Дыхание зимы

Екатерина Володина

Член Союза российских писателей, сопредседатель Литературного совета Ассамблеи народов Евразии. Стипендиат государственной стипендии для выдающихся деятелей культуры и искусства России за 2015 год. Региональный редактор регионального литературного журнала «ЛиФФт» по Тюменской области. Автор девяти книг. В разное время стихи печатались в российских столичных и региональных журналах, в периодических изданиях Австралии, Австрии, Германии, Канады, Сербии, Болгарии, Египта, Непала, Албании, Бельгии, Мексики, Азербайджана, Таджикистана, Украины, Молдовы, Беларуси.

 


* * *

Тайну русского холода не разгадает никто
В городе синих морозов, забытых имён,
Там не спасает ни кофе, ни чай, ни пальто,
Вечная стужа замёрзших далёких времён.
Холод черёмух, крещенский могучий мороз,
Февральские вьюги, ознобы, зазимки, сугробы,
Долгие зимние сны рябин и берёз,
Реки, озёра схватило в морозные скобы.
Ветру, морозам, чертям и всему вопреки!
В ночь прорастает сила души первоцветов,
Снова морозный узор чистой, юной строки –
Холод рождает солнечных русских поэтов.

* * *

Тополиный липкий аромат,
Прорастающей травы дыханье…
В детство босоногое назад
Всё зовут меня воспоминанья.
Радуга-дуга, пора дождей,
Яблонь пенных раннее цветенье.
Отрочество улицы моей,
Ты осталось сердцу в утешенье.

* * *

Солнечно, сладостно у весны в объятьях,
Сердце и чувства опять тяготеют к выси,
Прошлые годы, эх!.. Повернуть бы вспять их,
Вечность и время снова приводят к мысли –
Всё подчиняется в жизни тебе, светило,
Мудрые притчи и летопись страстных романов,
Всё под твоими лучами когда-то было,
Было… и будет! Под сенью цветущих каштанов.
Скоропись времени, снова двоятся прогнозы,
Что будет потом… со мной, с тобою?
Нам неизвестно, но неизбежно точно –
Чувство предчувствия, предвосхищенья весною!

* * *

Летняя память, не преломляясь в лицах,
В полдень, в жару, в июле варим варенье.
Перелистнув очередную страницу,
Словно роман – вишнёвое сотворенье.
В сладкие пенки оса погружает лапки,
Смело копается в липкой тайне,
И поднимаются вверх кипучие шапки,
Жизнь обретает новое содержанье.
Как расточимы подтёки страсти, сласти,
Не обжигаться мы зарекались впредь,
Это варенье – воспоминанье счастья,
Им одиночество сможем зимой согреть.

* * *

Сосульки с крыш заглядывают в окна…
Звенит в сердечном клапане капель,
И в воздухе – любовные волокна,
И ты, родной мой, – воплощённый Лель.
Весна! Полёт твой на запеве года!
Долой бездушный Word, и «Яндекс» прочь!
Вот одухотворимая природа,
Мне приворот её не превозмочь.

* * *

Холода…
Календарь, отрешаясь всё дальше от мира,
Растерял все листки с расписанием
праздничных дат.
Новогодняя ель в величавом убранстве
красива,
Из-под маски чарует её зеленеющий взгляд.
И как прежде, веками ждущие
прикосновения –
Плечи, губы, ладони, запястья, – вплетаясь
в судьбу,
Нам оставят на память короткого
счастья мгновенья,
О которых мы вспомним когда-то
в предсмертном бреду.
Зимнего триумфа невосполнимая
быстротечность,
Ещё один год прошёл, в зеркало: «Сед уже!»,
Дни чередой, уходящие в светлую вечность,
Чтобы найти место в твоей душе.

* * *

Здесь по полгода длятся холода.
Сосну и кедр венчают пряди инея.
Растут упрямо наши города.
И небо по-особенному синее.

Озёра-чаши дремлют в хрустале,
Тайги могущество, великолепье, ширь.
Дороже всех красот мне на земле
Зима, мой город и моя Сибирь.
* * *

Февраль. Интерпретация хрупких снежинок,
Полуоттаяв, чувства опять устремляются
в детство.
В калейдоскопе праздника льдистых искринок
От меланхолии – самое верное средство.
Опыт обратен, с весною снега вновь растают,
Призрачна прелесть мерцанья изящных
кристаллов.
От дуновения с перчатки легко слетает
Белое чудо!.. И за секунду его не стало.
Неистощима зима со своею свитой,
Вьюги, мороз, метели – служители злого рока,
И до озноба с судьбою давно уже квиты,
Каждая из снежинок более чем одинока.

* * *

Дыхание зимы… Вновь белые страницы…
В пустой изнанке дней устав от суеты,
Дуэли в январе, любовь, надежды, лица:
И строки на века, с бессмертием на «ты».
Мы входим в этот мир, и ангелы над нами…
Но есть лишь два пути – аптека и фонарь…
Поэты, их миры и книги с именами…
А в жизни календарь, и всё, увы, как встарь.
И будто счастье есть, да не по наши души,
Жизнь можно изменить, судьбу не поменять,
Пока живой поэт, он никому не нужен,
Но, главное, в нём есть и дух, и благодать.

* * *

Мороз. Алмазный блеск оконного узора
Играет радугою красок на стекле.
Печаль ресниц… Слеза… Глаза – озёра…
И не поёт душа о новом дне.

Сегодня солнце ярко, но не греет.
Весна царевной спящей в хрустале.
С горчинкою воспоминанья веют
От хризантем, что на моём окне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *