Юрий ФЕДОРИЩЕВ

Юрий Федорищев

Родился в 1943 году в Петропавловске-Камчатском. Официально работать стал с 16 лет. Среднее образование получил в вечерней школе, высшее – в военном училище. Участник войны в Афганистане. Путешественник. Литературной деятельностью занялся после службы в армии. Издал четыре книги: «В чужом доме», «Кровавый век», «От Калининграда до Камчатки и обратно», «Вулканы и человек». За свою службу и общественную работу награждён пятью орденами, из них три – боевые.

 

 


АЛКОГОЛЬНЫЙ ДУЭТ

Челябинская область. Станция Амазар. Замученный вконец, я появляюсь на вокзале. Идти куда-либо поздно и не хочется. Расположился на скамейке. Хочется спать, а есть – ещё больше. Стучу в окошко кассира. Встречаюсь с неприветливым взглядом. Такой безразличный ответ:
– У нас негде спать и нет чая!
– Я же у вас не прошу чая, у меня свой есть. Единственное, нужны розетка и вода. Сделайте, пожалуйста, одолжение, мадам, вскипятите воду в моей посудине.
И протягиваю ей чёрный от костра котелок. Дама в недоумении шарахается от него. Я отхожу от окна и опять сажусь в кресло. Ничего уже делать не хочется. Ни есть, ни пить. Да и сон куда-то стал исчезать. Это бывает, когда ты его перебарываешь. Открываю двухдневной давности газету и принимаюсь за кроссворд. Вдруг открывается слева дверь, и оттуда выходит полная женщина с чайником в руке.
– Вы просили горячую воду? Вот, возьмите.
Она протянула мне электрочайник с водой. «Что за перемена?» – подумал я, принимая «горячительное». Чай поднял настроение, и через некоторое время слова в газете стали расплываться. Но спать мне так и не пришлось. В небольшом зале ожидания какое-то время я оставался один. Касса закончила свою работу, кассиры разошлись по домам. В помещении наступила тишина, я стал засыпать. Как вдруг послышались крики, заскрипели двери, в зал ввалилась ватага подростков с играющим на всю громкость магнитофоном. Не обращая внимания на меня, они шумели, курили, а потом под воздействием «Гоп со смыком» начали танцевать.
– У вас что, клуба нет? – спросил я пятнадцатилетнюю красавицу крупных размеров.
Она посмотрела на меня и засмеялась.
– Какой клуб, дядя? – ответила вопросом на вопрос черноокая дивчина, а в глазах так и читалось: «Вот чокнутый старик, наверное, из другого мира на землю спустился».
Я уже не пытался задавать дурацкие вопросы, а молодёжь между тем громко веселилась под музыку звёзд современной эстрады, задымляя пространство сигаретами. Нет, я не скажу, что молодёжь была плохая, невоспитанная, беспризорная, по крайней мере, они ко мне не приставали и дурно от них не пахло. Побесившись с часок, орава тем же составом убыла в другое место. Ещё долго до меня доносились звуки «рок-н-роллов». Я вспомнил своё детство. Оно такое же было бесхозное, что и сейчас, так же стремились к коллективным сборищам, укромным местам. У нас было очень мало культурных заведений, не было музыкальной радиоаппаратуры, мы были плохо одеты и недостаточно хорошо воспитаны. Сегодняшняя молодёжь «вооружена» на все сто тем, чего не было у нас, однако виды досуга весьма примитивны и не отличаются разнообразием как в духовном, так и в физическом плане. Культурное развитие сегодняшнего общества, особенно в провинции, ниже критической отметки. Безграмотность растёт с быстротой запуска ракеты. Неизбежно грядёт время ликвидации безграмотности по методам «железного Феликса». А где обнищание умов, там усиление роли спецлагерей, колоний. Ускоренная подготовка «новых Макаренко» и восстановление «Педагогической поэмы».
Я на этом не стал бы заострять внимания, если бы не два новых посетителя, вошедших в зал ожидания. Невесёлое соседство, с невесёлыми физиономиями, похожими на вишнёвый сок. От них разило за версту. Возраст определению не подлежал. Они сели на противоположный ряд скамеек и уставились помутневшим взглядом в меня. Мне стало не очень уютно. «Не хватало ещё такой компании, – с раздражением подумал я, – плакали мои сны». В моих руках снова оказались газеты. Но тупой взгляд соседей не давал сосредоточиться, мысли расплывались в тревожном ожидании. Нутро подсказывало, что что-то должно произойти. Создавалось невольное напряжение.
– Дед! – Слышу голос одного из компаньонов, поднимаю голову: ко мне ли? Точно, пьяный взгляд скользит в мою сторону. – Дай закурить!
– Не курю, – отвечаю я неохотно.
– Он не курит, Мишка, – говорит один другому и поднимается.
– Иди, Колян, дай ему по роже, пусть не врёт.
Колян, покачиваясь, подходит ко мне и, дыша перегаром, цедит сквозь зубы:
– А чё у тебя в мешке, водка? Может, раздавим по одной? – Его грязные руки тянутся к вещмешку.
– Паря, отвали! – говорю я ему и отталкиваю руки в сторону. – Нет здесь никакой водки. Иди, откуда пришёл.
– Мишка, он дерётся. – Его рука тянется к моему лицу.
Со стороны доносится голос напарника:
– Я говорил тебе, дай ему в морду!
Но я не стал дожидаться, пока рука коснётся лица. Резко опускаю подбородок и, поднимаясь, ударяю его головой под дых. Тот, перебирая ногами, отлетает назад и с силой плюхается на сиденье рядом со своим другом. Сиденье с громким жалобным скрипом поглощает грузное тело. Затылок прилипает к стене. Тяжёлый вздох и стон. Напарник вскакивает и устремляется в мою сторону, но на полпути в нерешительности останавливается, топчется на месте и наконец поворачивается к своему собутыльнику.
– Никол, ну ты как? – И дёргает того за рукав. – Ты как? Всё нормально? Я же говорил тебе, не трогай его. Он же бешеный. А ты? Ну ладно, вставай! Пойдём.
Никола, морщась и потирая затылок, поднимается и бормочет:
– А чё я? Я же не трогал его. Чё он меня?
Так, поддерживая друг друга, оба мужика исчезли в дверях. Я расслабился, но сна уже не было. Так и просидел до утра в ожидании новых приключений. Рано утром, не искушая больше судьбу, сел на пригородный поезд, который довёз меня до Чернышевского.

НИЩИЙ БОГАТЫЙ КРАЙ

В районном центре я прежде всего отоспался. Потом встретился в военкомате с «афганцами», которые попытались предложить мне помощь с железнодорожным транспортом, но я отказался. Мы поговорили, съездили на кладбище, постояли у могил двух ребят, погибших в Афганистане, и рано утром я вышел на трассу. Это была уже не тропа, не дорога с заболоченным заросшим кустарником и лесом, а настоящая трасса. По ней транспорт двигался редко, но гораздо чаще, чем на той, по которой я два дня назад прошёл. Слабо пересечённая местность открывала далёкие просторы. Да и погода благоприятствовала хорошему настроению. Так что 50 километров пролетели без особого напряжения. Время подходило к пяти часам вечера, и я стал подумывать об устройстве. Не надеясь, в принципе, на попутный транспорт, всё же делал слабую отмашку рукой, но водители проезжающих машин не реагировали. Впереди, за косогором, замаячили дома, показалось небольшое село. Приободрился. Однако ночевал всё же в Чите. Очередное везение! Сколько его ещё будет впереди. Обогнавшая было меня вазовская «девятка» затормозила. Думал, не по мою душу, но молодой парнишка, сидящий за рулём, окликнул:
– Эй, батя! Ты голосовал?
– Вроде как, – ещё сомневаясь, начал я, но потом решительно: – конечно. Подбросишь меня до Шилки?
– Садись!
«Как прекрасен этот мир!» – пронеслись в голове слова песни. Устроившись рядом с водителем, я помчался дальше. Вытянув ноги и закрыв глаза, откинулся на сиденье.
– Вы кто?
– Федорищев Юрий Матвеевич, путешественник.
– Долго в дороге?
Пришлось рассказать свою эпопею.
– Меня звать Олег! – представился парень. – Еду в Читу. Я там живу. Занимаюсь мелким бизнесом. Квартиру у меня недавно обчистили. Пахал, пахал, а какая-то сволочь ободрала как липку.
– Может быть, свои же?
– Было подозрение на одного, милиция сейчас разбирается.
– А что же ты меня подобрал? Не боишься? Или тебе плату за проезд надо?
– Нет! Что вы! Вначале, может, и думал, а сейчас – ни за что. Наоборот, предлагаю ехать со мной до Читы. А то от поворота до Шилки вам ещё топать километров тридцать надо.
– Мы что, через Шилку не едем?
– Нет, дорога прямая. Эта новая, достраивается. Не на всех она картах есть, – просветил меня Олег.
Я даже не мог предположить такого. С хозяином машины быстро нашли общий язык. Парень оказался добрым и разговорчивым. Подъехав к повороту, он меня ещё раз спросил о поездке в Читу. Всю дорогу я думал об этом и под конец всё же решил ехать до областного центра. Не захотелось мне покидать уютное гнёздышко. Олег почему-то обрадовался моему решению и пригласил меня попробовать в дорожном кафе-юрте бурятских мантов. Потом, узнав, что мне надо будет искать пристанище, предложил для ночлега свою квартиру. Было ещё светло, когда мы появились в окрестностях Читы.
– Сейчас я вам покажу один дачный домик, – сказал он мне и остановился. – По-моему, здесь.
Мы обошли забор у дороги и углубились в сосновый бор. И тут я увидел за деревянным забором, в глубине дачного участка, небольшой по площади, но высокий и восхитительной красоты дворец. Пробивающиеся сквозь сосны лучи заходящего солнца ещё больше подчёркивали изящество художественного исполнения и воздушную стройность ручного творения.
– Кто же это чудо-сказку сотворил?
– Один простой советский инженер, – отвечал мне Олег уже в машине, – строить стал в начале 80-х годов. Ну и досталось ему от властей за самодеятельность. А газеты в то время что только не писали о нём! Растратчик, расхититель, чуть не враг народа…
Полюбовавшись домом, мы отправились дальше.
Вдруг Олег стал внимательнее посматривать в зеркало заднего вида. На его лице и в поведении появилось беспокойство. Оно невольно передалось и мне. Я оглянулся и увидел чёрный джип, догоняющий нас.
– Что происходит? – спросил я Олега.
Он, не отвечая, прибавил газ и начал выжимать максимальную скорость. Взгляд напрягся, губы сжались, лицо побледнело. Глаза почти не отрывались от зеркала. Но от джипа нельзя было убежать, он надвигался на нас, словно чёрная дождевая туча.
– Держись покрепче! – сквозь сжатые зубы приказал он мне и тут же крутанул руль вправо и нажал на тормоза.
Они завизжали. Машину подбросило, и она замедлила бег. По инерции я чуть не вышиб лбом переднее стекло, хотя был готов к этому. Джип, словно ракета, со свистом промчался мимо наших жигулей, чуть не задев их.
– Что это, гонки? – спросил я.
Олег вывел машину опять на асфальт.
– Какие гонки, шпана балуется. Чуть зазеваешься – помнут бока или в кювет сбросят. Для нас джип что танк, а для них удовольствие попугать людей.
Дорога стала круто спускаться вниз, перед нами открылась панорама областного центра. Лесные массивы как-то внезапно отошли назад, и мы выехали на улицы города.
В Чите я пробыл два дня. Олег повозил меня по нему, показал некоторые достопримечательности. Что мне запомнилось больше всего – это огромный крест на самом высоком месте, рядом с ним скульптура оленя. Хотя на гербе города бычья голова. Наверное, за предыдущее время произошла переориентировка ценностей. Однако основное богатство, когда образовывалась Читинская область, заключалось не в крупном рогатом животном, а в природных ресурсах этой земли: серебре, золоте, пушном звере и лесе. Немаловажное значение сыграл и сам город как центр торговых отношений с Китаем. Но, проходя по области, разговаривая с людьми, наблюдая за их жизнью, я не заметил хотя бы среднего достатка граждан столицы Забайкалья. Скорее наоборот, в сравнении с другими пройденными мною районами область мне показалась самой нищей и отсталой. Поневоле возникал вопрос: почему? Все указанные выше богатства не исчезли, не испарились в лесной глуши. Разве что пушного зверя стало меньше да тигр стал редким гостем.
В администрации города очень приветливая женщина-чиновник подарила на память книгу «Летящий из глубины веков» об исторических гербах нескольких городов Сибири и Дальнего Востока. Очень жалею, что не побывал в некоторых из них: Нерчинске, Кяхте. Последний представлялся мне глухой, тёмной большой деревней, где жить по-людски невозможно. Такое впечатление создалось у меня из рассказов моих сослуживцев, в советское время проходивших там службу. Однако, как выяснилось, это города с огромным и славным прошлым, которое создавало могущество нашей сегодняшней России. Жаль, конечно, что государство не может организовать создание сборника «Образование Российского государства» для самого широкого круга общественности, чтобы он был интересен и понятен любому гражданину, мог бы находиться в каждой российской семье, являясь настольной книгой и справочником. У России есть всё: природа, богатая история, прекраснейшая территория, освоенная и населённая мужественным, беспредельно терпеливым народом. Чего нет, так это уважения к стране и её историческому прошлому, умения управлять во благо народа и государства в целом, желания с гордостью называть себя гражданином России и не быть униженным, обездоленным и нищим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *