«Александръ»: закономерная случайность

Некоторое время назад ко мне в руки попало несколько выпусков литературно-­исторического журнала «Александръ». Изящно изданные, с глянцевой обложкой, снабжённые столь необходимым сегодня ISSN журнальные тетрадки были просмотрены, а потом и прочитаны мною. Причём прочитаны неспешно, с возвращением к отдельным абзацам, к иллюстрациям, дополняющим текст.

Правда, немного удивил адрес редакции – посёлок Первомайский Тамбовской области. Ну вот, подумал с неким налётом снобизма, столичные печатные издания постепенно хиреют, а тут «здрасьте вам…». Однако по мере того как внимательней стал вчитываться, то и начал, как мне кажется, понимать задумку создателей нового журнала.
Закат печатной прессы в России (и не только) – это объективное явление. Не буду повторять банальности, но ведь с расширением и усложнением коммуникационных каналов, появлением нового читателя (хотя нет, не читателя, а потребителя информационного продукта) печатные издания, сходя с типографского станка, сразу же становятся артефактами. И дело не только в мизерных тиражах, а в том, что такие издания может понять, принять, сохранить в личном собрании только тот, кто готов воспринимать слово не только на мерцающем экране гаджета, а консервативно – на листе бумаги. В этом консерватизме, убеждён, нет ничего дурного. Это, скорее, ритуал, некая культурная традиция, некий способ существования в мире слов, текстов и заключённых в них смыслов. И вот здесь-то провинция (употребляю это слово в географическом смысле) становится ареалом сбережения слова, печатного слова.

По прочтении подумалось и о том, что создатели журнала, взяв в название имя «Александръ», возможно, сами того не осо­знавая, подтверждают закономерность случайного появления этого издания в нестоличной среде. Хотя здесь видится намёк на связь с Пушкиным, чей бронзовый лик украшает обложку.
Но ведь если удариться в фантазии, то и «наше всё» тоже закономерная случайность. Ведь случайно же в Россию попал предок Пушкина «арап Петра Великого», давший расцвесть роду Ганнибалов. А нет ли случайности в том самом карантине, задержавшем по осени Александра Сергеевича в нижегородском Болдино?
О чём это я? Да вот о чём. Создатели журнала «Александръ», полагаю, сошлись на жизненных путях случайно. Но вполне закономерно, что издание это появилось на волне затухания печатной прессы. А не случайность ли видится в том, что от Первомайского рукой подать до Старой Казинки, где некогда была знаменитая рахманиновская скоропечатня? Не знаю…
Знаю лишь одно и наверняка: любой издательский проект сложен, начать всегда легче, чем продолжить. Главное – обрести своего читателя, не сбиться на графоманство, сформировать свой стиль. Это я и желаю «Александру»!

Владимир ПЕНЬКОВ,
доктор политических наук,
профессор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *