Гостья

Николай ЖЕЛЕЗНЯК

Родился в Новочеркасске, пошёл в школу в Запорожье, окончил в Краснодаре, в институт поступил в Таганроге (радиотехнический институт им. В. Д. Калмыкова).
Проживает в Москве, кандидат социологических наук.
Работает руководителем литературно-драматургической части театра под руководством А. Джигарханяна.
Роман «Большой куш» напечатан московским издательством «Голос-пресс» в 2006 году, лонг-лист литературной премии «Инспектор НОС» Фонда Прохорова в 2014-м. Пьеса «Квадратные колёса» – победитель всероссийского конкурса Союза театральных деятелей РФ в 2009 году. Сценарий для полнометражного фильма «Один в поле» опубликован в журнале «Искусство кино» в 2011 году, заключён договор со студией «Ибрус» Рустама Ибрагимбекова. Роман «Гонки на лафетах» вышел в издательстве «Алетейя» в Санкт-Петербурге в 2014 году, лонг-лист премии «Ясная поляна» 2014 года. Пьеса «Большой проспект» – лауреат премии по поддержке современной драматургии Минкульта РФ 2012 года. Роман «Чемоданы» опубликован в журнале «Юность» в 2016 году, лонг-лист премии им. Ф. Искандера – 2017. Роман «Одинокие следы на заснеженном поле» издан «Эксмо» в серии «Мастера современной российской прозы» в 2017 году, номинирован на «Русский Букер».
Пьесы ставились в различных театрах. Рассказы, повести публиковались в литературных журналах.


Раздался звонок в дверь. Ожидаемый, но она вздрогнула.
Она сидела на диване, немного наклоняясь вперёд, с прямой спиной, опираясь локтями на сжатые колени, и смотрела прямо перед собой. Надо идти открывать.
Неся перед собой пышный букет калл, Татьяна вошла в зал и стала рассматривать интерьер, поводя головой:
– Ой, твоя живность всех встречает?!. Какие милые, кот такой пушистый… Трётся сразу…
– Он тебя выделил. Обычно он к посторонним не подходит даже. – Ирина стояла позади своей гостьи.
– И собачка симпатичная… Девочка?
– Её зовут Люся.
– Прекрасное имя. Рычит, прямо защитница…
– Это она при мне.
– Как они тебя любят… – Татьяна обернулась и впервые посмотрела Ирине в глаза.
Взглянув в окно, Ирина с лёгкой усмешкой произнесла:
– Гулять сразу убежали…
– Ирочка, привет, дорогая!..
Татьяна отвела букет в сторону, и женщины поцеловали воздух, прикоснувшись щеками.
– Давай цветы. Зачем ты их принесла?
– Неудобно как-то в гости идти без ничего…
– К чему… Таня?.. – Ирина приняла букет. – Присаживайся, я отнесу.
– Не здесь поставишь?
– В кабинете. Не выношу запаха. Ему нравится.
– Я в спальне люблю. – Татьяна посмотрела за окно. – Мило у вас. В лесу прямо живёте.
Ирина унесла цветы. Возвращаясь, в холле она задержалась, постояла перед зеркалом, так ничего и не поправив.
– Ну как у вас? Как живёте? – встретила её Татьяна.
– Как кошка с собакой. – Ирина склонила голову набок. – Как кот… с собакой. Да нет, мирно сосуществуем. А у тебя как?
– Я про твоих четвероногих, – Татьяна коротко улыбнулась.
– И я. Вооружённый нейтралитет у них. Вообще, кот её контролирует, он постарше… – Ирина ответила на улыбку.
– Мужчина… Я хомячка когда-то держала, помер, ревела как дура. Похоронила прямо…
– С ними веселей. Работа у Паши тяжёлая, ездит много. Устаёт. Ты одна? – спросила Ирина.
– Лучше одной, чем плохо жить! – воскликнула Татьяна. – Знаешь, как часто бывает, живут вместе, а счастья совсем нет…
– Это если детей нет.
– У тебя много? – задала вопрос Татьяна.
– Сын. В кино поздно с друзьями собрался… Потом к бабушке.
– Молодой человек уже… – быстро согласилась Татьяна. – Хорошо, что я тебя дома застала!.. Может, второй раз не решилась бы позвонить.
– Я тоже к маме собиралась. Давление у неё. Мнительность, конечно, но всё же возраст. – Ирина сделала приглашающий жест, указывая на кресло, и подошла к дивану. – Да и одной оставаться не хотелось.
Татьяна присела. Кресло было очень мягким, но Татьяна не провалилась. Собранная, она медленно опустилась в раздавшуюся плоть бархатного сиденья.
– Боишься?.. – Татьяна утвердила руки на широких подлокотниках.
Ирина присела на край дивана и скрестила ладони на коленях.
– Нет, у нас тут спокойно.
– До вас легко добираться, недалеко от города, а воздух какой!.. Красиво. Завидую тебе, после наших каменных мешков… Мне у вас очень нравится. – Татьяна медленно ещё раз осмотрела зал.
– Мы последний год только живём, сбежали из квартиры, от машин этих.
– Ну теперь приходится ездить в город-то…
– Паша ездит, я почти не выезжаю, всё есть неподалёку.
– Мне Варвара телефон твой дала, – после паузы сказала Татьяна.
– Интересно… Откуда он у неё?..
– Мы с ней поддерживаем отношения… Ну она всегда всё обо всех знала… Ты ж её знаешь… Ремонт у вас…
– Это состояние… Заезжали, дом ещё не был готов, скорее хотелось, столько ждали, долго строили… так и тянется.
– Надо же, сколько лет с тобой рядом живём, ну все же в одном городе, и ни разу не встречались!.. Где твой?!
– Уехал. Завтра должен вернуться. Хотя ещё ничего не решено, но уже вероятно. – Ирина поддержала некоторое оживление в речи гостьи. – Командировка.
– Думала, познакомишь, пообщаемся… – Татьяна надула губы. Губы были тонкими и от этого только кривились. – Представишь мужу старинную подругу… Сколько это лет мы не виделись? Или десятилетий, лучше сказать?
– Ну увидитесь ещё…
– Наверное, не вспомнит меня… – Татьяна поправила длинный локон, заведя за ухо.
– Разве можно тебя забыть.
– Слушай!.. – Татьяна всплеснула руками, не отрывая локтей от подлокотников. – Пойдём вечером… Пойдём! Ночной клуб интересный, вечер встреч «Кому за…». Ну, в общем, для нас… Приятель мой сегодня познакомил с другом. Симпатичный вроде. Отдаю!..
– Если познакомил, зачем идти?
– Да нет, представил только, показал… – Татьяна произвела кистями рук вращательные движения. – Пойдём, развеешься – разведёшься… Шучу. Сидишь одна… Ну?! Потанцуем… Как мы на дискотеки бегали… – Она рассмеялась.
– Как выглядит? – спросила Ирина и бросила на Татьяну беглый взгляд.
– Мой?
– Друг.
– Импозантный такой. Лысоват, правда, кажется… В машине сидел, не рассмотрела. Но это ничего, мужик, значит. Гормонов много. Тестостерона. Мне такие нравятся! – Татьяна закончила, отрубив движением ладони фразу.
Ирина снова мельком взглянула на Татьяну.
– А как же твой приятель?
– У нас с ним так… – Татьяна расправила волосы, приподняв их на затылке. – Могу и его подарить! Ой, неужели ты внимание не любишь?! Перестань!
– У тебя раньше были другие вкусы.
– В смысле?
– Насчёт лысых.
– Тогда-то, конечно! – Татьяна откинула голову на спинку кресла. – Я развиваюсь! И потом – это когда было?.. Настоящий мужчина должен лишь слегка отличаться от обезьяны! В нашем возрасте и в наше время и женщины, бывает, лысеют. Категоричность суждений нам не к лицу.
– Ты права. Подожди, пожалуйста.
Ирина вышла из зала. Татьяна подобралась. Возвратилась Ирина с бутылкой коньяка и двумя бокалами, поставила их на подоконник.
– Извини, не всю мебель купили. Столика нет.
Татьяна рывком встала и тоже подошла к окну.
– Французский… – Татьяна отклонила бутылку.
– Выпьем?
– За встречу?
– Я о тебе недавно думала… – Ирина следила за наполнением бокалов.
– Вспоминала?.. Как у тебя с ним?..
– Живём. Если бы ты знала, как я счастлива. – Ирина посмотрела на гостью сквозь коричневую жидкость.
Татьяна пропустила ножку бокала между пальцев.
– Ну да. Везучая.
– Мне перед тобой так совестно, по правде сказать.
– Перестань. Я тебе не завидую… Если и завидовала когда, то белой завистью, поверь. Ты не куришь? – Татьяна порылась в сумочке, доставая сигареты, прикурила. – У-у-у, нехорошая, за Пашу моего вышла!.. – погрозила она сигаретой.
Ирина подвинула ей использующееся в качестве пепельницы блюдце, стоящее в углу подоконника, отошла к дивану с бокалом в руке и остановилась спиной к гостье. Помолчав, произнесла, не оборачиваясь:
– Я поначалу думала, ты ничего не знаешь.
– Знаю. – Татьяна провела средним пальцем по каёмке бокала. – Знаю и что развелась ты с первым твоим, бывшим, как его?.. Из параллельной группы… Максим?.. Потом с Пашей, знаю, вы… Ну и как тебе с ним? С Пашей Ракитиным?
– Мы с ним походили тогда, после того вечера, месяца два, потом он диплом защитил, он же на два года старше нас, уехал по распределению на север. Я замуж вышла, за Максима… Сын у меня родился в браке уже. – Ирина пригубила и оглянулась. – Паша не знал… Он там женился. Потом вернулся. Через десять лет… Вот так…
Татьяна оперлась позади руками, слегка подпрыгнула и села на подоконник.
– Да, зигзаг… Искал тебя… Прямо встреча через столько лет.
– Дочь ещё у нас родилась с Пашей. Тяжело она мне досталась. Выносила… Слабенькая.
– На сохранении лежала?..
– Годика ей не было, умерла. Потом всё не получалось. – Ирина сделала ещё глоток. – Жаль, что мы столько времени не виделись, правда?..
– Жаль… Но жизнь по-другому бы не сложилась… – Татьяна щёлкнула ногтем по тулову бокала, соскользнула на пол, медленно прошлась по залу.
– А-а… Я думала, тебе… не знаю… Почему? Всё могло совсем не так… Я… Если бы ты тогда села на тот подоконник, жизнь могла бы сложиться по-другому… – Ирина резко обернулась к подошедшей Татьяне.
– Ты же не виновата, что он к тебе подошёл. Я тебя не виню. Сама же попросила.
– Ты бы здесь жила…
– Да, у вас красиво. Перестань. Быльём поросло всё. – Татьяна отмахнулась.
– Ты вспоминаешь?..
– Нет. Красивый он парень был!.. Дура я. – Татьяна громко, на одной ноте рассмеялась. – Я его как первый раз увидела на танцах, он мне сразу понравился, влюбилась прямо… Ракитин! Звучит, да?
– Красивая фамилия…
– Всегда свою хотела поменять. Выйду замуж!..
– Выйти замуж…
– Была б парнем, сама пригласила танцевать… Почему тогда это считалось неудобным? Девушка не может… Молодые?.. Белый танец… Всегда я этих очков стеснялась. – Татьяна потёрла ладонью лицо. – Смешно, наверное, мы выглядели?! По залу бегаем с тобой…
– Вряд ли. Кто что-нибудь понимал?.. – Ирина посмотрела вдаль за окно.
– Он-то разобрался.
– А я сижу на посту, на подоконнике том… – Ирина прыжком вскочила на подоконник, – по твоей просьбе… Поглядываю на него, слежу… Танцует с кем. Они в круге с парнями…
– Да, близорукость моя…
– Наблюдаю, как вперёдсмотрящая. – Ирина улыбнулась. – Сообщаю тебе, что он делает, куда смотрит. Смотрит на нас или нет, заметил ли наше присутствие… По-моему, он нас сразу просёк. Сколько раз мы до того пробегали мимо них, типа, в туалет, причесаться?
– А он пришёл и тебя пригласил.
Татьяна, наклонив голову, пригласила Ирину на танец. Ирина дунула вверх на чёлку и спрыгнула с подоконника. Они сделали круг. Татьяна вела, потом внезапно остановилась. Они посмотрели друг другу в глаза.
– Ты танцевала с ним, – Татьяна держала Ирину за плечи, – он тебе что-то говорил на ухо, а я стояла у стены и плакала, слёзы бегут, тушь течёт… Кофточку новую надела, с рюшиками…
– Я ведь на него так таращилась, вот он и подошёл ко мне… Пригласил… – Ирина закусила нижнюю губу. – Мы с ним потом всю ночь гуляли… Ты их так и любишь, рюшики… – Она расправила оборку на рукаве блузки партнёрши.
– Романтик я. – Татьяна подняла голову и шмыгнула носом.
– Кофточку, между прочим, ты у меня брала.
– Гадкая ты, увела парня у лучшей подруги. Дура я, конечно, что тебя попросила. Тебе ведь он тоже нравился…
Ирина отстранилась и отошла.
– Ну тогда не так уж…
– Разлучница! – Татьяна усмехнулась. – За тобой всегда парни бегали. И этот, как его, был у тебя… Как его?
– Не помню. Да ну их. – Ирина смотрела в окно.
– Вокруг тебя вились табуном… Ну, тряхнем стариной сегодня?! Ой, страшно, да?! Стариной – ужас! – Татьяна встряхнула волосами.  – Старые перечницы! Песок скоро сыпаться будет… Или из перечниц – перец?!. Чего стоять, чахнуть у окошка, вспомним молодость! Сына к матери отправила – свобода, пусть временная… Нового мужа пойдём тебе искать! Что ты замуж выходила за него? Чтоб ждать из командировок, пока он шастает? Думаешь, он баб там не встречает?..
– Я об этом не думаю… Себе поищи.
– Ищу. Держу стойку. Что делать, приходится, расслабляться нельзя!
– Ты изменилась, смелая стала, разбитная.
– Я и была!.. Поживёшь одна, станешь.
– Дома лучше посидим, поговорим…
– Всегда успеем…
– Так ты замужем и не была?
– Наверное, жизнь пошла бы по-другому… Но я довольна. Небось, постарел, обрюзг, лысый… – Татьяна подошла.
– На нас посмотри. – Ирина в упор смотрела на Татьяну.
– Мы тоже не помолодели… Ой, я на ревитализацию ходила, процедура, лазер, потом токи какие-то, водят прямо каким-то аппаратом так, отпад. Коллаген восстанавливается, тургор кожи. Пробовала?
– Нет.
– Хочешь сказать, тебе не надо? Ты ж у нас да… красавица… Пластику делала?.. Нет, хорошо выглядишь, конечно, усталая только… Волнуешься?
– Всегда переживаю, когда его нет.
– У окошка?.. Он тебе изменяет? – Татьяна повернулась глянуть, куда смотрит подруга.
– Молодая была, об этом думала. Сейчас – нет… Зачем?
– Наверное, ты права, – Татьяна, сощурясь, оглядела Ирину. – Пойду я.
– Куда ты заторопилась?
– Опоздаю. Вечер со мной ты провести не хочешь…
– Ты шутишь? В гости пришла… Нет, я тебя не отпускаю. – Ирина взяла блюдце с окурком.
– Пропал наш поход. Наверное, муж твой пришёл. Ещё кто-то с ним. Симпатичный вроде. – И Татьяна постучала ногтем по стеклу.
Ирина обернулась.
– Очки так до сих пор не носишь. Чего операцию не сделала?
– Боюсь. Откуда он взялся?.. Муж этот твой.
– По-моему, он тебе нравился раньше.
Татьяна откинула голову и заулыбалась.
– Да! Вот отобью, будешь знать!
– Вот и познакомишься, посмотрим, узнает ли… В баню зашли, – сама себе сказала Ирина.
– Увидеть хочется, конечно. Чего ты нервничаешь?
Ирина поставила блюдце обратно на подоконник.
– Подожди, пожалуйста, я сейчас сбегаю.
– Что ты так волнуешься? – Татьяна вновь прищурилась.
– Нельзя ему.
– Что-то серьёзное?
– Я сейчас.
– Пойду я… Ты проводи меня, у вас есть другой выход?
– Не уходи, раз пришла. Подожди. Договорились?
Ирина торопливо вышла.
– Договорились… Предупреждай, – когда подруга скрылась, добавила Татьяна.
Она поправила волосы, подвела губы. Но вошёл Валера, остановился и почесал пальцами остатки тонких волос между глубокими стремительными залысинами.
– Ты как здесь оказалась? Пашу ждёшь? Где подруга твоя, а?.. Мы идём гулять сегодня?! Куда ты звала?
– Здесь погуляем.
– Вот и я Паше говорю, а он с этой баней носится: «Протопим…» Иди ко мне… – Валера взял Татьяну за локоть.
– Если Паша зайдёт?
Валера поцеловал Татьяну в шею, она отвернулась, следя за входным проёмом.
– Вы же расстались! Ну, ходи сюда, прекрасная женщина…
– Перестань!
Грузный Паша ступал тяжело, половица скрипнула. Он остановился, поправил галстук, затем рывком ослабил узел.
– Мы тебя ждём, – позвал Валера друга, ступая ему навстречу. – Выпьем? – Он направился к коньяку, легко повернувшись на длинных ногах. – Наливаю. – Он посмотрел на занятые бокалы. – Придётся из горла. За дам! Или за не дам?!.
– За не знаю, – добавила Татьяна.
– Где подруга, с которой меня обещали познакомить, я спрашиваю? – громкий Валера продолжал вещать.
– Ещё не вечер, потерпи, – успокоила Татьяна.
– Зачем ты пришла? – спросил Паша, но на неё не посмотрел.
– Ну! Мы же вечером должны были встретиться… – поддержал Валера.
– Я, по-моему, ясно сказал, что никуда не пойду, – Паша продолжал общаться с Татьяной.
– Мы с Ириной встретились, собрались развлечься… Валера обещал с другом познакомить…
– Я же не знал!.. – Валера смутился. – Сама предложила.
– Пообщаемся… – негромко сказала Татьяна.
– Паша!.. – донёсся голос Ирины из глубины дома.
– Ирина, – растерялся Валера, – в смысле, она дома… Бокалы нужны. Схожу.
Валера собрался уйти, но Паша стоял у него на пути. Он так и остался стоять у притолоки, не войдя в зал.
– Я принесу, – остановил он друга.
И вышел.
– Это, кстати, подруга… – промолвила Татьяна и кивнула указующе головой.
– Змея…
– На востоке – это мудрое животное.
– Сжимающее в объятиях. Пришла отомстить? Не делай этого, не вздумай! – Валера повысил голос, но так чтобы его не услышали.
– Я ещё ничего не делала.
– На что ты надеялась? Он не уйдёт от Ирины. Не показывай ей, что вы с ним… не разбивай семью.
– Прямо семья… Что это ты вдруг так заколотился? Только что забыл о нём. – Она отвела руку Валеры. – Не собираюсь, успокойся!
– Хотела ведь.
– Он чем-то болен? – быстро спросила Татьяна.
– Здоров он. С чего ты взяла? Не знаю… А что с ним? – удивился Валера.
– Займи мне денег.
– Сколько?.. У меня правило. Даю в долг не больше сотни. – Валера осклабился.
– Мне нужно больше.
– Намного?
– Намного.
– Извини, любое предписание техники безопасности написано кровью… – Валера выпятил губы вперёд, показывая верность принципам.
Помолчали. Шаги Паши были слышны до того, как он появился.
– Что сказала жена? – поинтересовалась Татьяна.
– На веранде посидим. Сейчас она соберёт там… Мы никуда не поедем, – бросил Паша Валере.
– Это я давно понял. Баня так баня…
– Я помогу Ирине, кухня – женское дело…
– Ни к чему. Ты в гостях, – сказал Паша.
– Гости пришли не вовремя?.. – спросила Татьяна.
– Всё нормально.
– Что ей можно говорить, что нельзя?..
Паша приблизился.
– Говори, что хочешь…
– Прямо так… Как скажешь…
Валера объяснил руками необходимость покинуть помещение и удалился широкими шагами. Паша повернулся выйти за ним.
– Не уходи. Пусть всё останется, как было, я на всё согласна. Прошу… Ты меня слышишь?.. Я же с тобой разговариваю. Что вас с ней связывает? Ведь нет ничего между вами, ведь так, прошло?..
– Оставь…
– Разве я не права?.. Чем ты болен?
– Что за глупости, кто это тебе сказал?
– Супруга твоя. На жалость давила… Мне очень нужны деньги, займёшь?..
– Не думал, что ты будешь меня шантажировать. – Паша исподлобья посмотрел на Татьяну.
– Я не хотела… но мне… Мне очень плохо.  – Татьяна двумя руками поймала его широкую ладонь.
Паша освободился из силков.
– Ты уверена, что тебе так плохо, как ты думаешь?.. Татьяна, мы расстались. Это навсегда. Ничего не выйдет.
– У тебя тоже правила есть… Мне действительно надо.
– Ты меня ставишь перед выбором. Я должен заплатить? Но тебе я не хочу.
– Мне не к кому больше обратиться.
– Я не думал, что ты…
Валера предупредительно насвистывал. Через мгновение он заглянул в зал.
– Тебя Ирина зовёт, – сказал он Паше.
Тот наклонил голову и молча вышел.
– Ты в своём уме?!. – накинулся Валера. – Не вздумай ничего ляпнуть!..
– Успокойся, побереги сердечную мышцу, – скривила брезгливо губы Татьяна.
– Уходи лучше.
– Сказала же: не буду! В гости нельзя прийти к подруге уже? Ты тут кто такой?.. Иди ко мне… Ну, что же ты несмелый такой?..
– Ты…
– Пойди позови хозяйку, попрощаюсь и пойду.
Татьяна отвернулась. Валера помялся и вышел. Татьяна подошла к окну и закрыла лицо тыльной стороной ладони.
– Познакомься… – раздался хриплый голос Паши.
Татьяна медленно повернулась. Паша стоял рядом с женой.
– Узнал… – Татьяна шутливо представилась, смотря на Пашу. – Татьяна!..
– Лучшая подруга… – прибавила Ирина.
– Молодости… – отмахнулась Татьяна.  – Молчи уж, разлучница. – Она рассмеялась. – Шучу я.
– Я не шучу, – сказала Ирина.
Валера продолжал насвистывать, теперь он вернулся с бокалами.
– Кота вашего видел на кухне!.. Лежбище у него там? Котиков!.. Арестантский окрас! Полосатый. Отсидел уже?
– Английская порода, что ты понимаешь. Таких в стране всего несколько. – Паша улыбнулся.
– Здоров. Борец сумо. Чем вы его кормите?
Татьяна посмотрела в глубь дома на лениво продефилировавшего то ли толстого, то ли чрезмерно пушистого кота.
– Жора, Жорочка… У-у, хороший мальчик.
– Ну не совсем мальчик, – уточнил Валера. – На чёрный день скотину держите? Пить будет?! Или ему валерьянки?
– Пойдёмте на воздух, – предложила Ирина, – я сейчас всё подам на веранду.
– Пойду баню проверю, – сказал Валера. – Веники замочил?
Не дожидаясь ответа, он вышел, помахивая бокалами, которые держал за донца. Паша вышел за ним.
Заговорила первой Татьяна:
– Ну что ты смотришь так на меня?..
– Не смотрю… Ты смотришь.
– Смотрю…
– Я вижу. – Ирина не сдавалась, не отводя взгляд.
– Я уйду, не бойся… – Татьяна потупила взор. – Да, пришла посмотреть на счастливую подругу, которая счастлива в браке, слово какое дурацкое, ненавидела всегда… От которой не уходит муж. Что в тебе такого, что он держится за твою юбку? Чем ты лучше?
– Он любит меня.
– Тебя?.. Какая уверенность… Да он тебя не любит.
– Тебя любит.
– Мы с ним давно уже, давно, много лет.
– Я знаю.
Ирина села в кресло. Татьяна не сразу смогла продолжить, она провела рукой по стене, потерла пальцы, ещё раз провела ими по стене.
– Давно?.. Давно?.. Ты сидела дома одна… по ночам, когда только телевизор, включишь без звука, лишь бы работал… как аквариум… и ты перед ним?.. Ты одна…
– Я ждала его.
– Ты никогда не была одна, никогда, – сказала Татьяна. – У тебя всегда кто-то был. У тебя есть ребёнок
– Он взрослый.
– Значит, будут внуки… А у меня нет никого, никого, и мне не к кому обратиться за помощью, когда она нужна… Ты одна в квартире, и ты сидишь на кровати и думаешь, сейчас схватит сердце сильнее, спазм, и никто не поможет тебе, ты не успеешь позвать на помощь, никто не придёт, я даже дверь не закрываю, чтобы смогли… взламывать не пришлось… Понимаешь, никому ты не нужна… Ночь… Страшно. Ночь всегда страшна. Ты спишь при включённом свете?..
– А был ли нужен тебе кто-то?
– Это ты у меня спрашиваешь? – Татьяна резко повернулась от стены.
– Ты много раз могла устроить свою жизнь,  – быстро сказала Ирина.
– Тебе виднее…
– У него… Ему осталось жить месяцы.
Они застыли и замолчали.
– Он не хотел тебя бросать, – наконец сказала Татьяна и присела на диван.
– И я его… не буду.
– Почему ты его фамилию не взяла? Смелая?.. – Татьяна, примеряя на себя, артикулируя, произнесла: – Ракитина…
Заплакали они одновременно. Тихо, но не сдерживая слёз.
Такими Паша и застал их.
– Не надо, пожалуйста, – мягко попросил он.
– Мокрое царство, – бодро заметил, чтобы как-то отреагировать, вернувшийся Валера. – Вот вы женщины… Ну вы чего?.. Встретились и сразу…
– Проводи меня, – сказала Татьяна и поднялась, закрыв лицо рукой.
– Куда?
– Теперь не важно… К тебе.
– Пойдём умоемся, – пробормотал Валера.
Татьяна оперлась на его плечо, и они вышли. Придерживать Татьяну за талию Валера не решился. Так они и шли, несколько отклоняясь друг от друга телами, будто пытались идти в разных направлениях, но не могли, что-то их удерживало.
Вальяжного кота, выставившего балетную заднюю ногу вверх для облизывания, спугнула шустрая йоркширская терьерша. Сделав круг по холлу, животные скрылись по направлению к передней.
По-мальчишески порывистыми движениями Ирина размазала слёзы тыльными сторонами ладоней и провела под носом.
– Ты был у врача? Ты вернулся раньше… Когда анализы? Что он сказал?
– Где сын?
– У бабушки. Не надо баню… Я прошу тебя…
– Всё равно…
– Ты был в клинике?
– Был.
– Спасибо… Что они сказали?
– Ничего. Ничего нового. Они ничего не говорят. Ты, наверное, лучше знаешь.
Ирина встала и, вытирая глаза пальцами, сказала, поглядев в окно:
– Она уходит. Они уходят.
– Ирина…
– Я поняла… Когда она зашла. Я сразу поняла, что это она… Что это та женщина, о которой ты говорил.
– У нас – всё. Ничего… У меня нет…
– Она говорит, с ней… годы, говорит, много лет… Правда?.. Сколько? Хотя какая разница… И всё же – сколько? Не надо, не говори!
– Прости, я не хотел говорить про неё. – Он грузно приблизился к жене.
– Как на работе?
Он осторожно положил руку ей на плечо.
– Нормально.
Она, не оборачиваясь, прижалась щекой к его руке.
– Есть хочешь?
– Нет, не хочу. Мы перекусили.
– Чаю? – Она подняла лицо вверх к мужу.
– Чаю можно. Когда он вернётся?
– Я знаю, что ты думаешь. Это твой ребёнок, твой сын, Паша, твой… – Она вжалась в него, как бы стремясь погрузиться. Её маленькая голова едва доставала ему до груди.
– Пойдём на улице посидим…
– Я хочу остаться с тобой. Хочу уйти с тобой.
– Не вздумай.
Они обнялись. Постояли немного, тесно прижавшись, и пошли на веранду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *