Не отпускмаоерте от себя

Анатолий Грицук

Выпускник Литературного института имени А.М. Горького. Член Союза писателей России, действительный член Международной академии русской словесности, председатель Общественной писательской организации «Росток» г. Советска.

 


1.

Вихрами волн пространство теребя,
Целуя нас в обветренные лица,
Не отпускает море от себя:
Штормит. Бунтует. Беспокоясь, злится.

Способностью в глубинах светлых душ
Незримо, но надёжно поселиться
Затянет море. Ты совсем не дюж
Сопротивляться, чтобы породниться.

И вот вы с ним единою судьбой
Повязаны, повенчаны сторицей.
Как метроном, воинствует прибой,
Чтоб дольше и настойчивее сниться.
От светлой грусти набежит слеза.
Листает память прошлых дел страницы.
Морское братство позабыть нельзя –
О многом память рассказать стремится.

Не отпускает море от себя…
Хоть понимаешь: возраст пенсионный.
Ведь осень жизни и года трубят
О том, что ты по силушкам не оный.

Когда ни африканская жара,
Ни холода, что север отличают,
Ни жуткие свирепые ветра
Твоей мечте сбываться не мешают…

Да что мечта! Полёт её лучист,
Чтоб продолжать рыбацких будней дело.
Пусть остаётся каждый сердцем чист,
И жить по-настоящему хотелось.

Усвоилось в морских трудах одно:
Пусть трудно, пусть рискованно, но надо –
Подвахты, вахты, и не всё равно
Быть рыбаками из Калининграда.

2.

Не отпускает море от себя:
Твердит о том, что бывших не бывает.
И образ твой, всей широтой любя,
В морскую даль без края приглашает.

Глядишь туда, где многие года
Не всем с судьбой поладить удавалось:
Их поглотила вольная вода –
Когда беда, играя, издевалась.

Глядишь ты вдаль на царство, где Нептун
Владелец и единственный правитель.
В морских пучинах – стар ты или юн –
Все те, с чьей жизнью оборвались нити.
Не отпускает море от себя:
За сорок кораблей в глубинах скрыты.
Порою, по-змеиному шипя,
Вещает о трагедиях забытых.

Не отпускает море от себя
И ласково песок прибрежный лижет.
На горизонте, облака клубя,
Садится солнце ниже, ниже, ниже…

Глядишь ты вдаль. Писатель и моряк.
Душа болит. И мысли беспокоят.
Почти мечта – судьбы рыбацкой знак,
Который многих пожеланий стоит.

Всем рыбакам, что не пришли с морей,
Ни памятной доски, ни обелиска
Нет в городе рыбацких кораблей –
Калининград сердцам рыбацким близкий.

Ходить в моря – пахать сетями дно –
Вести добычу – промысел настроить –
Быть месяцами без земли – дано
Всем тем, кто не считал себя героем.

Ведь только их старанья и труды
После войны от голода спасали…
Ты вдаль глядишь… жизнь вспоминаешь ты…
Как всё же резво годы пробежали!

Добиться бы – как важно понимать
«Верхам» о том, что славу мореходов
Потомкам нашим нам передавать.
Должны успеть. Какие наши годы.

И верится, что памятнику быть.
Душевное тепло не растеряем –
Нам это море всей душой любить,
Оно ведь от себя не отпускает.

3.

Не отпускает море от себя…
Припомнилась рыбацкая наука,
За рейсом рейс события дробя.
Есть дочь и сын, и подрастают внуки.

У них своё: другие времена
И ближе им компьютерные толки.
Дымится даль… и плещется волна…
И будем жить! До крайней остановки.

 

После войны

1.

Там, в городе Неман-Рагните,
Но в послевоенном году,
Где жили мои родители,
Их дом я уже не найду.

По прусским дорогам с боями
Прошёл мой отец на войне.
Однажды поведала мама
О жизни в Принеманье мне:

«Чужбина там сыростью дышит
Здоровью людей вопреки.
Был дом с черепичною крышей,
Высокие в нём потолки.

Была у тебя там сестрёнка,
Рождённая в городе том.
Да, смерть углядела ребёнка,
Хотя неприметен был дом.

Был лютым и холод, и голод –
Бездетною стала семья».
Всё кажется: слышу я голос –
То плачет сестрёнка моя.

Родителям там не прижиться –
Душевную боль не унять.
Сестричка, сестрёнка, сестрица…
Судьбе не дано нам пенять.

2.

Давно я живу в этом крае,
Виски по-февральски снежит.
А в Немане – места не знаю –
Сестра на погосте лежит.

 

Фронтовики-калеки

1.

Он – фронтовик-калека,
Уже не встанет в строй.
Он – победитель! Века
Двадцатого герой.

В зловещей круговерти
Он всё же выжить смог,
В глаза глядевший смерти,
Оставшийся без ног.

Атака. В бой, пехота!
Из глоток вдаль – «Ура!».
Кровавая работа
Войны как мир стара.

Река от взрывов тает,
Летит свинец и лёд.
За Родину, за Сталина!
Вперёд, вперёд, вперёд!

Бессонными ночами
Послышатся шаги…
«Как больно нам», – кричали
Его же две ноги.

Бегут, бегут в атаку,
Которой нет конца.
Давно нет слёз поплакать
У бывшего бойца.

И прошлое вцепилось
Так прочно – не избыть.
Но как – скажи на милость –
Ему его забыть.

2.

Магазин. Киоск. Столовая.
Инвалиды. Медяки.
Из сочувствия к здоровью
Люди на руку легки:

Для безногого не жалко
Трудовых своих грошей.
Лето – душит. Очень жарко.
– Эй, браток, воды налей!

Пахнет вкусно в час обеда
Из столовой городской.
…Он – без ног. Зато победой
Он увенчан. Он – герой!

3.

На задворках общежитья,
Где высокая трава,
Инвалиды-полужители –
Фронтовая голь-братва.

Коль без ног – приспособление,
Чтоб хоть как-то ездить смог.
И другое снаряжение
Вместо рук и вместо ног.

На закате собираются
Попрошайные гроши:
На спиртное обменяются,
Отравляя боль души.

Из еды отломок хлеба
С кабачковою икрой.
«Беломор» и дым до неба
Вместе с матом над травой.

Вспомнят вшей и грязь окопов,
Боевых своих друзей.
За победой шли в Европу
Через боль госпиталей.

Им теперь чего бояться?
Всё отдали, что смогли.
Костылями станут драться
На клочке своей земли.

Слово за слово… обиды
Сдавят горло – не вздохнуть…
…Драки те я в детстве видел
И не смог перечеркнуть…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *