О пользе путешествий по следам поэтов

Сергей Дмитриев
 
Историк, поэт и издатель, заслуженный работник культуры РФ, действительный член Академии российской словесности и Российской академии естественных наук. Родился в 1959 году в Великом Новгороде. С 1977 года живёт в Москве. С 1981 по 1994 год работал в издательстве «Молодая гвардия», пройдя путь от младшего редактора до главного редактора издательства. Впоследствии и по настоящее время – главный редактор издательства «Вече». Кандидат исторических наук, автор более 20 книг, в том числе 10 сборников стихотворений, а также более 150 статей на исторические темы. Лауреат ряда премий, среди которых Макарьевская премия, премии Александра Невского и «Хрустальная роза Виктора Розова». С 2002 года увлекается фотографией, автор проекта «Поэтические места России», активный путешественник. Женат, имеет двух сыновей и семерых внуков.


К 125-ЛЕТИЮ
СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

«Мы родом из детства, далёкого детства, из вечно прекрасной страны», – и как я рад, что мне посчастливилось родиться в городе, который по праву величают Великим. Именно здесь я ощутил дыхание русских просторов и связь с историей своего Отечества, именно здесь я впитал в себя энергию родной земли. Родившись в 1959 году и прожив в Новгороде 18 лет, я ещё застал то время, когда мы, сумасбродные мальчишки, могли беспрепятственно бегать по кремлёвским стенам, спускаться в башни и находить там суровые приметы ушедшей войны, забираться на звонницу и засматриваться оттуда на возвышенный ритуал слияния, который веками демонстрируют Волхов и Ильмень. Не потому ли я позднее поступил на истфак Новгородского пединститута, где проучился всего лишь год, и во многом связал свою жизнь с историей, написав впоследствии десятки статей и книг, защитив диссертацию и став издателем, прежде всего, исторической литературы? В 1977 году моего отца перевели на работу в Москву, и мне пришлось расстаться с родным городом.
Я абсолютно уверен, что моя страсть к путешествиям по родной земле и миру уходит корнями именно в моё новгородское детство, которое подарило мне причастность к великой истории. Только этой страстью я могу объяснить, что за прошедшие, активные с точки зрения путешествий, почти 30 лет жизни мне оказалось по силам не просто посетить около 80 стран и почти 200 разнообразных мест России, но и воспеть эти странствия в своих стихах и фоторепортажах. Удивительно, но новгородский мальчишка из 60–70-х годов прошлого века, конечно, не мог даже и представить себе, что такое будет возможно, что мир когда-то просто распахнётся перед ним и своими гранями вызовет прилив поэтического творчества.
Немаловажно, что, уехав из Великого Новгорода, я уже более 40 лет живу в Москве – в этом самом, без сомнения, поэтическом месте России, если понимать под ним место, которое вдохновляло поэтов на новые творения, в том числе о самом этом городе. Не будет преувеличением сказать, что через Москву не могли не пройти на своём жизненном пути сотни российских писателей и поэтов, которые подолгу или наездами жили или бывали в Москве, впитывая в себя её «литературные токи».
В жизни очень многие важные вещи происходят как будто бы случайно, мимоходом, и только потом понимаешь, какое значение они имели на перекрёстках жизненных дорог. В 2002 году я отправился с друзьями из Новосибирска на Алтай, и восемь дней, проведённые в этом путешествии, не только потрясли меня увиденным, но и подарили особый настрой на долгие годы. Во-первых, я впервые в жизни написал в дороге целый цикл стихотворений, посвящённых красотам и дыханию заповедного края, а во-вторых, имея под рукой лишь самую скромную «мыльницу», даже с её помощью начал снимать потрясающие виды алтайской земли. Так я впервые открыл для себя новый жанр, соединяющий стихи и фотографии, который я назвал фотостихами.
Далее последовала многолетняя череда моих путешествий по России и миру с камерой и рифмой, в которых я продолжал соединять воедино две Музы – поэзию и светопись. Итогом этих поисков стали, помимо фотовыставок, посвящённых России, Намибии, Ирану, дорогам Грибоедова, мои книги-альбомы, в которых фотостихи сливались с историей: «По русским далям и просторам» (М., 2006), «По свету с камерой и рифмой. 100 удивительных и заповедных мест мира» (М., 2009), «На Святом Афоне. Стихи русского паломника» (М., 2013), «Персидские напевы. От Грибоедова и Пушкина до Есенина и XXI века» (М., 2014), а также появившиеся позднее сборники стихотворений, в которых находили отражения мои странствия, прежде всего, книга «Поэтические места России», вобравшая в себя всю палитру российских поэтических мест, которые мне посчастливилось увидеть и запечатлеть в рифмах.
Мои личные стихотворные опыты и обращение к примерам поэтических творений русских поэтов-путешественников в прошлом показали насущность и возможность создания масштабного мультимедийного проекта «Поэтические места России»  – http://ruspoetry.ru – который только в конце 2018 года открылся для читателей и был задуман мной для того, чтобы собрать в нём воедино мозаику русской поэзии о городах и весях нашей страны.
А что касается моих конкретных путешествий, то самые интересные из них – это странствия путями великих русских поэтов. И я счастлив, что мне удалось уже несколько раз проехать в Иране по следам А. Грибоедова и В.  Хлебникова, повторить поездку А. Пушкина в далёкий Эрзурум, увидеть лермонтовские места Кавказа, открыть для себя Африку, как сделал это когда-то Н. Гумилёв, увидеть Японию глазами К. Бальмонта, Германию – глазами Ф. Тютчева и США – глазами В. Маяковского. Приближается 125-летие со дня рождения Сергея Есенина, и мне хочется представить читателям свои стихи об этом «самом русском» поэте в нашей истории.
Места написания этих стихов говорят сами за себя – Константиново, Пощупово, Рязань, Москва, Ташкент, Баку, Мардакяны, Тегеран, Шираз. Это места есенинской биографии, которая открывается нам в последнее время всё ярче и многосложнее. Будем надеяться, что поэму «Русь», которую начали писать русские поэты несколько веков назад и которую наполнил самыми вдохновенными красками Есенин, будут продолжать творить и современные поэты. И пусть помогать им в этом будут путешествия, которые всегда приносили и сегодня приносят один и тот же урок:

Нам дым Отечества и сладок, и приятен,
Когда мы уезжаем в даль, за голубой мечтой,
Чтоб, намотавшись и устав от благодати,
Вернуться наконец, соскучившись, домой!

Сергей ДМИТРИЕВ


Цикл стихотворений
«Дорогами Сергея Есенина»

Русские странники

Поэтов странствия по свету
Пора настала воспевать,
Чтоб путеводную комету
Стихами снова озарять,

Чтоб люди нынешние знали,
Что и в былые времена
Поэты русские взлетали
В скитаний дальних стремена.

Жуковский, Пушкин, Грибоедов,
Есенин, Бальмонт, Гумилёв
Не просто были непоседы,
А странники былых веков.

Они с восторгом посещали
Неведомые до тех пор места,
Где тайны жизни открывали,
Как будто с чистого листа.

И мы, идущие сегодня
По тем же путаным путям,
Осознаём, что длань Господня
Вновь открывается и нам.

 

Побег поэтов

Куда бежать? В какие страны,
В какие веси, дали и места,
Где заживут души унылой раны,
Где Веды, Библии, Кораны
Как с чистого откроются листа?

Куда бежать, когда мешают гири
На ватных от усталости ногах,
Когда нет солнца в сумрачной квартире
И кажется, что вовсе в этом мире
Нет счастья ни в каких местах?

Зачем бежал в персидские пределы
Неугомонный автор «Горя от ума»?
Зачем в Арзрум с порывом смелым,
Хотя солдатом вовсе неумелым,
Умчался гений стихотворного письма?

Зачем Кавказ избрал ночлегом
Тот, кто в дуэльной схватке пал?
Как Гумилёв в конфликте с веком
Опасным в Абиссинию побегом
Взошёл на странствий пьедестал?

Зачем в Цейлон стремился Бунин,
В Баку – Есенин, а в Равенну – Блок?
Какие никому не видимые струны
Поэты эти в поисках Фортуны
Заставили звучать на долгий срок?

Они увидели в тумане дальнем,
Как в зеркале иных миров,
Отечества портрет первоначальный,
Спасительный, хоть и печальный,
В убранстве стихотворных слов.

Вот так же я в побег назревший
Хочу давно, поверьте, убежать,
Чтоб дом мой тягостный и грешный
Издалека во тьме кромешной
Как островок спасенья различать.
Вёшки, 27.03.2011

 

Есенинская Русь

И не ушла, и не пропала
Есенинская Русь,
Она лишь затаённей стала,
Упрятав от чужого жала
Свой возрождающийся пульс.

Есенинская Русь жива
В пейзажах, рифмах, детях.
И предъявляет те же нам права
Её распевная молва,
Плетя свои спасительные сети.

С Есениным Русь вовек
Свои не ослабит чары,
И будет жив человек,
Пока льётся песен разбег
Под звуки русской гитары…

И не ушла, и не пропала
Есенинская Русь,
Она лишь царственно устала
И, сохраняя вечные начала,
Смерть побеждает и грусть.
Рязань – Константиново, 1–2.10.2005

 

Родина поэта

Поэты рождаются там,
Где склоны речного откоса
Открыты суровым ветрам,
Где падают по утрам
На травы небесные росы.

Поэты рождаются там,
Где хмель берёзовой тайны
Течёт, как вино по устам,
Где рядом высится храм,
Взлетая над нивой бескрайней.

Поэты рождаются там,
Где песни звучат помногу
По улицам и домам
И где ведёт по полям
Тропа неприметная к Богу.
Рязань – Константиново, 1–2.10.2005

 

У откоса

Константиновские холмы
В небеса от Оки улетают,
И стоим зачарованно мы,
Подойдя к самому краю.

Там вдали уплывает в Русь
Затаённой реки теченье,
И приходит тихая грусть
По есенинскому исчезновенью.

Почему он так рано ушёл
По тропе в небесные выси
И сиротским стал русский дол,
На речном оборвавшись мысе?

Вновь обряда закатного кровь
Каждый день припадает к тыну.
Материнская крепче любовь
По ушедшему рано сыну.
Константиново, 2.10.2005

 

В Константиново

Я вижу живого Есенина
На фоне леса осеннего,
Идущим тропою волнистой
По жизни своей тернистой.
Идёт он, порой спотыкаясь,
Греша, созидая и каясь,
Сквозь сумрак вечной печали
В грядущие русские дали,
Как светоч народного духа,
Как лучшей судьбы порука.
И пусть застилают дорогу
К берёзовой роще и Богу
Туманы беды и мороки,
Рассеют их страстные строки.
Давно уже путник Есенин
Проследовал в райские сени,
Руси указав долгий путь,
С которого нам не свернуть.
Рязань – Константиново, 1–2.10.2005

 

Танго листвы

Сергею Есенину посвящается

Веют предзимней прохладой
Сумерки бабьего лета,
Но дождевые рулады
Осени – нет, не отпеты.

Грянет ещё напоследок
Танго листвы запоздалой,
И у танцующих веток
Листьям не будет причала.

Танго закружит в полёте
Пёстрый коктейль соцветий,
Но вскоре зимним фокстротом
Снег заплетёт свои сети.

Лист улетит последний
В вихре внезапной метели,
И на морозной обедне
Стужа свой полог расстелит.
Константиново – Москва, 2, 9.10.2005

 

В Пощупово:
Иоанн Богослов и Есенин

Обитель Богослова не случайно
Явилась на брегах Оки:
Открылась Иоанну тайна,
Что лучше этой нет реки –
Неторопливой и бескрайней –
Для поэтической строки.

Так угадал Апостол появленье
Того, кто этот край воспел –
До боли и самозабвенья,
Кто жизни превзошёл предел
Струной душевного кипенья
В сумятице опасных дел.

Есенин Божье слово смело
По-русски нам пересказал,
Его душа с восторгом спела
Мелодии родных начал
И возвела его всецело
На лиры русской пьедестал.

Пощуповский Иоанно-Богословский монастырь, 14.06.2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *