Единое полотно судьбы

Нет ничего более человеческого в человеке,
чем потребность связывать прошлое с настоящим.
Ф. Тютчев

Творчество Валентины Панкратьевой запомнилось мне с первой персональной выставки в 1998 году. Запомнилось красотой русского традиционного уклада жизни, который стал героем её работ, тем, как обострённо почувствовала она ежесекундный уход, растворение остатков этого мира в темпе сегодняшней жизни.
Ныне она участник более 70 выставочных проектов, известный автор. Зрители принимают её работы с особой признательностью, говоря, что в их атмосфере отдыхает и освящается душа.
В художественном мире имя Валентины Панкратьевой связывают с одним жанром, отмечают, что сюжеты её программны, что все вещи подобраны специально. В её натюрмортах и правда не случайно сочетание предметов русского быта, часто объединённых народным или православным праздником. То, что предметы, изображаемые ею, национальны: самовар, кружево, рябина, сушка, старое фото солдата, фляжка, корзина, грибы и т. д. – не объясняет магию пленительного притяжения, духовного родства с тем, что оживает в её картинах. Впечатление светлой гармонии создаёт и красочная гамма, её мягкость и яркость одновременно, и какая-то ласковая освещённость, как в чудно инструментованных музыкальных сочинениях. Чувство красоты и возвышенности возникает от вещей вовсе даже не эстетических.
Рабочий инструмент, изделия ремесла и рукоделия, домашняя утварь, не соединяемые жизнью в одном месте, собираются автором демонстративно в тесный круг. Выделенные ею из обыденности и перенесённые в бытование, они начинают общаться со зрителями не экзотической, а символической сутью, «праотеческой святостью» целокупного мира, которым жила Россия сотни и сотни лет. Во всём живописно-красочном собрании начинает говорить не функция, не занимательность будней, а судьба, онтология. Мудростью души автора сочетание самых обыденных вещей становится манифестом истины, красоты и добра. И значительность эта превращает натюрморт в картину, а предметы – в героев предстояния. Мы созерцаем их, они – нас, как бы вопрошая и одновременно говоря: нет времени, мы в одном вечном духовном пространстве, где всё связано со всем.
И зритель воспринимает в композициях-поэмах не просто уходящий мир домашнего очага, а национальное историческое естество, которое продолжает жить в нас и окормлять нас. А в удивительном избирающем видении мастера Валентины Панкратьевой чувствуется не только её чистый исповедальный мир, но и наши собственные память и чаяния, звучащие пронзительной струной, потому что «нет ничего более человеческого в человеке, чем потребность связывать прошлое с настоящим», которые всегда – одно единое полотно судьбы!

Людмила ХЛЕБНИКОВА,
искусствовед, Екатеринбург, 2019 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *