Анна Керн из …Екатеринбурга

Ян Хуторянский,
член Союза журналистов России, многолетий собкор радиостанции «Маяк» на Урале., имя занесено в энциклопедию «Журналисты России. ХХ-ХХI», изданную в Москве.

 

«Пушкинская» фамилия Керн досталась ей от мужа —
выходца из немецкой семьи, жившей в Поволжье
со времен Петра. А какое имя лучше других подходит к такой фамилии? 

«Уральская» Анна Керн всю свою жизнь  отдала Свердловской железной дороге, пройдя трудовой путь от проводника до руководителя секретариатом начальника магистрали. Она екатеринбурженка, не по годам моложавая, энергичная кареглазая миловидная женщина.

Что касается ее знаменитой тезки, она, как писал Иван Сергеевич Тургенев, была белокурой, с кротким лицом и удивительным простодушием во взгляде. Этой женщине исследователи жизни и творчества Пушкина обязаны многими сведениями об обстановке, в которой он жил. В возрасте, когда  многие сетуют на слабеющую память, у Керн  обнаружился дар мемуариста.

— Наверное, у вас в квартире много книг, связанных с Пушкиным и его временем?

Есть сочинения. В семье все очень любят его поэзию. Когда я стала носить эту фамилию, прочитала письма Анны Керн и стихи Александра Сергеевича, посвященные ей. В Риге видела дом, где жила Керн, а в Михайловском — липовую аллею…

…Можно понять душевное состояние нашей современницы Анны Юрьевны Керн, перечитывающей переписку Пушкина с женщиной, которая оставила в его поэзии след, подобный зарнице. Этот эпистолярный роман  дорог нам своими «живыми» картинами.

А.П.Керн. Из «Воспоминаний о Пушкине»:

«Он пришел утром и на прощание принес мне экземпляр главы «Онегина» в неразрезанных листах, между которых я нашла вчетверо сложенный почтовый листок бумаги со стихами: «Я помню чудное мгновенье,,.»

— Мать Вашего супруга звали, как Керн — Анна Петровна. Какой она осталась в памяти?

— Ее образ перекликается у меня с пушкинской Керн, которая была женщиной с характером. Она, как мы знаем, не смирилась с несчастливым  супружеством и оставила мужа.

— Керн обвенчали с 52-х летним дивизионным генералом, когда она не достигла 17- ти лет. С тех пор в семье воцарилась казарменная  атмосфера. После расставания с невежественным супругом ей пришлось нелегко, но она не сдалась…

Матери моего мужа — Анне Петровне Керн — тоже выпала тяжелая судьба, но другого характера. Она, не колеблясь, разделила участь сосланного на Урал мужа.

— Так в пушкинские времена поступили жены декабристов…

— Свекровь вырастила десятерых детей и всем дала образование.

— Пушкинские даты в вашей семье воспри­нимаются как-то по-особому

— Я бы не сказала. Просто люди всегда обращают внимание на мою фамилию, больше чувствуешь себя женщиной. Получаешь какой-то заряд нежности, доброты и теплоты.

…Во время беседы в моем воображении  часто возникали пушкинские места…
Петербург. Ужин в доме Олениных. Встреча Керн с Пушкиным. Январь — начало февраля 1819 года.
Вечер… Разъезжаются гости в экипажах. Поэт стоит на крыльце, провожая глазами женщину, вдох­новившую его..

anna-kern-2

Вы тоже обладаете даром вдохновлять?

— Хотелось бы надеяться, но мои заботы всегда были и остаются земными, связанными с работой, домом, семьей. Кстати, по-моему,  современные мужчины не всегда замечают, что многое  сделанное ими, зависит от нас, женщин.

— Замечают, но нередко гордыня мешает нам признаться. Пушкин не стеснялся…

…Встреча с Керн «нашептала» ему одно из самых тонких лирических стихотворений. Поэтический шедевр, положенный на музыку Михаила Ивановича Глинки, получил самостоятельную жизнь, неподвластную времени.

Продолжая нашу беседу «на фоне Пушкина», мы не обошли время, когда его встречи с Керн стали реже. Наступало охлаждение. Между тем

тогда она «находилась в упоении радости от приезда А.С. Пушкина»,- записал в «Дневнике» молодой литератор А. В. Никитенко,  современник Анны Петровны Керн.

— Известно, что послания, адресованные    Пушкиным, она хранила, как святыню, а ее письма поэту специалисты относят к шедеврам эпистолярного искусства. Цитируемые Керн письма Александра Сергеевича рассказывают о нем больше, чем любые их переложения. Что Вам в них особенно дорого?

— Нежность, с какой они относились друг к другу в первый период их знакомства. Наверное, современным отношениям недостает этого и какого-то внутреннего света. И вот, когда читаю воспоминания Анны Керн, стихи Пушкина, чувствую, что во мне просыпается или возвращается, что-то очень важное и главное. Это состояние дорогого стоит. Даже если оно и не столь продолжительно, как хотелось бы…

…28 августа 1825 года. Из письма Пушкина  Керн: «Приезжайте в Тригорское, и я обещаю Вам, что буду необыкновенно любезен. Я буду весел  в понедельник, экзольтирован во вторник, нежен в среду, проворен и ловок в четверг, пятницу, субботу и воскресенье буду всем, чем Вы прикажете, и целую неделю у ваших ног…»

Об Анне Керн написано много  материалов. Порой они противоречат друг другу. Иногда нелестно ее характеризуют. Между тем в двухтомнике «Друзья Пушкина» это имя стоит в ряду таких ярких личностей, как Вильгельм Кюхельбекер и Василий Жуковский, Петр Вяземский и Денис Давыдов. Среди ее почитателей были Антон Дельвиг и Дмитрий Вене­витинов.

Что касается нашей памяти, то она остается такой, какой увидел ее Пушкин и оставил потомкам на все времена — существом удивительной, неземной красоты и чистоты.

— В трудные дни или грустные минуты Вы думаете о пушкинской Анне?

— Конечно, но, думаю, что сейчас стресс лучше всего снимается нормальной семейной атмо­сферой. Согревает любовь к ближним, отношения с  друзьями, чтение Пушкина, музыка, которой когда-то училась. К тому же, я кандидат в мастера по спортивной гимнастике. Это эликсир на всю оставшуюся жизнь.

… Каждый год в июньские дни, когда мы вновь и вновь обращаемся к Пушкину, вспоминаются знакомые с детства названия мест, связанных с жизнью поэта.

Михайловское. Тригорское. Река Сороть. Летом 1825 года Александр Сергеевич почти ежедневно бывал в Тригорском. Здесь Керн гостила у своей тетушки. Пушкин читал поэму «Цыганы». Рассказывал сказку про Черта, который ездил на извозчике на Васильевский остров.

«На другой день, — пишет в « Воспоминаниях о Пушкине» Анна Петровна Керн, — я должна была уехать в Ригу…» До памятного утра, когда Пушкин принес ей всем известные теперь стихи, оставалась всего одна ночь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *