Валентин СОРОКИН-ТАВРИН

Валентин СОРОКИН-ТАВРИН

Родился в 1947 году в Севастополе. Окончил исторический факультет Симферопольского государственного университета. Работал экскурсоводом и научным сотрудником в Музее героической обороны и освобождения Севастополя.
Впервые напечатался в 1970 году. Автор сборников стихов «Территория судьбы», «Город», «Поколение», книги лирики «Гераклейское время».
В 2017 году в московском издательстве вышел в свет роман «Болельщик».
Член Союза писателей России с 2002 года. В 2005–2007 годах Валентин Сорокин-Таврин руководил Севастопольским городским литобъединением имени А. Н. Озерова.


ВЫХОДЯТ МАТРОСЫ ИЗ БОЯ
Памяти Н. Ехлакова – комиссара
7-й бригады морской пехоты

Выходят матросы из боя –
Войны отгремевшей герои, –
Уходят они в высоту.

А музыка – выше и дальше.
Нет в этой мелодии фальши,
Но горькие маки цветут.

Мы выбежим ранней весною
На это суровое поле,
Где камни и вдоволь свинца.

Шершавы на ощупь и колки,
Возьму я шальные осколки,
Что метили в сердце отца…

Где нынче широкие травы,
Там помнит
про «чёрную лаву»

Окопов оплывшая горсть…
Как в съёмке,
замедленной съёмке,
С отчаянным криком,
с винтовкой

В пространство ворвётся матрос.

И следом – решительно роты
Сквозь доты
уйдут на высоты,
И нам их уже не догнать…

И самым последним
из храбрых –
Цветы им положит и лавры
Скорбящая Родина-мать.

 

СЕВАСТОПОЛЬ

Мой город – память русских адмиралов,
Прославленных в баталиях имперских…
Судьба мне городов не выбирала,
Лишь к одному привязан я по-детски.

А вместе с городом моим живёт и Слово,
Родной язык мой как частица плоти.
Он мне, как Родина, не кажется суровым,
Как море Чёрное – в работе.

 

ПРЕДГОРЬЕ
Кто на исходе лета не богат,
весь век прождёт того,
что было летом.
Райнер Мария Рильке

Приятно честному поэту
Мечтать зимой, что будет летом…
Вот, вдохновением влеком,
Он в путь-дорогу отбывает…
Кукушка дни свои считает…
Поэту дышится легко.

Как сердцу дороги пролески,
И щебет птиц, уже не детский,
И поле, спелое почти.

А если встретит у дороги
Он скромный памятник – в тревоге
Замрёт, как будто на пороге…

Что в рюкзаке? Краюха хлеба,
Вода и в чём ещё потреба…
Щедры колхозные поля!
Тогда берись живей за дело!
Уже коса своё отпела…
А что на грядках докраснело,
Поспело – в ящики клади.

Часы у лета мышь ворует…
Поэт, по дому не тоскуя,
Живёт на деревенский лад.
Жара, скупые разговоры
И объявленья на заборах…
Но путнику сельчанин – брат.

В предгорье жизни ритм неспешный…
– Совсем упыхался, сердешный,
Тебе бы баньку – в самый раз!
– Столовка есть, но слабо с пивом…
– Нет спичек? Вот, бери огниво!
– А деньги держим про запас…

Кизил краснеет… День блистает.
Поэт, усталости не зная,
В пути неделями подряд.
Небритый, загорелый прочно,
С улыбкой щедрой, непорочной, –
Блажен?! Но кто ему не рад?

Паук, докончив паутину,
Замрёт в углу…

Поэт, теперь без бороды,
Сменив костюм,
Встречает осень
В приморском городе своём.

Кто в жизни лёгок на подъём,
Тот славы для себя не просит –
Идёт он в класс, где у доски
Себя ведёт как тавро-скиф…

Полезно всё в подлунном мире…

Старик в холодный тир бредёт
По парку, а потом – аллеей.
Дверь открывает он, жалея,
Что скоро выйдет Новый год.

А где поэт? В своей квартире
Стихи он правит и четыре
Кусочка сахара кладёт
в стакан горячий…

Тает лёд на подоконнике поэта…

– Зима? Ну что ж, «пройдёт и это».
Быт как заученный урок…
Но мир – просторен и высок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *