Осень твоих волос

Хотите расскажу историю о дворнике, поэте и художнике? Это не три человека, как можно подумать, – один. Дворником он был хорошим – на работе ценили, а вот со стихами – дело дрянь, последние пять лет не писалось. Это беспокоило, но сами понимаете: утром муза  – вечером стихотворение, ночью муза – утром поэма. Музы делятся на алкогольные, наркотические и любовные. Самые яркие, от которых рождаются шедевры, проходят по высшей категории – три в одной. Все они существа нежные, но суровые – приходят не спросив и уходят не прощаясь. Когда-то пьяная муза жила хозяйкой в доме, но как только «завязал» – ушла не оглядываясь. С тех пор его поэтический голос не произнёс ни звука. Так и жил – летом мёл дорожки, зимой грёб снег – день за днём, год за годом.
Однажды осенью, работая в парке, увидел женщину, которая гуляла по аллее – нет-нет, не так банально – проплывала мимо. Дворник не догадывался – она плыла в его жизнь: гордо вскинутая голова, развевались на ветру волосы цвета меди, в которых запуталось солнышко. Она шла по парковой дорожке, в руках держала рыжие листья под цвет волос. Как иногда мало нужно, чтобы зажглась искра: любви, желания, творчества. «Осень твоих волос» – так появилось стихотворение – первое за пять лет. Это был короткий миг – женщина прошла мимо, улыбнулась ему, села в такси и уехала, а искра долго горела в стихах. Поэт буквально бредил встречей, сочинил жизнь рядом с ней – придумал имя, милые привычки. Временами казалось, что слышит, как она смеётся в ответ на его шутки, видел, как красивые руки поправляют волосы цвета рыжего золота. Поэт понимал: это безумие, но безумие было сладким – оно рождало стихи.

Не просто галочка в графе,
Ты самый значимый трофей
Моих безудержных побед.
Мы пили чай с тобой в кафе –
Нам не хватило на обед.

А женщина жила своей жизнью – ходила на работу, стирала бельё, мыла полы – и не догадывалась, что судьба уже развесила над домом транспарант: «Здесь живёт Муза».
Поэт искал её повсюду – в городской толпе, в кафе, часто приходил в парк, надеясь на встречу. Зимой начались трудности с поисками  – шапки и платки скрыли главную особенность любовной музы. Так прошла зима, часть весны. Стихи ещё рождались, но не столь яркие, как первые. Это начинало тревожить: красивая женщина, идущая по осеннему парку, стиралась из памяти. Художник пытался рисовать. Ничего не вышло: на картине был осенний парк, девушка с охапкой листьев, но лицо написать не удалось. Чувствуя, что искра гаснет, подбросил дровишки – пригласил пьяную музу. Рождение стихов было трудным – не спал ночами, строчки крутились в голове, мучили, требовали выхода. В такой момент шёл к другу, который был хорошим слушателем. Однажды, уже в конце весны, он позвонил:
– Приезжай, жена уехала к матери, квартира свободна, слушать стихи могу два дня.
Друг ждал, поставил бутылку на стол:
– Читай, пока я без допинга…

И мы знаем: всему своё время.
Ангел сядет опять в такси.
И уедет. Куда? Я не знаю.
Я за это его не виню.
Видно, там нужнее мой ангел.
Там без ангела тоже не могут.

Не успели три раза обсудить отъезд ангела, как в дверь позвонили: неожиданно, как все жёны на свете, вернулась жена. Чтобы не нарваться на скандал, поэт вышел на балкон, надеясь пересидеть какое-то время, пока она ляжет спать. Но оказалось, что балкон находится в комнате, где спальня, – выхода назад не было. Пришлось перелезать на соседний – через перегородку. Он тихонечко сидел на чужом балконе, не подозревая, что счастье рядом, только стукни в окно. Но стучать не пришлось, открылась дверь, и строгий милиционер спросил:
– Гражданин, что вы делаете на чужом балконе?
Из-за плеча милиционера выглядывала хозяйка этого балкона с волосами цвета осени. Он нашел её, или она его.
Вот и вся история. Спросите, как она закончилась? Хорошо. Они любили друг друга, поженились, жили счастливо. Поэт бросил пить. И это всё. Больше ни одного стихотворения не сочинил поэт, ни одной картины не написал художник. В болоте благополучия музы не живут.

 

Наталья Баранова
Стихи Олега Наймушина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *