Космонавт в ушанке

Даже фильмы военного периода, воспевающие подвиг русских, подвергнутся пересмотру и критике. «Песнь о России», «Миссия в Москву» и «Северная звезда» будут признаны Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности (HUAC) тремя самыми известными и вопиюще неприкрытыми примерами просоветской деятельности в Голливуде. Масла в огонь добавила тогда уже популярная писательница и философ Айн Рэнд (рождённая и выросшая в России), которая в своих показаниях представителям HUAC заявила, что фильм «Песнь о России» «является коммунистической пропагандой, он лживо изображает жизнь советских людей, целенаправленно приукрашивая её».
С началом «холодной войны» в США развернулась пропаганда, предупреждающая о коммунистической опасности. О ней писали в газетах, противогаз и защитные средства от радиации рекламировали по телевизору, создавались комиссии по поиску скрытых коммунистов.
Американский кинематограф высмеивал коммунистические ценности, например, в фильме 1957 года «Пилот реактивного самолёта». По сюжету, на американскую базу на Аляске случайно приземлилась русская лётчица. Командование решило, что всё это происки русской пропаганды, призванные деморализовать дух военных. Американцы демонстрируют героине, как прекрасен мир вещей. Тут и блестящее нижнее бельё, и вкусные бифштексы. За всем этим приходит любовь в лице нагловатого полковника, которого играет Джон Уэйн. (Фактически мы наблюдаем «перепев» любичевского фильма «Ниночка» с Гретой Гарбо.) Девушка, казалось бы, капитулирует, но новая возлюбленная не так проста. Полковник влюблён, готов лететь в Россию. В этом фильме конфликт США и СССР перенесён в сферу конфликта мужского и женского и носит скорее мелодраматический, чем патетический характер.
В качестве пропагандистского жупела используются экранизации советских книг в комедийном аспекте, например, «12 стульев» режиссёра Мэла Брукса, снятые по роману Ильфа и Петрова, показывают злоключения героев в нищей Советской России. (Бруксу дали снимать этот фильм в надежде на то, что он оправдается за свою спорную, но ныне уже культовую работу – мюзикл «Продюсеры», внутри которого «ставился мюзикл», носивший для 1968 года вызывающее название «Весна для Гитлера».) В фильме, кстати, содержится пародийно-сатирическая деталь – намёк на противостояние основного партийного крыла с троцкистами в СССР в конце 1920-х годов. Одна из улиц Старгорода официально называется «улица Маркса-Энгельса-Ленина». На табличке с названием улицы зачёркнута часть названия Trotsky (Троцкого).
В 1961 году на экраны выходит фильм «Раз. Два. Три» о приключениях главы «Кока-Колы» в Германии, который хочет добиться больших финансовых успехов. В одной из сцен персонаж пытается продать несколько заводов туповатым русским. В фильме есть и переговоры в отеле «Потёмкин» с водкой, и разговоры о страшных русских ракетах, и продажный сотрудник КГБ с полным отсутствием интеллекта на лице. В позднейших фильмах этот тренд будет только развиваться, например, в жёсткой сатире «Доктор Стрейнджлав» русские – это бюрократы и неумёхи, пытающиеся выглядеть серьёзно и страшно. Впрочем, стоить отметить, что вплоть до 1970-х годов американская пропаганда успешно раздувала угли паники и страха в отношении Советского Союза, поэтому «поминать его всуе» старались пореже (исключая приведённые выше примеры), предпочитая борьбу с абстрактными коммунистами или использование неких метафор, при помощи которых выдают желаемое за действительное.
Действующие лица фантастического сериала «Звёздный путь» попадают на планету, где злобные «комми», похожие на китайских коммунистов, пытаются перебить героев, оказавшихся потомками американских астронавтов. Капитан Кирк, прибывший на планету с миссией, произносит патетическую речь, в которой говорится о двух сверхдержавах, которым всё же удалось договориться, и вторая сверхдержава встала на путь демократии. Сейчас же, в XXIV веке, Кирк, почти как пророк и голос Бога, помогает «демократам» пробудить своё самосознание и победить «комми». В сериале достаточно много миссий, которые проходят на планетах, порабощённых тоталитарными злодейскими умами. Экипаж корабля всегда спешит на помощь, стараясь при этом скорее убедить словами, чем использовать фазеры (так в сериале называется фантастическое оружие).
Необычно в сериале то, что там появляется положительный персонаж – юный технически подкованный штурман Павел Чехов, выходец из Ленинграда. Героя охотно принимают в команду, хотя иногда и иронизируют по поводу того, что Чехов пытается всем доказывать, что всё, что есть на Земле, было изобретено в СССР. Даже какой-то американский коктейль придумала (по его словам) «одна пожилая леди из Сталинграда». Появление русского в качестве положительного главного персонажа, да ещё и в рейтинговом (а в будущем по-настоящему культовом) сериале, крайне неожиданно. С тех пор и до сегодняшнего дня такой крупной фигуры русского на американском телевидении так и не появилось.
Интерес интеллектуалов к классическим произведениям литературы выразился в экранизации 1956 года «Война и мир», которая выглядела скорее как экранизация любого европейского произведения «про любовь», чем как экранизация романа великого русского писателя. Второй крупный проект был явно политизирован – это был «Доктор Живаго» по роману Бориса Пастернака. Эта книга печально известна и вошла в историю литературно-пропагандистских войн СССР и стран Западного блока. Герои этого фильма – утончённые, страстные и загадочные натуры, они индивидуалисты, враги же этих героев – злые коллективисты, не имеющие своего мнения и разума. Фактически фильмы подобного рода доводят до сведения американского зрителя, что в индивидуальном порядке с русскими можно иметь дело, особенно если они творческие и порывистые натуры, идущие против системы.
Фильм «Русские идут», пожалуй, единственный американский фильм шестидесятых годов, в котором проводится мысль, что русские противники в «холодной войне» – нормальные люди, которых можно не бояться и с которыми можно сотрудничать. Советская подводная лодка садится на мель около американского острова. Народ взбудоражен: «Русские идут!» Постепенно неприятие населением русских снижается. В финале жители сопровождают субмарину в открытое море, прикрывая её от американской авиации своими судами.
В телевизионном сериале шестидесятых годов «Миссия невыполнима», рассказывающем о миссиях секретного отделения ЦРУ, русские агенты и вообще агенты всего советского блока умны, жестоки, хитры, изворотливы, коварны, а некоторые их них даже могут втираться в доверие и вызывать романтический интерес у представителей американской разведки. Русские в этом сериале встречаются нескольких типов. Среди обычных представителей стран социалистического блока есть запуганные, а есть те, кто хочет поддерживать отношения со странными иностранцами, причём не из-за шкурных интересов, а просто по доброте душевной. Военные туповаты, но жестоки. Шпионы из мира социализма делятся на два вида: хитрые, молодые и изворотливые и шпионы-старики, которые проваливают операцию из-за своей «упёртости» и несговорчивости. Часто шпион, вступая с кем-то в романтическую связь, с пафосом заявляет, что сейчас вот он предаёт Родину, впрочем, всё это оказывается хитрым ходом, который американское подразделение невыполнимых миссий просчитало с самого начала. Члены этого подразделения ведут себя так же, как и их русские коллеги: они втираются в доверие, вызывают романтический интерес к себе, обманывают, однако это оправдывается, так как цель их всегда благородна: спасти невинного человека, а в каждой второй серии – предотвратить крупный террористический акт, который готовили шпионы Восточного блока. Сериал «Миссия невыполнима» шёл много сезонов. Постепенно отношение к советским стало меняться. Появляются прогрессивные советские руководители, выступающие за справедливость и сотрудничество с США. Звучат слова, что «Россия – страна с давними юридическими традициями». Наконец советский суд оправдывает американского агента и наказывает руководителя советской спецслужбы, который вёл грязную игру.
Система, а именно ГУЛАГ, КГБ и прочие неприятные места, демонстрировалась и демонстрируется в американских фильмах про СССР с завидной регулярностью. Например, в шпионском триллере «Кремлёвское письмо» действие происходит в заваленной по колено снегом Москве. В фильме действуют сотрудники КГБ и функционеры с фамилиями: Коснов, Брезнавич, Казар (его играет Джордж Правда). Сотрудники КГБ, функционеры и интеллигенты ходят в шапках типа «меховой пирожок». В фильме много говорят по-русски – иногда внятно, иногда с ужасным акцентом. Когда один из сотрудников КГБ со слезами просит не издеваться над его семьёй, ему с укоризной отвечают: «И это был один из палачей Берии». Коварные и жестокие палачи пытают простых американских журналистов в застенках своих тюрем. Например, как в фильме 1985 года «ГУЛАГ», где телевизионный журналист и бывший атлет Микки Алмон находится в Москве на мировом атлетическом турнире. Советский учёный просит его тайно вывезти из страны некоторую информацию, после чего Алмона арестовывает КГБ. Его заключают под стражу и допрашивают несколько дней. Следователь Буковский принуждает его сделать признание в шпионской деятельности в пользу США. Хотя ему и обещали свободу за это признание, его перевозят на железнодорожную станцию и отправляют вместе с другими политическими заключёнными в трудовой лагерь недалеко от полярного круга.
Образ ГУЛАГа оказался настолько силён, что примерно каждый год вплоть до наших дней на американские экраны выходит «клюква» той или иной степени ­«правдивости». Примером может служить фильм Питера Уира «Путь домой», где группа заключённых бежит из ГУЛАГа в сторону Индии. (Видимо, вспомнили уход в Иран польской армии Андерса, сформированной в СССР в начале Великой Отечественной, и инсценированные побеги интернированных экипажей американских самолётов, совершивших вынужденные посадки в советском Приморье.) Несмотря на приличный актёрский состав и красивую операторскую работу, фильм не снискал успеха у международной публики, привыкшей к фильмам о русских в трэшевой постановке, а не к серьёзным киновысказываниям. Однако, являясь для американского зрителя раскрученным брендом, ГУЛАГ употребляется не только как название тюремной системы, но и как символ тайного и военного. Например, в сериале «Секретные материалы» герои пробираются в секретные лаборатории «Гулаг-Тунгуска», находящиеся где-то за полярным кругом.

Новый мир – старые отношения

Положительный образ агента КГБ появляется в американских фильмах чрезвычайно редко. В фильме 1977 года «Телефон» агент КГБ (Чарльз Бронсон) вместе с длинноногой коллегой из ЦРУ должны предотвратить серию ужасных взрывов по всей Америке. Террористы – загипнотизированные шпионы – действуют по сигналу, который посылает неизвестный, нажимая на кнопки телефона.
Несмотря на снятие международной напряжённости, русские герои в фильмах всё равно выступают как порождение зла, пусть и не являясь при этом сотрудниками КГБ. Например, в фильмах о Джеймсе Бонде «Осьминожка» 1983 года и «Вид на убийство» главные злодеи – коварный промышленник Зорин и генерал Орлов, пытающиеся развязать третью мировую войну. Сцены в Политбюро, которое пытается сопротивляться планам Зорина, выполнены в эстетике «Доктора Стрейнджлава».
Начало перестройки и гласности заставило американцев переключиться на создание фильмов о трагических судьбах русских гениев и их попытках бежать на Запад. Образы Сталина и Берии демонизируются, и одновременно над ними иронизируют до предела, как в фильме «Красный монарх». Иосиф Сталин и его ближайший подручный Лаврентий Берия – парочка настоящих супермонстров, которая может побороть и истребить абсолютно всех. Пока Сталин подписывает смертные приговоры, Берия не пропускает ни одной балерины, актрисы, спортсменки, а также любой молодой и привлекательной особы женского пола.
Фильмы о русских всё так же полны неточностей и преувеличений. Всё те же медведи, ушанки и водка. Как в фильме «Красная жара» и «Полицейская академия в Москве». Образ странного, но положительного русского космонавта в ушанке, спасающего космический корабль при помощи лома в фильме «Армагеддон», надолго остался в памяти зрителей. На время русские, казалось бы, потеряли статус главных врагов. Их место заняли азиаты и арабские террористы.

Борис Бояршинов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *