Одеяло для Ёжика

Ольга Луценко

Алый, словно маковый цвет, кружился в синем небе осиновый листик. Ёжик потянул носом холодный осенний воздух. Пахло грибами и опавшими листьями. Это была его первая осень и первая уютная норка под берёзовым пеньком.
– Ах, как красиво! – воскликнул Ёжик, глядя на множество пёстрых – красных, жёлтых, бурых листьев, что нарядным ковром укрывали поляну. – Невероятно красиво! Какое замечательное получится одеяло! Я соберу их все – красные, оранжевые, жёлтые!
И мне всю зиму будут сниться цветные сны!
Старая берёза устало скрипнула веткой. Её когда-то кудрявая зелёная крона заметно поредела, и сквозь золотисто-жёлтые листочки проглядывало синее небо.
– Берёзка! – Ёжик улыбнулся. – Здравствуй, Берёзка! Это ты соткала такое красивое лоскутное одеяло? Тебе не жаль твоих зелёных листиков? И почему они вдруг стали жёлтыми?
– Жёлтыми? – Берёза удивлённо взглянула вокруг. – Ах, да! Жёлтыми! Нет, маленький Ёжик, мне их не жаль. Теперь это просто воспоминания.
– Воспоминания? А что ты вспоминаешь, Берёзка?
– Скоро наступит зима, и мне будет сниться бесконечный сон, в котором я такая молодая, стройная и красивая. О, Ёжик! Каким прекрасным было то время, когда я кланялась всем ветрам и шелестела молодой листвой!
– А теперь?
– А теперь я разучилась сгибаться и любой, мало-мальски сильный, ветер запросто может сломать меня. Засыпай, маленький Ёжик, пусть лоскутки моих воспоминаний согреют тебя зимой.
Ёжику стало грустно.
«Как же так? – думал он. – Ничего не осталось, кроме воспоминаний?»
Могучий дуб возвышался у самой кромки леса. Его побуревшая листва высохла, сморщилась и шуршащим ковром хрустела под ногами.
– Здравствуй, Могучий Дуб! – Ёжику пришлось высоко поднять голову. – Неужели и тебе не жаль своих листьев? Неужели и твои листья теперь стали воспоминаниями?
– Здравствуй, маленький Ёжик. – Солнечные зайчики весело запрыгали по корявым ветвям дуба. – А что плохого в воспоминаниях? О чём же мне жалеть? Ведь сотни молодых дубочков прорастут из моих желудей, а тёплое одеяло далёких воспоминаний поможет им вырасти крепкими и сильными.
Ёжик шёл по лесу, разглядывая цветной ковёр из опавших листьев.
– Ты что такой печальный, маленький Ёжик? – окликнул его Мудрый Ворон.
– Скажи мне, Ворон, неужели всё на свете становится воспоминаниями? И больше ничего-ничего не остаётся?
– Это очень много, малыш, если осенью тебе есть о чём вспоминать. Не грусти!
Когда Ёжик вернулся домой, на небе уже зажигались первые звёзды. Алый осиновый листик лежал на пожухлой траве у самого входа. Ёжик бережно поднял его и положил сверху на пёстрый ворох других листьев в своей маленькой уютной норке. Затем он забрался в самую середину и с наслаждением вдохнул пряный запах лоскутного осеннего одеяла.
«Ничего, – думал Ёжик засыпая. – Теперь я буду хранить все эти воспоминания! Этот жёлтый лоскутик – берёзовый, а этот, оранжевый, рассыпчатый, – рябиновый. Бурые – это от силача-дуба, а красный, как огонёк, – осиновый».

* * *

Алый, словно маковый цвет, осиновый листик опустился на подоконник. Сквозь мокрое стекло Серёжа смотрел, как стекают вниз тяжёлые дождевые капли.
Серёжа не любил, когда простужался. Потому что тогда его оставляли у бабушки и не разрешали гулять во дворе. А ещё всё время поили горячим чаем.
– Ёжик! Слезай с подоконника, пора спать. – Бабушка неслышно вошла в комнату.
Серёжа послушно спрыгнул с подоконника и забрался под одеяло. Оно было большим и тяжёлым. А ещё – пестрело множеством разноцветных лоскутиков.
– Держи градусник. – Бабушка присела на краешек. – Надо проверить температуру.
– Бабушка, – Серёжа взглянул на гладко зачесанные бабушкины волосы, – а почему твои волосы совсем белые, как снег? У меня не такие…
– Когда-то и мои волосы были другими. Каштановыми, – улыбнулась бабушка. – Это всего лишь осень, Ёжик…
– А у дедушки?
– А дедушка был рыжим, как вон тот клён!
– Теперь он тоже такой же белый, как и ты… Это плохо?
– Ну почему же? Посмотри, каким сильным и красивым вырос твой папа. И потом, мы с дедушкой никогда бы не узнали, каким вырастешь ты, если бы наши волосы оставались прежними. – Бабушка взглянула на градусник. – Всё хорошо. Спи, Ёжик!
– Ба, – Серёжа провёл ладошкой по одеялу. – А почему у тебя одеяло такое?
– Какое?
– Ну… пёстрое, из лоскутков?
– А это мои воспоминания, Ёжик…
– Воспоминания?
– Да. Вот это, – бабушка указала на ситцевый лоскутик с синими цветами, – кусочек моего бального платья. Ах, как я танцевала на том балу! Лучше всех!
– На балу?
– Ну да. На выпускном школьном балу. А вот это, – бабушкина ладонь коснулась клетчатого фланелевого лоскутика, – первая рубашка твоего папы. Он износил её до дыр!
– А это? – Серёже стало интересно.
– Это были шторы в маленькой комнате, где мы когда-то жили с твоим дедушкой.
– Бабушка! Я понял! У тебя целое одеяло пёстрых воспоминаний!
– Конечно, это осеннее одеяло. – Бабушка улыбнулась и потушила свет. – Спокойной ночи, Ёжик! Пусть лоскутики моих воспоминаний согревают тебя.
«Ничего, – думал Серёжа, засыпая. – Теперь я буду хранить все твои воспоминания!»

Дизайн обложки художника
Татьяны ЕМЕЛЬЯНОВОЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *