Людмила Эйза

Людмила Эйза

Член СПР, заместитель председателя Общественной писательской организации «Росток» г. Советска. Издала пять поэтических книг.
По образованию – медицинская сестра.

 

 

 


Бессмертный полк
Диптих

1

Ожившей памятью текла
Река людская.
Поток душевного тепла –
Не видно края.
Портрет к портрету – каждый нёс
Родных и близких.
И каждый будто в землю врос
У обелиска.
Шары как души над полком,
Где память в лицах.
И в единении таком
Победе длиться.

2

Победно марши отгремят,
В полку Бессмертном лица, лица…
Он многочисленный в столице,
Но в сёлах тоже память чтят.
И пусть не строй – две, три семьи
Идут селом к могиле братской,
Но в этом вся Россия, братцы:
В ней нет чужих – одни свои!

 

Старый альбом

Лейтенант с волнистым чубом,
На петлицах – кубари.
Этот снимок помнить буду –
До войны снимались люди –
Счастье, что ни говори.
Столько жизни в светлых лицах,
В форме новенькой друзья.
А беда уже стучится:
Чёрным вороном примчится
Враг на мирные поля.
Города падут в руинах…
Жертв – несчётное число –
Танки, самолёты, мины…
Чтоб фашистов видеть в спины,
Сколько лет войной сожгло.
…Вот мы четверо на снимке:
Папа, мама, я и брат…
Со щеки смахну слезинку…
Память – вовсе не поминки,
Но года стрелой летят.
Открываю реже, реже
Я заветный тот альбом.
Жизнь свои даёт надежды:
Дети, внуки ветром свежим
Заполняют отчий дом.

 

Победный май 2020 года

Вот и настал Победный май,
А мы закрыты по квартирам,
Но память трассером-пунктиром
Сшивает чувства край за край.
Штрихи размашисто-просты –
В них оживают фотоснимки.
Играет старая пластинка,
Наводит памяти мосты:
И через столько разных лет
Мне улыбаются солдаты,
Фашистам нёсшие расплату,
И среди них отец и дед.
В альбомах трепетно хранит
Семья любая тех героев –
Стоят они единым строем.

 

Писать я о Советске не устала

Руками прикасаюсь к старым стенам
И перекрёстки улиц знаю все.
Мой город – это центр моей вселенной,
Он дорог и любим в своей красе.
Я вижу ленты новых тротуаров,
Строенья заполняют пустыри.
В истории известен он недаром,
Его характер виден изнутри.
А жители со всех концов России
После войны приехали сюда.
Руины расчищали и сносили,
Чтоб жизнь связать с Тильзитом навсегда.
Впоследствии он назван был Советском,
В то время, и не нам теперь судить.
По-русски говорит и по-немецки
И на литовском может говорить.
Народов здесь намешено немало…
Граница вдоль по Неману-реке.
Писать я о Советске не устала,
Об этом сердцу милом уголке.

 

Гаснут в аллеях чужие шаги

Гаснут в аллеях чужие шаги,
В шорохе листьев теряются мысли.
Стаи над парком рисуют круги
В небе осеннем задумчиво-чистом.
Гаснут в аллеях чужие шаги…

В шорохе листьев теряются мысли,
В сердце закралась щемящая грусть.
Годы листают двузначные числа,
Только считать их уже не берусь.
В шорохе листьев теряются мысли.

Стаи над парком рисуют круги
И обнуляют мой возраст как будто.
От листопада до зимней пурги
Время включило свой счёт поминутно.
Стаи над парком рисуют круги…

В небе осеннем задумчиво-чистом
Слышен пронзительный крик журавлей,
Жизнь наполняет особенным смыслом,
К югу зовущий – туда, где теплей.
В небе осеннем задумчиво-чистом.

Гаснут в аллеях чужие шаги.
Воздух звенит тишиною осенней.
Мысли мои невесомо-легки.
В осени этой нашла я спасенье.
Гаснут в аллеях чужие шаги…

* * *
В лес, чтоб от дерева к дереву.
На луг – от цветка к цветку.
В то, что смогу – поверила –
Вброд перейти реку.

Не подменяя искренность,
Душу свою открыть.
Искрами, в небо – искрами
Звёзды в ночи творить.

Дерево, пышное дерево
Зашелестит листвой,
Птицы споют под стерео,
И зашумит прибой…
Чтоб звездопады в августе,
Чтобы под летний дождь…
Радости, дайте радости,
Чувствам верните дрожь…

Что в голове намешано?
Образы – по судьбе.
Женщина, взрослая женщина
Видит ребёнка в себе.

* * *

Зеленоградский променад
Вальяжно лёг вдоль побережья.
И обдувает ветер свежий
Тех, кто сюда приехать рад.
Идём на пирс. Крутой волной
Играет Балтика небрежно.
Мы счастливы с тобой, как прежде,
Под шум прибоя, ветра вой.
Брызг мириады нам в лицо.
От платья парусность такая,
Что сердце в страхе замирает,
Но рядом муж – он молодцом –
В моря ходил, бывал в штормах…
Страницы памяти листая,
Он говорит мне: «Дорогая!
Не тот масштаб, не тот размах,
Но лучше б нам на променад,
Там безопасней, это точно,
Не так буянит ветер склочный,
Смотри, и шторм идёт на спад».
Свернём к Мицкевичу, и в парк –
Дорожек новых видим строчки.
Вернёмся, посетим источник,
Как будто взяли новый старт.
Зеленоградский променад
Вальяжно лёг вдоль побережья.
И обдувает ветер свежий
Тех, кто сюда приехать рад…

 

Я люблю приезжать в Светлогорск

Я люблю приезжать в Светлогорск.
Так приятно пройтись променадом.
Ветер с морем старается сладить.
Здесь есть шарм, современности лоск.
Домик Гофмана – острым углом,
И Царевна-лягушка из бронзы.
В сердце каждом отыщется отзыв,
Кто сюда «Янтарь-холлом» влеком.
По холмам узких улочек бег,
Стройность сосен меж зданий красивых.
Я себя ощущаю счастливой,
Как приезжий любой человек.
Вот опять я спускаюсь к волнам,
И они мне расскажут о многом,
Растекаясь на пляже пологом, –
Разговор тот понятен лишь нам.
В Светлогорск приезжать я люблю
И в сезон, и в погоду любую.
Я картинами моря любуюсь –
Так врачую здесь душу свою.

* * *

До листопада времени чуть-чуть…
Остаток лета скомкан холодами.
И что-то происходит между нами,
Что не даёт забыться и уснуть.

Хоть вещих снов не видится давно,
Всё спрессовалось – будней безысходность,
Но от заката я стремлюсь к восходу,
И Млечный Путь со мною заодно.

И заодно со мною лунный свет,
Что серебром тропинку выстилает.
Ты скажешь, что такого не бывает,
И я отвечу: «Да, конечно, нет».

До листопада времени чуть-чуть,
Но разве пожалеем мы об этом?
Ведь осень – это время для поэтов,
Ведь осень – это в зиму долгий путь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *