Памяти сибирского поэта

Владислав БУСОВ

Владислав Сергеевич Бусов родился в 1946 году в городе Мариуполе. Живёт в подмосковной Кашире, работал по специальности «инженер-металлург». Соавтор коллективных сборников «Библиотека современной поэзии» (г. Москва), «Серебро слов» (г. Коломна). Член Каширского литобъединения, которым с 1976 по 1985 год, вплоть до безвременной кончины, руководил сибирский поэт Георгий Кольцов. Данная подборка стихо­творений публикуется в канун 75-летия со дня рождения этого самобытного поэта.


СПАСАТЕЛЬНЫЙ КРУГ

Разошлись пути-дороги,
Мы не встретимся уже.
Но среди поэтов многих
Стал ты люб моей душе.
Твой характер азиата –
Крепость кедра от корней.
К дому детства завсегда ты
Возвращался поскорей.
Мы ровесниками были,
Но не ведал я о том,
Что, живя в одной Кашире,
Мог бы быть с тобой знаком.
А сложись судьба иначе,
Уберёг бы я тебя:
В жизни всё переиначить –
Стала б новая стезя.
И стихи твои читая,
Однозначно понял, друг:
Душ родство я принимаю,
Ты – спасательный мой круг.

* * *

Окольцован я Музой поэта,
И теперь до конца с нею быть.
К каждой строчке его за ответом
Я иду, чтоб душой не остыть.

Он родился в краю, где кедры
У Байкала стоят на века,
И где дуют холодные ветры,
И свинцом отливает река.
Сам, как корень кедровый, был крепок,
Но своих не дожил сорока.
Знать, немало на сердце отметок,
Хоть была ещё верной рука…
И на родине малой поэта
Остаётся частица души,
Там, где Муза наполнена светом
И добро продолжает вершить.

 

НАСЛЕДИЕ

И одна забота только:
Всё наследие моё
Передать своим потомкам,
Уходя в небытиё…

 

Георгий Кольцов

На этом свете все мы гости.
Об этом вспомнил на погосте,
Когда к тебе я шёл, поэт,
Сквозь груду позабытых лет,
На свет твоих стихов весомых,
К земле родимой устремлённых,
На свет стихов без лишних слов,
Где нет невыверенных строф.
К тебе пришёл я на могилу
Твою былую вспомнить силу,
И поэтический заряд,
И творчества бесценный клад,
Где неутраченная верность,
Твоя к родному дому нежность.
И знай, наследие твоё
Не утечёт в небытиё.
Поэта лира золотая –
Она жива, не умирает.
Твой голос громкий слышу я,
Звучит, наследие храня!

 

НЕ ПРИШЛОСЬ БЫВАТЬ МНЕ НА БАЙКАЛЕ

Не пришлось бывать мне на Байкале,
Чистой в озере не пил воды.
Оказаться в том сибирском крае –
Не судьба, несбыточность мечты.

Но не станет трудною преградой
Часовых пространство поясов.
Для меня останется наградой
Сборник полюбившихся стихов.
И препятствием никак не будут
Вёрсты заметеленных дорог,
Потому что для простого люда
Плохо стих слагать поэт не мог.

Силу слова обретал у кедра,
Заряжался от родной земли.
Пели рифмы под напором ветра
Из долины речки Баргузин.

Помнят земляки его в Бурети,
В том селе у Ангары, где жил,
Где родимым краем был приветен
И пером которому служил.

И горел поэт не вполнакала,
О себе оставил добрый след.
От земли Каширской до Байкала
Памяти его струится свет.

 

О РОДИНЕ

Я в эту землю врос,
Как корни кедра…
Георгий Кольцов

О Родине – душевно, широко.
Он в землю врос корнями глубоко
И, отчий покидая кров,
Родного края слышал зов.
И жил он с мыслью, устремлённой
К любимой матери родной.
Над Ангарой, рекой студёной,
Светил ему луч золотой.
К «причалу» возвращался снова
И память о родне хранил.
Как драгоценную основу,
Её сильней с годами чтил.
С Иркутском песня не допета,
Обрёл безвременный покой.
В берёзках солнечного света
Сроднилась Ангара с Окой.

 

У КОЛЬЦОВСКОГО ПОДЪЕЗДА

У кольцовского подъезда
Вспоминаю я о нём –
О поэте в час безвестья,
О случившемся тем днём.
Эх, семёрка, эх, семёрка!
Ты счастливая цифирь.
Почему же раньше срока
Он покинул этот мир?!
Пел с душой он до рассвета,
Вторила ему река.
Озарялась алым цветом
Вся скала, как острога.
Знал он цену ратной дружбе,
Вспоминал однополчан
И в стихах армейской службе
Строчки братства посвящал.
Задавался он вопросом,
В чём смысл жизни для него?
Отвечая, как философ,
С жаром сердца своего,
Что «…одна забота только:
Всё наследие моё
Передать своим потомкам,
Уходя в небытиё…»
Неизбывный дух поэта –
В слове точном и простом.
Вся любовь его об этом,
Всё о доме, о родном.
У кольцовского подъезда –
Здесь он жил недолгий срок –
Я стою и внемлю бездне
Расходящихся дорог.

* * *
Возьму сборник и снова читаю…
За отсутствием пышности строк
Столько света в стихах открываю –
Доброты неподдельной урок.

Слово каждое в них неизбито,
Всё здесь выверено до конца.
В каждой строчке ничто не забыто,
Только красного нету словца.
И не это словцо стихи красит,
А поэта глубинная суть.
Потому-то так многое значит
Для читателя авторский суд.

 

НЕ ШУМЯТ ЗДЕСЬ МОГУЧИЕ КЕДРЫ

Две Оки есть в России:
в средней полосе
и в Сибири.

Не шумят здесь могучие кедры,
В среднерусской лесной полосе
Не гуляют сибирские ветры,
Но красавец Байкал знают все.

Знают, есть две реки, они тёзки.
Звонким именем звать их – Ока!
Красотою известны неброской
Живописные их берега.

Породнились они добрым словом,
Что в стихах нам оставил Кольцов.
«Земледелец» – Георгий – ведомо,
Из сибирских он был молодцов.

На байкальской земле кедром рос он,
На ангарском речном берегу,
Где рассвет соловьиный и росный
Он встречал на весеннем лугу.

Может быть, снова я повторяюсь,
Но не скрою признанья, поэт:
Каждой строчке твоей доверяю,
Ты созвучный оставил мне след.

ПО ВРЕМЕНИ ВЕСНЫ ТЕХ СКОРБНЫХ ДНЕЙ…

Светлой памяти
Георгия Кольцова

По времени весны тех скорбных дней
Ты в сыновья сейчас бы мне годился.
Но как годами зрелости моей
С тобой, поэт ушедший, поделиться?!

Ровесник мне, открытая душа!
Спешил ты жить, навёрстывая время,
Бессребренно поэзии служа…
И новое тебя читает племя!

НА МОГИЛЕ ГЕОРГИЯ КОЛЬЦОВА

На могиле Кольцова
Первоцветы-цветы
Распускаются снова
По приходе весны.
А в далёкой Бурети,
Где течёт Ангара,
Не осталось отметин
От избы и двора.
Колокольные звоны –
Священ благовест…
Ветви кедра склонёны
Перед силой поэз.
Дух поэта витает
Над родимым гнездом.
Баргузин на Байкале –
Это память о нём.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *