Наука сердца

СЛОВО О СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ

Мы с тобою лишь два отголоска:
Ты затихнул, и я замолчу.
М. Цветаева

Татьяна получила приглашение на международный форум и в предвкушении встречи с коллегами, обсуждения современных проблем приступила к оформлению материала по заявленной научной проблеме. В финансировании поездки от вуза на научный форум был вновь получен отказ. Неудачи никак не сломили её, а, напротив, от прочитывания бесхитростных, простых по содержанию кантов получала внутреннее равновесие и желание работать. Встречи с единомышленниками окрыляли и как будто привносили в обычный рацион живую надежду на научное сотрудничество в будущем.
Прошло почти полвека с её первого посещения этого вуза. Стремление учиться было колоссальным. На научном пути, как на ковровой зелёной дорожке, встретились корифеи, авторитеты медицинской науки. Наверное, так устроен человек, что мысленно можно общаться с ушедшими учёными. Конечно, нельзя считать, что молодое поколение – «сухие рационалисты» и карьерные скептики, но всё же удивительно, как иногда легко можно согласиться на высокое место в обществе, не имея никаких данных, а потом, обладая властью, не созидать в полном смысле, а старательно разрушать. И какими пророческими становятся слова «В мире скорбны будете» (Ин. 16, 33).
Удивительно то, что, не имея практически свободного времени, всё-таки удавалось заниматься наукой с думающим студенчеством и аспирантами, радоваться защитам выпестованных кандидатов и докторов. И это несмотря на то, что при нагрузке профессора на 0,25 ставки приходилось выполнять огромный пласт полностью аудиторной нагрузки, участвовать в работе диссертационных советов и поддерживать гранты. При этом постоянно нужно подтверждать свой профессиональный уровень, проходя переподготовку, занимаясь часто на платных курсах в четверть своей зарплаты. И всё-таки путь в науку не спонтанный, а длительный усердный труд. Ситуация с коронавирусом показала, что важно не только победить болезнь, но и вернуть человека к жизни.
Ровной гладью с отдельными изгибами лежал её путь к матушке Серафиме. Татьяна переключила скорость, впереди ещё один спуск, трасса изгибалась змейкой, сужалась. Значит, начинается плавный переход на скорость не более 60 км/ч. Новенькая Toyota Avensis устраивала её во всех отношениях. Дорога успокаивала, можно привести мысли и чувства в гармонию.
Прошедший год оказался непростым и послужил хорошим уроком, и ей захотелось перейти в другое состояние – от насыщенных приёмов, научных конференций различных уровней, презентаций – к познанию себя изнутри.
Среди многочисленных храмов Верхотурья она любила Свято-Покровский женский монастырь. И именно к одной иконе, «Умиление», всегда был прикован её взор.
Мысли быстро переключались с одного события на другое. Стучало в висках, а сердце билось ужасно. …Вот она вошла в комнату, где заседала комиссия, и кто-то воскликнул: «Интересно посмотреть на эту юную даму – монстра в медицине!» И всё из-за того, что отстаивала строго научные интересы. Ей хотелось объяснить, ответить кратко, что признаёт единственную ошибку – то, что решила проводить совещание только со специалистами. При чём тут присутствие клерков? Она понимала, что давить на администрацию нельзя, но интересы дела были для неё на первом месте. И только впоследствии она поняла, что, если бы её убрали из микрокардиохирургии, то она потеряла бы всё и в науке, и сейчас, в практике, чем жила, что любила до фанатизма.
Вот перед глазами обычная рабочая обстановка. Татьяна редко заходила отдыхать в ординаторскую и после утомительного ночного дежурства, конечно, задремала. Вдруг вбегает перепуганная медсестра и кричит: «У пациентки клиническая смерть!» А это значит, что даётся всего лишь две-три минуты – и на искусственное дыхание, и на наружный массаж сердца. Она молниеносно выбежала в чём была, понимая, что отвечает за две жизни. В таком виде и реанимировала.
Татиана, так ласково называли самые близкие, старалась не отвлекаться. Всего полгода как получила долгожданные права. Водитель из неё, как сама считала, не ахти какой. С целью безопасности того, перед кем была в ответе, она и решилась на такой шаг. Её обижали пациенты за непредвзятость и даже за сдачу на права без особого влияния. Да, сдать удалось со второго раза, но зато без влиятельного вмешательства.
Мысли достигают сердца, кажется, что никуда от них не деться. Она сделала маленький перерыв, отъехав от города километров 150. И вот всего-навсего десять минут, а кажется, что стоишь тут давно, глядя прямо в глаза солнцу, и впитываешь его неудержимый оптимизм. Удивительное всё-таки у солнца свойство – смягчать и раскрывать Душу.
Светлые дни, они и людей делают другими, более доброжелательными, что ли. Она и этой поездкой хотела помочь своим самым родным, в том числе и ставшему в какой-то момент чужим мужу. Да, он любил её безумно, по своим понятиям. «Мы тогда оказались в одной компании», – улыбался, вспоминая первую встречу. Они пришли к друзьям, каждый со своими знакомыми. А увидев бездонные и глубокие глаза Татьяны, невозможно было не «утонуть» в них. Татьяне понравились его одарённость и чувство юмора, которые сейчас, казалось, погасли и мешают жить и справляться с проблемами. Он сгорал от ревности к каждому её успеху в науке как возможному объекту, терял голову и демонстративно пренебрегал её чувствами. Предчувствовали ли они, что из этого получится? Нет, конечно! В 21 год не думаешь, за кого выходишь замуж, за студента-медика или за выдающуюся личность. Просто любишь и хочешь быть счастливой, до конца дней, до скончания века.
Её семья… Какая она, задавала мысленно обычный вопрос. Они были почти неразлучны. Ещё она помнит слова сына, а потом внука: «Бабушка для меня не профессор, не международный академик, не доктор медицинских наук и не почти главный кардиолог большого города. Для меня ты – самый дорогой человек и большой друг, который играет нам с друзьями-учениками свою музу». Наверное, в этой последней фразе были самые искренние и драгоценные слова, почти как исповедь. Чтобы не разрыдаться, она приостановилась. Она бесконечно любила единственного внука Ники и то немногое свободное время, когда она провожала мальчика в спортивные секции, на музыку, и при этом всегда в перерывах не расставалась с ноутбуком. Научные помыслы были состоянием её души, смыслом жизни.
И вдруг пожалела, что внезапно приняла решение побывать в монастыре без своих кровинок. Возникло острое обжигающее чувство вернуться.

* * *

Трасса резко изменилась и дала крен вправо. Татьяна замедлила ход.
Нет, она твёрдо уверена, что справится. Это потрясающе – вернуть человеку вновь жизнь. Вот он, казалось бы, бессильный, сдавшийся под напором переживаний и жизненных обстоятельств, лежит перед тобой, почти обнажённый. И ты должна сконцентрироваться, забыть про свои собственные переживания и обстоятельства, приложить все знания и талант, чтобы этот человек выжил, вернуть его к жизни. Она вновь и вновь, в очередной раз, убеждалась, как это важно.
Достаточно ли врач, в конце концов, силён духом, чтобы брать на себя чужие страдания, ведь, по большому счёту, нет более православной профессии, скорее миссии, чем Врач.
Впереди открывались бескрайние просторы, и уже отдалённые купола верхотурских монастырей зазвучали, как от лёгкого взмаха кисти живописца. И ей вновь и вновь, как в соцветии радуги, являлись новые научные гипотезы как лечащему врачу, педагогу с постоянным поиском истины в науке. Сердце подсказывало, что можно выехать за свой счёт на международный форум, представить новоявленное детище, ведь научная точка зрения имеет большое значение как в теории, так и в практике.

Галина БУТКО,
д. э. н., профессор.
Екатеринбург – Верхотурье – Лобва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *