Лариса БЕКРЕШЕВА

г. Луганск, ЛНР

Поэтесса, переводчик.
Родилась в с. Макарово Станично-Луганского р-на Луганской области. Автор книг стихов «Сентябринки», «Островок любви», «Симфония тишины». Публиковалась в ряде коллективных сборников и периодических изданиях Украины и России. Автор более 50 научных публикаций, в том числе об искусстве перевода. Лауреат многих поэтических конкурсов. Председатель Республиканского союза писателей (Луганского отделения Межрегионального СП). Лауреат литературной премии имени Владимира Гринчукова. В настоящее время – старший преподаватель кафедры иностранных языков Луганского национального университета имени Владимира Даля.


 

ГЕОРГИЕВСКАЯ ЛЕНТА

Смешной, веснушек золотых разлив,
В руке тюльпан, сам – ниже постамента,
Но, свой тюльпан на мрамор положив,
Георгиевскую расправил ленту –

Победы знак на маленькой груди –
И снова к маме, гордый и серьёзный!
Давай, малыш! Смелей вперёд иди!
Хоть на глаза совсем некстати слёзы…

Мы помним всех, кто подарил нам тишь
И мирную лазоревость рассвета!
С георгиевской ленточкой малыш –
Он от фашизма защитит планету!

 

СПАСИБО

Моя луганская земля
Почти забыла рёв снарядов.
Звенели колосом поля
И зрели кисти винограда…

Но у врага на сердце зрел
Злой ярости побег жестокий,
И враг глядел через прицел
На мой рассвет зеленоокий!

В погожий предрассветный час
Любви прекрасна безмятежность,
Но с воем разорвал фугас
Мечту, надежду, радость, нежность…

И парни, сыновей обняв,
Поцеловав любимым руки
И автоматы крепче сжав,
Шагнули за черту разлуки!

И небо заслонив собой
На берегу родной Лугани,
Ребята шли в неравный бой,
Как в сорок первом, как в Афгане!

Спасибо всей моей стране
И этим воинам-мальчишкам
За то, что внук мой о войне
Узнает только лишь по книжкам!

ЛУГАНСКОЕ СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ

Пью молоко – божественный напиток!
Рука ещё слаба после болезни,
Но мой стакан как драгоценный слиток,
А в нём – бальзам, что всех лекарств полезней.

Кому-то не понять, что это значит –
Пить молоко, обычное, простое,
В моём краю, израненном войною,
Где не сгоревший клок травы уже удача!

Пью молоко, его смакуя долго,
И слушаю историю девчонки,
Что исцелившая меня бурёнка
Под сердцем носит два шальных осколка…
Пью молоко, глаза невольно пряча,
И так хочу всем сердцем и душою,
Чтоб вам вовек не знать, что это значит –
Вкус молока, приправленный войною.

 

С ДНЁМ РОЖДЕНЬЯ, ВЕСНА

Ранним утром заливистой трелью
Золотистая птица синица
Возвестила рожденье апреля,
Распахнувшего робко ресницы.

Снег ерошится в дебрях укромных,
Ветер тучи колышет ветвями,
Небо смотрится в лужи бездомно
Высоко-высоко над страстями,

Будто где-то любовь заплутала
В зимних снах за неделей неделя…
Но синица уже насвистала
Хрупкий миг нарожденья апреля.

Значит, скоро отступит в бессилье
Серой слякоти нагроможденье,
Вспыхнут травы алмазною пылью…
С днём рожденья, весна! С днём рожденья!

 

Майская гроза

Туча алая, страшная, грозная и грозовая,
Расползается жирною кляксой во все небеса.
Мне не хочется думать о прелести гроз
в лоне мая,
Мне бы где-то укрыться и лучше зажмурить
глаза.

Вот уже полыхает полнеба зелёной зарницей,
Злобным филином ухает хищного грома
раскат,
И накинулся ливень на землю голодной
волчицей,
А бежать-то куда, если поле и ясеней ряд?!

Боже правый, укрой! И лечу к этим ясеням
птицей!
Вдруг не верю глазам: среди веток –
заброшенный дом!
Разворочена дверь и незрячие окон зеницы,
Но ведь крыша накрыла от ливня надёжным
зонтом!

И стою я под крышей, небесной водой обтекая,
И гляжу на бесящийся ливень с шальною
грозой.
Знать, грехи не заполнили всё-таки душу
до края,
Если мудрый Всевышний накрыл меня
тёплой рукой.

 

ТАНЕЦ

Чарующе-сладостных нот над землёй
трепетанье,
В ладони ладонь и пугающе близко щека,
И в недрах души возникают хмельные
желанья,
Неясные, лёгкие, словно полёт мотылька.

Чужое дыханье ласкает озябшую шею,
Всё ближе и ближе упругость чужого бедра,
От этих касаний душа, замирая, немеет
И вся наливается жаром ночного костра.

Послушные ритму, сливаемся в плавном
движенье
И музыку тел ощущаем, как робкое «Да!».
Плывём на волнах удивительного опьяненья,
Пространство и время как будто ушли в никуда.

Последние звуки в пучину молчанья упали,
Всё снова, как прежде: толпа и с коктейлем
хрусталь.
Как странно: мы в танце как будто
влюблёнными стали.
Но сказка растаяла с музыкой вместе, а жаль!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *