Образ жены

Элеонора Шашкова, сыгравшая в знаменитом фильме Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» жену Штирлица, отпраздновала 75-летие. Юбилейные торжества прошли на сцене ее родного театра им. Е. Вахтангова, в котором она служит с 1963 года.

В кино Элеонора Шашкова не раз «связывала свою судьбу» с разведчиками. До роли жены Штирлица она уже сыграла супругу разведчика Тульева в шпионском фильме Вениамина Дормана «Ошибка резидента». Потом были «Судьба резидента», «Возвращение резидента».
Служба внешней разведки России (СВР) уже наградила заслуженную артистку России Элеонору Шашкову за создание «образа жены разведчика». И в этот раз, поздравив актрису с юбилеем, СВР поблагодарила актрису за то, что в коротком эпизоде встречи Штирлица с женой ей удалось «передать боль от разлуки, переживание и ежедневное чувство тревоги за судьбу близкого человека, которую испытывает жена каждого разведчика».
– Сама не знаю, почему мне предлагали такие роли, – говорит актриса. – Может, потому, что я однолюбка? Моим любимым произведением в юности, например, была поэма Некрасова о женах декабристов «Русские женщины». Да, я создала в кино идеальный образ жены – той, что умеет преданно любить вопреки всем трудностям и ждать в разлуке. Представители СВР в этот мой юбилей подчеркнули, что мои героини – и в «Мгновениях», и в «Резиденте» – очень нравятся женам разведчиков. Что именно я показала, какова на самом деле их жизнь… Ведь жена разведчика, даже овдовев, не имела права снова выйти замуж: слишком много знала.
Аъ: Ваша семья, вероятно, не имеет отношения к разведке?
Э.Ш.: Нет, конечно! Хотя… в разведке я все-таки поработала. Дело в том, что мой отец – офицер-пограничник, он прошел всю войну, а потом всю жизнь мы мотались с ним по гарнизонам. Так добрались до Курильских островов. На острове Кунашир, где отец служил, он меня после школы устроил на службу в штаб пограничных войск, и я стала там секретарем-делопроизводителем в отделении разведки. Я научилась печатать на машинке, заочно окончила стенографические курсы. А потом в качестве стенографистки присутствовала даже при допросах задержанных шпионов.
Аъ: А как Вы стали актрисой?
Э.Ш.: Я всегда мечтала быть актрисой, только вот отца моя идея в восторг не приводила. Он хотел, чтобы я была педагогом. У меня был двойной оклад, и мама посоветовала мне копить деньги, чтобы ехать поступать в театральное или музыкальное училище. Навигация на Курилах была всего четыре месяца в году, поэтому мы по многу раз смотрели фильмы, завезенные с материка. Так, «Карнавальную ночь» я смотрела, наверное, раз 20,потом ее крутили в клубе даже задом наперед, чтобы как-то скоротать вечер. А я тем временем в клубе играла в разных спектаклях, дирижировала хором, играла на аккордеоне (его мы потом с моей однокурсницей Людой Чурсиной, когда совсем нечего было есть, продали и проели). Весной я заявила, что еду поступать в театральный институт. Был скандал, но мы с мамой и сестрой уехали в Москву. Это был 1959й год.
Аъ: Говорят, Вы поступали сначала«на певицу»?
Э.Ш.: Неплохой природный голос мне от мамы достался. В Москве я пришла в оперную студию, располагавшуюся на первом этаже Щукинского училища, которой руководил Сергей Лемешев. На прослушивании я грянула, как та Фрося Бурлакова, «Вдоль по Питерской», и Сергей Яковлевич спросил: «А у Вас есть что-нибудь из женского репертуара?» «А мне, – отвечаю, – такие песни больше нравятся!» Потом выяснилось, что в студию принимают с десятилеткой, у меня же образование – семь классов да еще музыкальная школа по классу аккордеона. Тогда Сергей Яковлевич и говорит: «Не расстраивайтесь! Поднимитесь наверх, из Вас может получиться неплохая драматическая актриса». Я поднялась – и поступила.
…Похоже, о смене амплуа Элеонора Петровна совсем не жалеет. На сцене театра им. Е. Вахтангова она создала множество прекрасных женских характеров, отмеченных душевностью и лиризмом. Она играла в «Живом трупе» Толстого и «Идиоте» Достоевского, в постановках по пьесам Пушкина, Островского, Мольера, Эдуардо де Филиппо. И посей день играет в комедии Старицкого«За двумя зайцами». Кроме того, она регулярно выступает на телевидении, радио, эстраде. И все же славой Элеонора Шашкова обязана кинематографу.
Аъ: Не обидно, что Вы столько сыграли в театре, были и яркие, запоминающиеся роли в кино (взять хотя бы Стешку в «Тени исчезают в полдень»),а зрители все равно воспринимают Вас как «жену Штирлица»?
Э.Ш.: Что ж, театр по части известности всегда уступал кинематографу. К тому же за самую «звездную» свою роль мне не стыдно. Она действительно была сложной и мне удалась. Кстати, сразу после выхода «Семнадцати мгновений весны» народ стал узнавать буквально всех артистов, кроме меня. Меня ведь для этой роли искусственно состарили. Узнавать меня стали только после 40,когда я внешне стала походить на свою героиню…
…Сцена встречи Штирлица с женой на экране длилась 5 минут 30 секунд. На предварительном просмотре картины киношное начальство, посчитав, что она затянута, предложило Лиозновой сократить ее в 10 (!) раз. Но режиссер отстояла первоначальный вариант. Она оказалась права – сцена встречи получилась одной из лучших в фильме, пронзительной, берущей за душу, признанной сегодня классикой в мировом кинематографе.
Аъ: О том, как снималась знаменитая сцена в кафе «Элефант», до сих пор ходят легенды.
Э.Ш.: Сцена с «женой» должна была сниматься без Тихонова. Он работал на износ и в тот день взял первый за полгода выходной. Татьяна Лиознова, конечно, настраивала меня на роль. «Ты его очень любишь, переживаешь, как он живет без тебя, о нем ведь и позаботиться некому! – говорила она. – А самое главное – вокруг фашисты, поэтому ты ничем не должна себя выдать – ни словом, ни улыбкой. Единственное, что можешь, – просто смотреть». А у меня без партнера, глядя в стену, играть никак не получалось. Это ведь очень сложный эпизод, такая гамма чувств – и ни единой реплики. И вдруг входит Тихонов! Не смог усидеть дома, захотел взглянуть, как выглядит его «жена». Теперь во время съемки я смотрела в его необыкновенные глаза, в которые невозможно было не влюбиться. Вячеслав Васильевич был великим актером и отличным партнером, и мы уложились в один съемочный день. На другой день все произошло с точностью до наоборот. Утром мне позвонила Лиознова: «Приезжай, Тихонов отказывается сниматься без тебя». Теперь уже я сидела рядом с камерой, а он на меня смотрел…
Кстати, потом он нередко смущал меня прилюдными заявлениями, представляя: «А это моя самая любимая жена!» Чуть позже я поняла, что это относится не ко мне, Элле Шашковой, а к сыгранному мной образу – идеальной жены. Благодаря режиссерскому гению Татьяны Лиозновой, композиторскому гению Микаэла Таривердиева, написавшего пронзительную музыку, великому Вячеславу Тихонову и немножко мне получилась сцена, которую теперь помнят все.
Аъ: Вернемся к первой роли супруги разведчика Тульева из «Резидента».
Э.Ш.: После училища меня приняли в театр им. Е. Вахтангова, где я работаю по сей день. Нам с Людой Чурсиной выделили комнатку в театральном общежитии. Жить было трудно, но весело. Были надежды, были мечты. Хотелось работать, и я ездила на пробы на «Мосфильм», на «Ленфильм»… И тут меня неожиданно пригласили на пробы в картину Дормана «Ошибка резидента». Переволновалась ужасно. И перед камерой стала по привычке громогласно отвечать на реплики партнера. Георгий Степанович Жженов тут и говорит: «Стоп, перерыв, пойдем кофейку попьем». Посидели, поговорили. «Эль, нормально говори на площадке, не ори, над тобой же микрофон висит! – сказал он. – Я вижу, ты непосредственная, искренняя. Давай!» Мы сняли дубль, и Георгий Степанович тут Дорману то ли в шутку, то ли всерьез и говорит: «Веня, если она сниматься, я на площадку не приду». И меня тут же утвердили. Потому Георгия Жженова я считаю своим крестным. Фильм всем понравился, имел продолжения – и это был мой дебют в кино. А на премьере «Ошибки резидента» меня увидели Краснопольский и Усков и пригласили на роль Стешки в картину «Тени исчезают в полдень». На тех съемках я на всю жизнь подружилась с замечательным актером Петром Вельяминовым, научилась косить, жать – мы ведь все делали сами. Но это уже совсем другая история…
…Элеонора Шашкова была замужем дважды. У нее взрослая дочь Антонина и двое внуков: Давид и Георгий. По ее словам, когда она слышит от одного из них: «Бабушка, я очень по тебе соскучился», то это дорогого стоит.
Аъ: Элеонора Петровна, а что у Вас с кинематографом сегодня?
– Профессия наша сложная, зависимая.Для актеров страшнее всего невостребованность, застой, который я и пережила в 1990х годах. Слава Богу, потом обо мне вспомнили – с 2002 года я снялась сначала в «Возвращении Мухтара», потом в «Утесове», «Мачехе», «Взрослых играх», сериале «Я лечу», «Грехи наши», «Гламур». К тому же создала концертную программу, и у меня теперь есть сольный концерт. Я вообще-то по жизни оптимист. Верю, что обязательно произойдет что-то хорошее, что будет работа, что все будет в порядке. Все будет хорошо!

Ольга ИВАНОВА,
Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *