Екатерина Ровдо

Екатерина Ровдо

Поэтесса, переводчик. Родилась 10 мая 1988 года в деревне Савичи Воложинского района Минской области. Окончила филологический факультет Белорусского государственного университета (2018).
Пишет на белорусском и русском языках. Печаталась в журналах «Белая Вежа», «Маладосць», альманахах «София», «Православие», в коллективных сборниках «Кветкавыя ветразi», «Пад ветразем натхнення», «Нить», «Писатель – FB». Автор сборников стихов на русском и белорусском языках «Водар белага налiву» (2016), «Паэтычныя КаРункi» (2019).
Лауреат конкурса «Славянский калейдоскоп» (2014–2016), Республиканского конкурса «Таланты Беларуси», «Созвездие духовности».
Живёт в г. Минске.


* * *

В бурную реку, себя не ругая,
Ступала без размышления…
Смелостью даже луну пугая,
Шла она против течения.

Обласканной еле заметными волнами,
Ей ветер шептал о нежности.
А звёзды казались глазами томными,
А небо – объятьями вечности.

Ночное, безумное, неповторимое,
Лихое, дрожаще-влажное,
Цветущее тело с душой ранимою…
Я больше скажу – с бумажною.

В надежде остыть, не сгореть трагически
Под солнцем тупой реальности
Бродила она по реке лирической
Не в поисках гениальности.

Смывала с себя суету дешёвую,
Тревогу, пыль дней, обыденность.
И строчки слагала… ночные… новые,
Рождая нагую искренность.

* * *

Жемчугом дождик стучал в подоконник.
Молния, словно жар-птица, сверкала.
Грусть – моя муза, подруга, поклонник –
Зябкие руки опять целовала.

Ветер срывал пожелтевшие листья
С клёнов, безжалостно их раздевая.
Грусть рисовала уныние кистью,
Яркие краски умело смывая.

Что же творишь ты, подруга печали?
Не приходи. Твой визит смертоносен.
Хочется мне, чтобы краски играли
Ярко, как в ту беззаботную осень.

В осень, где яблоки, школа, игрушки,
Всею душою хочу окунуться.
Вот бы уткнуться сейчас мне в подушку,
Ну а с утра первоклашкой проснуться…

* * *

Каждый вздох – как души изъятие,
Каждый шаг – по стеклу разбитому.
Слёзы горького безучастия
Оставляют глаза открытыми.
Дым обиды ласкает холодом,
Пошлый ветер – по позвоночнику.
Телом – в центре, душой – за городом.
Не уснуть. Мне б к тому источнику,

Что моё исцелит сознание,
Укротит это сердце страстное,
Восстановит опять дыхание.
А с запястия нитку красную

Я сниму. Мне теплее с крестиком.
Сеть проблем – кабала неверия.
Доверяла себя кудесникам…
Кровь ли бегала по артериям?

Задыхалась, а тучи серые
Солнце спрятали от безбашенной.
Как ребёнок, в спасенье верю я,
Ведь огонь в душе непогашенный.

* * *

«Я хочу на тебя… смотреть!» –
Прозвучало настолько нежно,
Что луны обнажённой медь
На ковре отразилась снежном.

«Лицезреть, обнимать, дышать
Одним воздухом. Эти руки
Поцелуями покрывать,
Как за тысячи лет разлуки.

Видишь, милая, – два крыла.
Я тебя от пурги укрою,
Не заденет обид стрела…
Не молчи! Полетай со мною!

Скоро утро, будильник, шесть.
Мне бы вечность с тобой кружиться.
Я хочу на тебя смотреть.
Разреши мне опять… присниться?»

* * *

Прошепчу еле слышно сухое «привет»,
Уводить в пустофразье не стану – чревато.
Ты такой благодушный, но мы не дуэт,
Не соседи, не пара. Но чувств концентраты

Нас толкают уверенно на диалог,
Хоть молчанье ты тоже читаешь с запалом.
Нерешительный выдох сменяя на вздох,
Я признаюсь, что в дружбе я пуще сгорала,

Чем притворные люди в картонной любви.
Будто пазл, рассыпалась и снова обратно.
Удалить бы из памяти всех визави.
Научиться бы к людям – слегка, деликатно…

Спрятать сердце нельзя под листвою страниц –
Могут вырвать и сжечь беспощадные звери.
Я тебя выделяю из тысячи лиц.
Губы шепчут: «Привет», сердце – «Я тебе верю!»

* * *
Тоска стекала по серым стенам…
Дрожали окна от напряжения…
«А был ли лучшим? А был ли верным?
Похоже, тоже не исключение…»

Сорву обои – наклею новые.
Добавлю света, сыграю красками.
Сменю унылое на вишнёвое.
Его забуду. С пустыми ласками,

С душевной сыростью, надменной гордостью
Ему в другие стучаться комнаты.
А я – всего в двух шагах от пропасти –
Остановлюсь. Ни капли ропота.

Ещё, пожалуй, сменю пластинку,
Точнее, выброшу: так спокойнее.
Где было фото его – картинка,
Цветы какие-то – для гармонии…

Моя любовь – война и исповедь.
И вот – «ремонт», забыть желание.
Ещё бы сердце отреставрировать.
Наверно, легче построить здание…

* * *

Книги… Они ведь, по сути, планеты,
Это особой вселенной частички,
Переплетения нитей сюжетов,
Вечных и тех, что сгорают, как спички.

Книги… Они, безусловно, живые:
Учат, тревожат, порой согревают,
Могут рыдать, когда слёзы немые –
Пыль и царапины – их покрывают.

Книги по форме обычно похожи,
Есть подороже, есть проще изданья.
Что есть обложка? Фактически кожа.
Ценность и истина книг – в содержанье.

Может, за ветхой обложкой хранится
Та, что покажет тропинку к спасенью,
Та, что научит прощать и молиться,
Та, что дарует любовь и терпенье.

Книги есть пропасти, книги-дороги,
Книги-загадки и книги-подсказки.
Лучшая книга – ведущая к Богу,
Та, что наполнена трепетной лаской.

Если печально, тревожно, не спится,
Просит душа теплоты и совета,
Молитвослова спасут вас страницы,
Силу даруют, подскажут ответы.

Книга – помощник, надежда, учитель,
Жизни земной православной основа,
Души врачует, как ангел-хранитель,
Через святое Господнее слово.

* * *

Километры грусти,
Сорванные лилии…
Он тебя отпустит,
Расплескав идиллию.
Он тебя осудит,
Наградит насмешками.
Все, по сути, люди
В чьих-то играх пешками,
Королями, дамами –
Партия за партией,
С душами усталыми,
Под красивой мантией
Ходят во все стороны,
Времени заложники,
Тёмные, как вороны,
Злые, как безбожники.
Мало справедливости –
Судьбы разрушаются.
Мир гниёт от лживости,
А они… играются.
Чёрные направленно
Разрушают белое.
Сделай шаг. Всё правильно.
Молодая. Смелая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *