ДипВлом?! Очка – факультет информатики

Инга Полякова

Родилась 27 июля 1984 года в Краснодаре. Публиковалась в периодических изданиях и интернет-ресурсах. Принимает участие в разных литературных конкурсах: шорт-лист Международного литературного конкурса OCA Literary Contest (2015, Великобритания); лауреат Литературной премии СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ «Во имя правды и справедливости» (2015, Россия); участник Форума молодых писателей (2016, г. Звенигород); участник Краснодарского краевого литературного семинара начинающих литераторов Кубани, секция «Проза» (2016); лонг-лист конкурса VIII Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь» (2017); диплом и II место в номинации «Малая проза», категория «Открытие до 35», фестиваля «Поэзия русского слова» (2017, г. Анапа). Воспитывает сына, работает преподавателем английского языка и математики. Хобби – разведение кошек породы русская голубая.


ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА

Диплом турфирмы

В июне Ира помогала с дипломом пятикурснику-заочнику из Абхазии, который учился на факультете международных отношений. Он принёс ей свой готовый диплом по туризму, сказал оформить по методичке, написать речь и сделать презентацию. Ира внимательно прочитала диплом. Чтобы набрать необходимый объём, студент в середину диплома добавил несколько страниц рекламного текста с сайта турфирмы, не имеющего к диплому никакого отношения: «Хотите забронировать тур? У надёжного туроператора? По выгодной цене? Оставьте нам свой номер», дальше шло описание туров по России, за границу и детских лагерей. Студент, наверное, копировал страницы сайта целиком, и в скопированное попали и рекламные блоки – реклама обуви, косметики и расценки при продвижении сайтов. Сам диплом был около шестидесяти страниц, при этом текста с сайта турфирмы, не имеющего к диплому никакого отношения, около десяти. В работу Иры не входило убирать текст заказчика или вставлять свой. За исправление диплома ей не платили.
Ира перезвонила студенту и уточнила, нужно ли оставлять этот текст, как он туда попал и что с ним делать. Студент спокойно и откровенно объяснил, что этот текст для увеличения объёма и его нужно оставить. Как будто вставить десять страниц описания туров в диплом является само собой разумеющимся. Ира подкорректировала диплом, убрала рекламные блоки, слоганы, номера телефонов и адреса турфирмы, бронирование отелей и стоимость туров, чтобы не пострадал объём, но бредовые страницы не бросались в глаза, сделала презентацию и речь.
После защиты студент позвонил и рассказал, что сдал на четыре.
– А как же текст в середине диплома? У вас же там брошюра турфирмы?
– Так его же никто не читал. Я с преподом договорился…
– Понятно…

Последние потрясения

Перед получением диплома в деканате сказали «пройти обходной лист». Ира сдала студенческий и должна была получить подписи из профкома, учебной и научной библиотек и читального зала, что нет долгов. Кто жил в общежитиях, собирал подписи ещё из общаг. Пока Ира бегала с обходным листом, в интернет-центре случайно наткнулась на Диму Шеламова, который решил «пробежаться» с Ирой «за компанию».
Поднимаясь по лестнице, Дима говорил Ире:
– Преподы сами за деньги сдают вступительные экзамены за своих учеников. Так высокие баллы и получаются. За учеников пишут преподы или студенты-отличники… А ты думала, как у нас дебилы поступают…
– Понятно…
– Ты знаешь, что Кругов за семьдесят тысяч за учеников вступительные экзамены сдаёт?
– Ну семьдесят тысяч – примерная стоимость одного года обучения. – Ира уже поняла, как складываются расценки в вузе.
– Семьдесят – это первые годы обучения, потом дешевле. – Дима, как обычно, улыбался, «как зайчик», закусив нижнюю губу и показывая крупные передние зубы. – Ученик в аудитории сидит, а Кругов решает ему в соседнем классе, потом ученик выходит в туалет и забирает решения. Кругов одной сотруднице отстёгивает, чтобы она его покрывала. Помнишь парня, с которым встречалась Диана Пожарова на первом курсе? В него ещё Аня Тротурская была влюблена? Серёжа, кажется? Ему Кругов вступительные решал…
Наверное, Дима рассчитывал, что Ира опять за правду будет бороться, тему на форуме создаст «Декан сдаёт вступительные экзамены за учеников», и тогда её точно отчислят, как раз перед получением диплома. Нет уж, спасибо.
– Не знаю, я ничего подобного не слышала.
«Кругов так подставил Кроткову, а сам за учеников вступительные сдает», – только и подумала Ира.
– Да, все преподы вступительные за учеников сдают, чтобы заработать, – продолжал Дима. – Так все делают… На нашем факультете только Скуленко пока держится. Он верующий, у него принципы. Остальные все пишут. Доровская долго держалась. А сейчас пишет, ходит радостная. Ипотеку выплачивает. Расценки от шестидесяти и выше. У всех кредиты, ипотеки, кто откажется от лишних шестидесяти тысяч? – Дима показал пальцем на темноволосого троечника с основной специальности: – За него Полозин вступительные решал. А за этого – Горовой, – Дима указал на рядом идущего низенького студента-качка в очках, который оказался Ириным одноклассником Будинцевым. – Вот они и дружат. – Перед получением диплома Дима решил заняться Ириным просвещением. Будинцев готовился к поступлению с Горовым. Ира всё спрашивала себя, как Будинцев, троечник, поступил на бюджет на такой сложный факультет? Теперь понятно.
Когда Ира поступала, преподы сдавали за учеников вступительные экзамены в вуз, когда Ира оканчивала университет, они сдавали ЕГЭ, выпускной экзамен в школе. Преподы говорили, что коррупция из университета перешла в школу.
– Да это на каждом шагу, везде преподы пишут курсовые и дипломы, везде берут взятки и сдают вступительные экзамены. Так все делают… И все – боясь уголовной ответственности. Все тут в вузе под статьями ходят. За получение взятки – статья. Сдавать экзамены за учеников – это вообще подлог, мошенничество, сговор, злоупотребление служебным положением. До десяти лет лишения свободы. У нас одни преступники по вузу ходят, одни преступники преподают. Тут, по-хорошему, всех посадить нужно. А студенты и преподы знают и молчат, покрывают друг друга. Рука руку моет. Партизаны. Хорошо отлаженная система. Годами проверенная. Так студенты сами просят за зачёт заплатить, чтобы не учить. А потом ещё благодарят. И студентам хорошо, и преподам. Всем хорошо! А знания… да кому нужны сейчас эти знания? Главное, чтобы деньги были. Всё можно купить! Особенно в университете, – пожал плечами Дима.
Ире почему-то показалось, что Дима расстроился, замолчал, вздохнул и посмотрел в сторону.
«Но так не должно быть», – с горечью подумала Ира, но отмахнулась от этой мысли, вспомнив, что сама писала курсовые всему потоку и младшим курсам…
Дима крутился в универе, знал все ходы-выходы и предлагал Ире писать ЕГЭ по математике за двадцать тысяч. Б.С. сказал, что за двадцать – слишком дёшево. Он, как аспирант и преподаватель вуза, брал больше и мог найти клиентов побогаче… Он собирался писать ЕГЭ ещё и по информатике.
– Так все делают, – говорил Дима. И повторял эти слова, как молитву.
Преподы вуза решали ЕГЭ от шестидесяти тысяч и выше – они давали гарантию поступления…

* * *

Через несколько дней Ире позвонила Диана Пожарова и сказала заехать за заверенной копией диплома в деканат. Ира отпросилась с работы и в последний раз зашла в стены величественного здания университета. Её у входа ждала Диана, просто так, без студенческого, в универ уже не пускали.
Ира вспомнила, как пять лет назад в первый раз зашла в это внушительное здание наивной вчерашней школьницей, и вспомнила обманчивое впечатление, им созданное… Зашла в просторный коридор с лестницей, ведущей в актовый зал. За пять лет учёбы у Иры уже не осталось иллюзий. Она поняла, что почём в универе. Чего стоят красные дипломы Владимировой, договор Вани Казимирова или тройки по сложным экзаменам Олеси. За эти пять лет Ира не заметила никакой научной работы, открытий или достижений, но, может быть, она не туда смотрела…
Ира сходила с Дианой в деканат за заверенной копией диплома и в последний раз взглянула на одну из лучших «альма-матерей» города, да что там города, даже страны. Всё то же монументальное здание, та же царица наук, математика, выложенная мозаикой, с факелом просвещения в руках, приветствовала спешащих на пары и экзамены студентов и абитуриентов. Всё те же светлые коридоры и огромные аудитории создавали такую обманчивую атмосферу величия. Вот только за стенами молодые талантливые учёные шли работать в преподаватели университета за небольшую зарплату, чтобы «бесплатно» снимать молоденьких студенток. Молоденькие студентки спали с преподами за оценки. Симпатичные мальчики «отдавались» преподавателям за оплату договора, а аспиранты – за продвижение по службе. Преподаватели отказывались нормально учить, боясь конкуренции, писали своим же студентам курсовые и дипломы, брали взятки, прямо на кафедрах предлагали заказать работы. Взятки оформляли через деканат, как «помощь вузу», и ремонтировали здание, красили аудитории, создавая внешнее благополучие. Преподаватели и деканы за своих учеников школ сдавали вступительные экзамены… Дипломы, которые даже никто не читал…
Но Ира недолго предавалась этим мыслям, ей нужно было вернуться на работу к двенадцати…

Инга ПОЛЯКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *