо: построить храм или восстановить его. А кто-то, не имея таких финансовых возможностей, помогает постоянно, хотя и не столь мощно. Церковь никогда не разделяла помощь на большую и малую. Каждый жертвует в соответствии со своими возможностями и убеждениями.

При этом Церковь понимает, что часть таких пожертвований может быть нажита нечестным трудом. И это, мягко говоря…
– Да. Но право на ошибку и на её исправление дано каждому. Церковь не судебная инстанция. И покаяние – осознание грешником своих грехов перед Богом – как правило, сопровождается радикальным пересмотром своих взглядов и системы ценностей. Это один из главных столпов веры.

Деятельность епархии и руководства города, района имеет точки пересечения?
– Конечно. Прежде всего, это те самые вопросы социальной направленности. И создание сестричества, о котором я рассказывал выше, именно из этой области. Но не только. В этом списке и торжественные проводы молодёжи в армию. Уроки основ православной культуры в школах. Духовенство принимает активное участие в различных комиссиях, например, по борьбе с терроризмом, противодействию наркомании, работе с трудными подростками.
Этой осенью прошли VI Владимирские чтения «Молодёжь: свобода и ответственность». Главными организаторами чтений выступили Мичуринская епархия и Мичуринский государственный аграрный университет. Владимирские чтения охватывают различные направления, затрагивая систему взаимодействия церкви с государством, обществом, образованием, культурой, СМИ. В рамках VI Владимирских чтений плодотворно вели работу IV Юношеские и V Детские Владимирские образовательные чтения, которые год от года укрепляют свои традиции и наращивают количество участников.
Бывает ли такое, когда люди невоцерковлённые при встрече не благословения просят, а протягивают вам руку, обращаются по имени-отчеству? Как Вы реагируете на это?
– Бывает и такое, к этому нужно относиться с пониманием. Не все имеют правильное представление о том, как это должно быть. Здесь важен сам диалог. Если собеседник потом придёт осознанно в церковь, то все эти канонические моменты общения встанут на свои места.

Как выглядит Ваш обычный рабочий день?
– Если у меня в этот день служба в одном из храмов, то в 6.30 уже выхожу из дома. В город добираюсь на машине, в Хмелевом храм рядом с домом, поэтому удаётся экономить время. Утренняя служба начинается в 7.30 и длится часа полтора. Потом требы, в которых я участвую. Трапеза. Вечером – опять служба и потом покой. В престольные праздники, конечно, что-то меняется в этом распорядке.

– У Вас есть отпуск?
– Работа священника регламентируется нормами КЗоТ. Есть и выходные, и отпуск. Но в действительности ни один светский документ не может предусмотреть все те ситуации, которые встречаются в служении Церкви. Я в отпуске так, как его представляет большинство, не был несколько лет. Да и желания отдыхать от того, чем я занимаюсь, нет. Это не та профессия, которая предполагает работу с восьми до пяти. А самое главное – она не позволяет думать об усталости. Может быть, и потому, что усталость – в какой-то степени показатель того, что ты не стоишь на месте, а движешься вперёд. А путь к Истине всегда сопряжён с самоотдачей и препятствиями…
Поздравляю всех читателей журнала, прихожан храма в честь великомученика Димитрия Солунского с праздником Светлого Христова Воскресения! И желаю мира, любви и помощи Божьей во всех делах и свершениях!

Вадим ГРАНИТОВ
Фото из архива епархии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *