БОЛЬШИЕ ПЕРЕМЕНЫ

СКАЗОЧКА

У нас в Тридевятом царстве, как известно,
всё меняется, но остаётся неизменным.
Из воспоминаний Бабы-Яги

Началось всё с того, что блюстители небесных сфер недосмотрели за состоянием хрустального свода. Появились трещины, и здоровенный кусок небесной штукатурки шлёпнулся в одно из болот государства. Поначалу-то граждане Тридевятого никаких изменений не обнаружили. Но вдруг через неделю примерно после означенного астрономического явления одна из кикимор того болота схватила затяжную простуду, сразу почему-то обвинила руководство в отсутствии заботы о жителях Тридевятого государства и в знак протеста организовала демонстрацию голых кикимор перед резиденцией Его Величества Кощея Бессмертного.
Надо отметить, что кикиморы и в нарядах не доставляли жителям Тридевятого никакого эстетического удовольствия, а уж в голом виде, сами понимаете, не каждый такое зрелище выдержит… Вот Его Величество и не выдержал… Поморщился и велел выпороть участниц демонстрации прямо на площади перед дворцом, так сказать, в назидание другим участникам подобных безобразий.
Выпороть-то выпороли. Заслуженный почётный палач Тридевятого тряхнул стариной – постарался. И сколько ж тогда визгу и писку было, и сколько шуму поднялось! Аж из соседнего Тридесятого государства их глава, а точнее Змей Горыныч Трёхголовый, ноту протеста прислал. Обвинил Его Величество Кощея в тоталитаризме и нарушении прав болотных жителей. Дескать, да как вы могли?! Как посмели! Без суда и следствия, без адвокатов и прокуроров устроить показательную порку! Междуболотная демократическая общественность протестует! Завтра же после обеда санкции введём, и вам мало не покажется!..
Кощей-то хоть и бессмертный был, и не одну тысячу лет уже разменял на белом свете, но и слов-то таких не слыхивал, и адвокатов никаких отродясь не видывал, а за прокуроров-то сам всегда привык работать в две смены. Затрясся он, бедный, и с криком: «Это что ж такое деется!» – стал с палкой гонять по дворцу своих министров, приговаривая: «Я вам устрою демократию! Я вам покажу общекикиморовские ценности! А ну признавайтесь, кто настучал Трёхголовому Горынычу о показательной порке? Кто у меня тут пятая колонна?!»
Министры, конечно, попрятались… У Его Бессмертия рука-то тяжёлая. Все затаились и стали выжидать, когда старикан успокоится и всё затихнет. Однако вражеские агенты не дремали. Вскоре прискакал гонец с известием, что одна пятидесятая часть Тридевятого царства суверенитета затребовала, опять бушуют кикиморы и водяные Большого Западного болота. У них, дескать, месторождение болотного газа. Они самодостаточны и не собираются больше терпеть тиранию Кощея. У Его Бессмертия от этих известий чуть сто сорок восьмой инфаркт не приключился, хорошо, придворный лекарь вовремя ему валерьянки в бокал накатил.
И пошёл грохот по всему Тридевятому… Задули из трещины в небесном своде ветры перемен.
Кощей призадумался, помрачнел и после некоторых размышлений приказал созвать внеочередное расширенное заседание Государственного совета.
Съехались, конечно, со всего Тридевятого депутаты: лешие, домовые, кикиморы, водяные, озёрные, русалки, вурдалаки, оборотни в погонах, конечно же. И такой гвалт устроили, что Кощею совсем заплохело.
– Стоп! – кричит. – Не орите все хором! Не на спевках! Давай по порядку. Докладывай ты! – ткнул Кощей пальцем в сторону одного из самых упитанных вурдалаков. – Чем недовольны?
И наступила тишина. Вурдалак откашлялся, промокнул лысинку платочком и просипел:
– Ваше Бессмертие, так жить нельзя!
– Что? – у Кощея даже в горле запершило. – Как это нельзя? Столько столетий жили спокойно, не тужили – и нате вам: так жить нельзя! А как, по-твоему, можно?
– Ваше Бессмертие, и я о том же. Мысль эту вам, Ваше Величество, высказать пытаюсь. Да где же она? Только что тут была…
– Кто где?
– Да мысль, мысль, – вурдалак облизнулся. – Только что в голове вертелась – и как слизнул кто-то.
Кощей сплюнул:
– Тьфу! Что с дурака возьмёшь? Ему бы только облизываться! Вы чего мне в государстве балаган устраиваете? «Так жить нельзя!» Это что за разговоры?
– Вспомнил! Вспомнил! Ваше Бессмертие! – захлопал в ладошки вурдалак. – Глобализация!
– Какой ты там лизацией занимаешься, это меня мало волнует, – насупился Кощей. – Лижи кого хочешь, но чтобы на законном основании!
– А ещё, – подсказала вурдалаку одна из кикимор, – демократизация! Гласность!
– А тебе я слова не давал! – рявкнул Кощей. – Молчать, когда старшие беседу ведут! Пораспустились в своих болотах, совсем страх потеряли!
– Ваше Бессмертие, – пролепетал вурдалак, – она правильно подсказала. Отстаём, отстаём!.. В Тридесятом государстве уже столетия два как демократизацию вводят. И гласность у них давно. И несогласных с этими нововведениями там давно уже нет, всех повывели! А что у нас?
– А что у нас? – возмутился Кощей. – У нас порядок! Благолепие! Тишина! Лес дремучий! Природа! Нам заморские злодеи не указ!
– Как же не указ? Как же не указ? Что это вы такое говорите, Ваше Бессмертие! Сам Змей Горыныч набольший, что о тринадцати головах, в своей заморской Демократической Империи ещё когда гласность ввёл и разделение властей организовал! У него каждая голова своей властью пользуется. Одна – законодательной, другая – исполнительной, третья – судейской. Четвёртая голова за внутреннюю политику отвечает, пятая – за внешнюю. Шестая рекламой и кинематографом заведует. Седьмая подрывную деятельность курирует. Восьмая науками ведает. Девятая – литературой и искусствами разными. Чем десятая голова занимается, точно сказать не могу, кажется, геополитикой. Тринадцатую голову они в президенты выбрали на ближайшие четыре года. Во как в демократическом-то передовом государствии!
– Хм! Интересно вещаешь! – прошамкал Кощей. – А чем одиннадцатая и двенадцатая головы Горыныча ведают, об этом почему не докладываешь?
– Врать не буду, Ваше Бессмертие! Не знаю, слухи разные ходят, но точных данных нет. Очень уж деятельность этих голов у них засекречена!
– Тоже мне секрет! – поморщился Кощей. – Одиннадцатая голова Змея Горыныча, по моим сведениям, заговоры против нашего Тридевятого царства составляет и террористов к нам направляет, а двенадцатая – подкупом и вербовкой таких мерзавцев, как ты, занимается. Вот кто у меня в пятой колонне! А я ещё сомневался! В холодную его, – кивнул Кощей стражникам. – И на безбелковую диету посадить!
Два дюжих стражника мигом ухватили вурдалака и поволокли куда-то в подвалы дворца.
– А вы чего затихли? Я вас для чего собрал? – набросился Кощей на оставшихся в зале.
– Ваше Бессмертие… – заканючили лешие с водяными. – Что-то надо предпринять. Совсем нас обложили со всех сторон. Так жить нельзя… Что-то надо предпринять! Горынычи супротив нас санкции готовят.
– Знаю, для того и собирал вас, балбесов, чтобы посоветоваться. Ну, кто дельный совет даст, кто у нас самый умный?
– Вы, Ваше Величество! – дружно рявкнули все собравшиеся.
– Это я и без вас знаю, – погрозил пальчиком Кощей. – Где воевода? Почему нет на месте? И Бабу-Ягу не вижу, единственная мудрая женщина на всё царство и та где-то шлындает.
– Да здесь я, здесь! – вылезла Баба-Яга откуда-то из тёмного угла. – Чего звал-то?
– Посоветоваться бы надо. Сама видишь, что творится…
– Вижу. Воевода твой к Змею Горынычу сбёг со всеми вашими военными секретными разработками, тот ему звание генералиссимуса пообещал, должность тайного советника и откат в полмиллиарда золотых, неденоминированных. Коррупция, будь она неладна! Я тебе, старому дураку, когда ещё говорила: кадры в эпоху глобализации решают всё. С ними работать надо, воспитывать в них сознательность, взращивать преданность нашему Тридевятому царству и интеллект ихний развивать надо. С дураками-то, сам знаешь, не до хорошего! А ты всё руками махал да за Василисой Премудрой гонялся. Это в твои-то годы? Вот и намудрил…
– Ой, Баба-Яга, смерть моя пришла! Ты меня своими известиями без ножа зарезала. И меч-кладенец не понадобился! Ой, плохо мне, лекарь, воды, валерьянки и ведро самогону.
– Погоди, дурень, самогон потом пить будем! Ты первым делом – указы давай подписывай!
– Какие ещё указы?
– Надо же выправлять ситуацию. Вот я уже заготовила, подписывай!
– Что это?
– Новая демократическая конституция нашего Тридевятого царства. Вводим отныне гласность, выборность сверху донизу. Разделение властей…
– Да как же это? Я же не Змей Горыныч. У меня голова одна, а не тринадцать, как её разделять-то буду?
– Не переживай. Где одна, там и тринадцать поместятся. У нас ещё не все разработки спёрли. О клонировании слышал?
– И видом не видывал, и слыхом не слыхивал.
– Ещё услышишь, штука полезная. Мы с тобой ещё нанофикацию проведём, дегазификацию соседних королевств и инновации твоим чиновникам вкалывать будем. Что поделаешь – не повезло нам с тобой, дожили до эпохи глобальных перемен.
Тут Кощей совсем скис, затрясся весь:
– За что нам это? Так всё тихо было, покойно, и вот на тебе – выборы, гласность…
– И ещё нужна госбезопасность, не забывай и о ней. Подписывай! Закон о выборах сама разрабатывала, всё учтено, к управлению ­Тридевятым будут допускаться самые проверенные и бестолковые кадры. Пошумят чуток – и спокойствие в Тридевятом я вам гарантирую.
Кощей, конечно, запереживал, но деться некуда, подписал все декреты и новую конституцию подмахнул и уехал с тоски на рыбалку. А потом прошли выборы и перевыборы, подсчитали голоса – и оказалось, что сознательные граждане Тридевятого всё правильно поняли. Покричали, пошумели и избрали вновь во главе государства на следующие четыреста лет опять того же Кощея, но под номером II и под другим псевдонимом, а в помощь ему назначили ещё десяток его клонов, это чтобы выполнить передовое требование о соблюдении разделения властей. С Большим Западным болотом, конечно, больше всего возни было – самодостаточные, что с них возьмёшь? Пришлось дипломатам Кощеевым во главе с Бабой-Ягой потрудиться на совесть. Выдали, конечно, по первости кикиморам суверенитету – кушай не хочу. Профинансировали сразу две партии: и болотников, и антиболотников. Наградили всю руководящую элиту Западного болота орденами «За заслуги перед Западным болотом» I степени и медалями «Боевой самодостаточной кикиморе». И хотя Змей Горыныч и объявил на весь свет Большое Западное болото зоной своих жизненных интересов, это ему не помогло. Его Бессмертие довольно резко заявил, что Горынычу давно самому пора на зону, и, дескать, все интересы Тринадцатиголового должны быть там, а не на Западном болоте Тридевятого царства. А чтобы самодостаточность на Западном болоте была всегда в норме, на всякий случай Баба-Яга приказала поставить шлюзы на все речки и ручейки, что питали Большое Западное болото, и сразу как-то все кикиморы попритихли и на болоте всё умолкло.
Всё почти уладили в Тридевятом, утихли ветры перемен. Пошумело, погремело Тридевятое и успокоилось. И опять воцарились порядок, мир и благолепие на долгие времена.
Нет, не зря Баба-Яга когда-то в далёкой юности звалась Василисой Премудрой, и не зря за ней тогда ещё вполне юный Иван-царевич (Кощеем его позднее провозгласили) ухлёстывал. М-да…
А уж после инаугурации Кощея в качестве вновь избранного президента Тридевятого государства Ивана-царевича совсем хорошо стало, а перед этим они с Бабой-Ягой – Василисой Премудрой – прошли курс омоложения молодильными яблоками и стволовыми клетками… И такая симпатичная парочка во главе Тридевятого оказалась, что остальным государствам только завидовать осталось.
Вот и сказке конец.
Так и остался Змей Горыныч Тринадцатиголовый при своём пиковом интересе.
И правильно, нефиг со своими санкциями и жизненными интересами лезть, куда не просили.

Продукт эпохи

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ СКАЗОЧКА

Синтезировали господа химики нечто непонятное (то – не знаю что…). Стоят, обсуждают, охают, а оно, это самое нечто, начинает вдруг расти, разбухать, раздуваться…
И воняет, воняет гадостно…
Принюхались товарищи химики и носы зажали.
Одного профессора наконец осенило:
– Братцы, мы же с вами искусственное дерьмо придумали. Смотрите, само растёт, разбухает… Это оно с атмосферой взаимодействует – и как на дрожжах…
– Мало нам говна своего, человеческого, ещё и искусственное придумали, – почесал загривок один из лаборантов. – Если оно так быстро будет увеличиваться по массе, мы через десяток лет всю планету загадим. Не продохнуть будет!
– Молчи, Вася, ты ещё не понимаешь ничего в науке, – возразил шустренький кандидат наук Синюковкин. – Нам Нобелевская премия светит как минимум. Это же решение проблемы органических удобрений… Новый уровень сельского хозяйства.
– Уважаемый коллега прав, – поддержал Синюковкина с. н. с. Петрушкин. – В дерьме вся сила. И если посмотреть на проблему философски, в планетарном, так сказать, масштабе, то все мы из него вышли, все вскормлены, вспоены чем?
– Ладно, не будем о качестве продуктов, – поморщился профессор Пентилямов. – И насчёт всех не стоит так уж глобально обобщать, однако, если взглянуть опять же на сливки нашего современного общества… Кто там наверху в основном плавает? А? Пословицы народные – это кладезь… Я предлагаю – отбросить сомнения и этот нездоровый консерватизм и дать дорогу новейшему высокоэффективнейшему продукту нашей эпохи – не надо бояться громких слов. Я уверен, результаты анализов это подтвердят: «Наше отечественное, доморощенное дерьмо – самое дерьмовое по всем параметрам и мировым стандартам». Тут-то мы и утрём носы всем этим великим державам! Уж чем-чем, скажут их хилые представители, а дерьмом они богаты! А мы его, родимое, на экспорт!
Собравшиеся у автоклавов опытного цеха бурно зааплодировали оратору.
И новейший искусственный продукт нашей эпохи был запущен в широкое воспроизводство. И загудело, и пошло оно по трубам…
Года через три директор института, разработавшего столь ценный технологически чистый продукт, получил Нобелевку, а ещё лет через десять планету и в самом деле загадили по уши.
Не продохнуть!

Анатолий Шалин


Анатолий Борисович Шалин родился 28 декабря 1952 года в г. Новосибирске. Окончил Новосибирский государственный университет по специальности «Неорганическая химия» в 1975 году. Работал до 1982 года в научно-исследовательских институтах: НИАТ и Институте неорганической химии (ИНХ СО АН СССР). С 1982 года работал в Западно-Сибирском книжном издательстве редактором художественной литературы. С 1999 года – ответственным секретарём журнала «Сибирская горница». В апреле 2000 года избран председателем правления Новосибирского отделения Союза писателей России. Главный редактор литературного журнала «Новосибирск». Печататься начал с 1978 года. Рассказы и повести публиковались в журналах, газетах, коллективных сборниках. В 1984 году в Западно-Сибирском книжном издательстве вышла первая книга фантастических рассказов «Редкая профессия». С того времени издано одиннадцать авторских сборников. В 1989 году принят в Союз писателей СССР (России). С 2000 года возглавляет Новосибирское отделение Союза писателей России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *