Охрана Московского Кремля в предвоенные годы

С начала второй половины 30-х годов обеспечение безопасности сердца России – Московского Кремля – было возложено на специальное войсковое подразделение охраны – Полк специального назначения Управления коменданта Московского Кремля Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, сформированный на базе батальона специального назначения, незадолго до этого приравненного к частям Главного управления пограничных войск и внутренней охраны. Кремлёвский гарнизон, подчинявшийся непосредственно коменданту Московского Кремля, а через него по специальной части – народному комиссару внутренних дел, первоначально был образован из батальона специального назначения и отряда особого назначения. И если батальон специального назначения осуществлял войсковую охрану территории Кремля, то отряд, а потом и батальон особого назначения – соблюдение пропускного режима в Кремль. Реорганизация батальона, нёсшего охранную службу в Кремле, в Полк специального назначения была осуществлена 8 апреля 1936 года приказом № 122 по гарнизону Московского Кремля. С тех пор эта дата считается днём рождения полка.
Первым командиром полка стал майор Пётр Иванович Азаркин, участник Гражданской войны, выпускник военной академии имени М. В. Фрунзе, немало сил отдавший делу организации караульной службы Кремля ещё в бытность свою командиром батальона и начальником штаба Объединённой военной школы имени ВЦИК, дислоцировавшейся на территории Кремля и выполнявшей функции его охраны. Всё доброе и полезное, накопленное за десятилетия поколениями кремлёвских курсантов в организации охраны Московского Кремля и высших лиц государства, при нём бережно сохранялось и приумножалось. Комендант Московского Кремля генерал-лейтенант Сергей Дмитриевич Хлебников убеждён, что во многом успех защиты Кремля связан с именем первого командира кремлёвского полка Азаркина. Именно он «подготовил военнослужащих кремлёвского гарнизона, чтобы они с первых минут войны смогли действовать чётко». Заместителем Азаркина стал старший политрук Ф. П. Степченко. В предвоенные годы личный состав ПСН был задействован в рамках своей компетенции в обеспечении и сопровождении многочисленных мероприятий, проводимых в Московском Кремле и на Красной площади.
Личный состав полка систематически привлекался к охране различных официальных и неофициальных приёмов, встреч, деловых и праздничных завтраков, обедов, ужинов, проходивших в Кремле с личным присутствием И.  В. Сталина и видных руководителей Советского государства. «Полк специального назначения, – рассказывает командир Президентского полка службы коменданта Московского Кремля Федеральной службы охраны Российской Федерации генерал-майор Олег Павлович Галкин, – по штату состоял из пяти дивизионов трёхвзводного состава (1-й, 2-й, 3-й дивизионы по 96 человек, 4-й дивизион – 106 человек, 5-й дивизион – 131 человек), полковой школы (121 человек), предназначенной для подготовки младших командиров для замещения должностей командиров отделений, броневзвода (35 человек) с шестью боевыми машинами и подразделений обеспечения (взвода обслуживания, оркестрового взвода)».
Однако задачи адекватного реагирования подразделений части на возможные угрозы в военных условиях и выполнения с максимальной эффективностью возложенных на военно­служащих обязанностей по организации охраны Московского Кремля и высших лиц государства со всей остротой требовали серьёзной реорганизации полка. В самом начале 1937 года полк перешёл на батальонную систему. Но в конце того же года начинается новый этап реорганизации. Численность каждой из трёх рот батальонов увеличивается до 160 человек. Соответственно, состав трёх стрелковых взводов в роте доводится до 40–45 человек в каждом. Также в каждой роте имеется взвод пулемётчиков – 28 человек. К подразделениям обеспечения относились техническая рота, химвзвод, взвод связи, оркестровый взвод, военизированная пожарная команда, вскоре, впрочем, выведенные из состава полка.
Постоянно совершенствовалась система отбора кандидатов для службы в ПСН. Основная масса призывников поступала из индустриальных районов России, Украины и Белоруссии. При этом 85% общего числа призывников были выходцами из рабочей среды, выросшими в крупных промышленных центрах страны – Харькове, Ворошиловграде, Челябинске, Свердловске и других городах. 80% призывников по национальности были русскими. Большинство из них имели надлежащий образовательный уровень. В результате проведённых по набору мероприятий численность военнослужащих по штату за год увеличилась на 25%. «Нас, – вспоминает о своей военной судьбе, навеки связавшей его с ПСН, уроженец Воронежа, участник Великой Отечественной войны Г. Я. Нестеренко, – посылали нести охрану заседаний сессий Верховного Совета СССР, партийных, советских и армейских всесоюзных совещаний. Мы принимали участие в обеспечении порядка на трибунах Красной площади во время праздничных демонстраций и военных парадов, а также при проведении праздничных приёмов в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца, встреч и проводов высоких зарубежных миссий и дипломатических лиц. Мы <…> выполняли служебные задания с исключительной ответственностью и гордостью».
Ухудшение международной обстановки на фоне нарастания внешней военной угрозы актуализировало усиление охраны Московского Кремля и дальнейшее совершенствование системы обеспечения безопасности руководителей государства. Мероприятия в этом направлении стали проводиться уже со второй половины 1938 года. В первую очередь было осуществлено укрепление руководства подразделений государственной охраны, ответственных за безопасность Московского Кремля. Управление коменданта Московского Кремля (УКМК) с 23 декабря 1938 года возглавил комбриг Н. К. Спиридонов. Новые командир полка полковник Т. Ф. Евменчиков и полковой комиссар старший политрук Г. П. Самарин понимали необходимость проведения более качественной боевой и служебной подготовки военнослужащих.
Важное место в решении задачи полевой подготовки бойцов ПСН отводилось заложенному ещё летом 1938 года военному лагерю «Купавна». А вскоре было завершено оборудование стрельбища Полка специального назначения, на котором военнослужащие под руководством опытных инструкторов-наставников отрабатывали приёмы снайперской стрельбы. Само пребывание в лагере на загородной учебной базе создавало оптимальные условия как для боевой учёбы, так и для физической закалки воинов. Центральное место в постоянно совершенствуемой системе профессиональной подготовки личного состава отводилось вопросам служебной деятельности. На практических занятиях до автоматизма доводились навыки действий военнослужащих с учётом особенностей постов.
В самом начале 1939 года было утверждено Положение о комендатуре Московского Кремля, которое, кстати, наряду с другими нормативными документами особого периода легло в основу деятельности УКМК и Полка специального назначения в годы Великой Отечественной войны. На командира полка возлагалась персональная ответственность за организацию, руководство, повседневный контроль войсковой охраны Кремля и правительственных учреждений, размещающихся в нём, а также организацию и руководство войсковой охраны приёмов, съездов, совещаний, парадов и демонстраций, проводимых в Кремле и на Красной площади
Положение о комендатуре Московского Кремля ужесточало требования к рядовому составу ПСН, комплектовавшемуся «из очередных призывных контингентов» при обязательном условии изучения приписанного состава. В случае потребности в восполнении некомплекта в период между призывами предписывалось проводить особый отбор из частей пограничных и внутренних войск. Срок службы в Полку специального назначения устанавливался три года.
В конце 1939 года реорганизационные процессы в ПСН вступили в стадию завершения. Определённые коррективы в них внесла отправка в действующую Красную армию 161 человека, выделенного от полка по распоряжению заместителя наркома внутренних дел СССР для участия в боевых действиях на советско-финляндском фронте. Эта группа военнослужащих Полка специального назначения завершила освоение специальной стрелковой снайперской программы и в связи с начавшейся советско-финской военной кампанией в качестве отдельно сформированной команды полка была направлена с боевым заданием на Карельский перешеек, где приняла участие в боях.
Несение караульной службы в этот период требовало от командования полка и личного состава мобилизации всех внутренних резервов и огромного напряжения сил. Ранее расход личного состава на службу составлял две роты на каждые сутки, и в наряды заступали через трое суток, на четвёртые. Теперь же одна рота не могла обеспечить часовыми все посты Кремля. Поэтому при заступлении роты в наряд через двое суток, на третьи, как правило, «заимствовалось» до 35 человек из другой роты. Комсостав полка заступал в наряд иногда чаще, чем через двое суток. Поэтому занятия с бойцами проводились эпизодически 10–12 раз в месяц и не охватывали всего личного состава. Сложившаяся ситуация требовала внесения некоторых корректив для оптимизации процесса несения службы.
Полк был переформирован по новому штату. Основными подразделениями полка, как и ранее, считались три стрелковых батальона. При этом первые два – четырёхротного, третий – трёхротного состава. Численный состав роты был определён в 119 человек. В структуру полка, успешно просуществовавшую до конца Великой Отечественной войны, также входили служба материально-технического обеспечения (МТО), отделение боепитания, финансовая и санитарная части, полковая школа, броневзвод, взвод связи, взвод ПВО, химический взвод, хозяйственная команда.
Одновременно в эти годы реализовывалось решение о переселении из Кремля командного и начальствующего состава Управления коменданта Московского Кремля и Полка специального назначения. Было признано целесообразным сохранить место жительства на территории Кремля только «командирам подразделений, их заместителям и небольшой группе отдельных военнослужащих-специалистов». Научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью ФСО РФ Валентин Жиляев рассказал о повседневной жизни Кремля в канун войны. «К началу войны госохрана обеспечивала охрану 25 политических и военных руководителей СССР, из них семь (Сталин, Молотов, Калинин, Андреев, Ворошилов, Каганович, Микоян) проживали на территории Кремля. Ещё одна квартира, – добавил он, – на Коммунистической улице Кремля (ныне Дворцовая) была закреплена за Ждановым». Всего же, по данным учёного, на территории Кремля к началу войны проживали 68 семей из 239 человек, в основном семьи пенсионеров. Также в Кремле проживали семьи командиров ПСН.
Выпускник фабрично-заводского училища при паровозоремонтном заводе имени Ф.  Э. Дзержинского в Воронеже, волею судеб оказавшийся в Кремлёвском гарнизоне, вспоминает об участии в капитальном ремонте залов Большого Кремлёвского дворца: «Проведённые тогда усовершенствования с освещением, связью, радиофикацией, ажурной лепкой и отделкой паркета и сейчас вызывают у посетителей Кремля восхищение». Московский Кремль, по праву считавшийся одним из самых безопасных и хорошо охраняемых объектов Советского Союза, был не только местом сосредоточения высших органов государственной власти страны, но и надёжным хранилищем значительной части золотого запаса, Алмазного фонда страны, ценностей Гохрана и Государственной Оружейной палаты. В марте 1940 года в соответствии с решением Политбюро ЦК ВКП(б) в Кремле в предельно сжатые сроки было осуществлено переоборудование и расширение за счёт смежного подвального помещения хранилища золотого запаса. В результате общая площадь хранилища, оборудованного к тому же специальной охранной сигнализацией, существенно увеличилась.
Руководство кремлёвских служб, ощущая угрозу надвигающейся войны, собиралось заблаговременно предпринять необходимые профилактические меры по обеспечению безопасности Кремля. «В мае 1939, – сообщает научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью ФСО РФ Ольга Кайкова, – комендант Кремля направил <…> записку с предложениями разработать меры по отражению воздушных атак и маскировке, но инициатива отклика не нашла, ответа не последовало, к началу войны Кремль не был замаскирован». Однако определённые действия всё же предпринимались. В последний предвоенный год руководство комендатуры Московского Кремля принимало решительные меры по организации надёжной противовоздушной обороны охраняемого объекта. Необходимо было в кратчайшие сроки провести ряд мероприятий по существенному усилению противовоздушной обороны не только Московского Кремля, но и всего центра столицы, его маскировке, светомаскировке и реконструкции освещения.
В январе 1941 года приступили к развёртыванию зенитной артиллерии. «В этот день, – рассказывает Жиляев, – комендант Кремля был проинформирован особым отделом корпуса ПВО Москвы о размещении в окружении Кремля 54 боевых позиций зенитно-пулемётного полка». Однако само размещение боевых позиций зенитно-пулемётного полка в пределах Садового кольца и даже в непосредственной близости от Московского Кремля представляется спорным. Чрезмерная близость огневых позиций к Кремлю делала последний весьма уязвимым для возможных бомбовых ударов противника.
Весной 1941 года комендатурой Московского Кремля при непосредственном участии ПСН на базе корпуса № 1, Арсенала и Большого Кремлёвского дворца было проведено учение по светомаскировке, позволившее сразу выявить недостатки в подготовке личного состава. Формальный подход военнослужащих, выразившийся в небрежном отношении к зашториванию оконных проёмов, сразу был замечен руководством. Пробивавшийся сквозь неплотно зашторенные окна свет позволял легко обнаружить здания и сооружения охраняемого объекта. Отмеченные недочёты были обсуждены и устранены. Повторные учения, проведённые через месяц, дали удовлетворительные результаты. Постепенно в практику жизни в Кремле вводилось непреложное правило зашторивать окна перед включением электроосвещения. И уже с апреля 1941 года светящихся по ночам окон в зданиях Московского Кремля практически не было видно.
Благодаря самоотверженной кропотливой и многосторонней деятельности, сочетавшей коллективные и индивидуальные методы политико-воспитательной работы, командованию ПСН удалось в кратчайшие сроки добиться высоких результатов в боевой и политической подготовке военнослужащих полка. К этому времени в активе полка уже были только что завоёванные в трудной борьбе первые места в легкоатлетическом кроссе имени. К. Е. Ворошилова. Но особую гордость воинов-кремлёвцев вызвала победа в военизированной лыжной гонке на дистанциях 50 и 70 км в противогазах с полной армейской выкладкой и со стрельбой в пути из винтовок. На инспекторском смотре в марте 1941 года полк получил оценку «хорошо» по всем предметам обучения, а по физической подготовке – «отлично». Все мероприятия по обеспечению безопасности Московского Кремля осуществлялись добросовестно и в строго обозначенные сроки. По оценке официального представителя ФСО РФ доктора исторических наук Сергея Девятова, до начала войны Кремль «был самым защищённым местом на территории СССР».

Владимир ГАЗЕТОВ,
кандидат исторических наук, профессор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *