Буераки, реки, раки…

Дети всегда могут найти себе увлекательное развлечение, их мозг почти безостановочно выдаёт самые разные оригинальные идеи. А изу­мительный мир вокруг необычен и интересен, каждый день сулит какие-то новые открытия!
Можно дружной ватагой подолгу носиться по улицам, по пустырям и буеракам, придумывая разные игры, или, разделившись по интересам, проводить какие-то свои исследования и наблюдения. Можно даже какое-то время мирно сосуществовать с мальчишками на одной территории. А после того как они опустошили мои карманы, наполненные завязями дикарки, развязали Ленке бантики в косичках, а у Ольки оторвали пуговицу на халате, мы объявляли им войну. И, как юные разведчики, тайно следили за действиями другой половины человечества.
Рано утром на лугу среди бушующих злаков, гороха и васильков мальчишки устанавливали ловушки для певчих птичек – в основном чижиков и щеглов, которых потом за копейки сдавали на птичий рынок. А ещё была такая мода – наслаждаться их звонкоголосым пением из клетки, развалившись дома на уютном диванчике. Ловушки легко было вычислить по примятой траве, сложнее дождаться, когда птицеловы покинут свой наблюдательный пункт на обеденный перерыв. И тут уже играла важную роль быстрота нашей реакции и ловкость рук. Мы с неописуемым наслаждением сбивали щеколды с клеток, а радостные птицы взмывали в бескрайнее небо…
Зойка была частым гостем в нашем доме. Она была чем-то похожа на златокудрую куклу Суок с кокетливо вздёрнутым носиком из повести-сказки Юрия Олеши «Три толстяка». Подруга была старше меня на два года, мы старались одеваться в похожую одежду, и многие почему-то принимали нас за сестричек. Наши головы и записные книжки были напичканы светлыми идеями и патриотическими цитатами в духе коммунистической морали. Толстенные тетради исписаны любимыми песнями и стихами любимых поэтов, которые мы знали наизусть и при случае декламировали.
От лирики до быта широк диапазон познания. А кто знает, на какую приманку хорошо ловятся раки? Мы тоже не знали, пока не нашли ответ на свой вопрос в читальном зале библиотеки – они являлись в 70-е годы прошлого века основным источником и хранилищем информации.
Оказывается, раки обладают сверхчувствительным обонянием и охотно идут на запах протухшего мяса. Родители поддержали наше начинание и разрешили воспользоваться припасённой к празднику говядиной. Мы разложили небольшие мясные кусочки под палящими лучами солнца на деревянное полено и терпеливо ждали, когда они протухнут. И уже к полудню над ними кружили жирные мухи. Обмотав приманку толстой шёлковой ниткой, опустили её на дно трёхлитровой банки и плотно закрепили нитку за горлышко банки. Упрятав от посторонних глаз конструкцию по добыче раков в тряпочную сумку, перебежками, с оглядкой мы отправились к месту их предполагаемого обитания. Мальчишек на горизонте не было – значит, никто не должен помешать нашему замыслу.
По левую сторону спиртзаводского моста, отделяющего городскую территорию от районной, вдоль реки установлены маленькие самодельные мостики, которые использовались местными жителями для полоскания белья. К ножке одного из них мы привязали опущенную на дно банку. По нашей задумке, рак, учуяв ароматный запах тухлятины, просто обязан залезть в банку за приманкой, и тут-то мы должны ловко поднять посудину с трофеем. И когда мы увидели в ловушке усатого с огромными клешнями членистоногого красавца, нашему восторгу не было предела. По старшинству он достался Зойке. Второй рак не заставил себя долго ждать и был уже моим.
Воодушевившись добычей, мы вновь опустили в воду незамысловатое устройство. Азарт и спортивный интерес притупили нашу бдительность – уж очень хотелось наловить много-много раков, и мы с подругой с методичной периодичностью дёргали за верёвочку. Однако ожидания были тщетны, и мы решили немного отвлечься и сварить дома уже пойманный деликатес.
Когда стало вечереть, снова вернулись к мостику. На удивление, банка нам показалась очень тяжёлой. Мы с трепетом и замиранием сердца тянули за верёвочку в предвкушении обильного улова. Наконец из воды показалась банка, в которую еле помещался… большой дохлый кролик. Мы поняли, что это происки мальчишек, и у нас уже рождался коварный план мести…

Мудрая бабушка

Маленькие дети привыкли добиваться желаемого чаще всего криком. И любящие родные готовы исполнить любой каприз, лишь бы их ненаглядное чадо успокоилось.
Когда я родилась, декретный отпуск у мамы ограничивался тремя месяцами, а ясли и детские сады были переполнены и устроить в дошкольное учреждение ребёнка было очень сложно. Вот и приходилось оставлять нас на бабушек, а чуть постарше – и одних дома. А бабушки, как известно, лишний раз и поругать не могут – жалеют. Не помню, что мне было надо, только вот раскапризничалась я как-то  –

залезла под стол и стала реветь во весь голос и стучать ногами. А бабушка на меня никак не реагирует. У меня уже и ноги устали, и голосовые связки сели. Бабушка же как ни в чём не бывало занимается своими делами. Я уже на хрип перешла, а замолчать-то стыдно, и реакции никакой. Наконец совсем я выдохлась и через какое-то время вылезла из-под стола, подошла к зеркалу: нос красный, распухший, глаза словно щёлочки. А бабушка как и не видит ничего. Вот какое у неё терпение было. Только у меня навсегда пропало желание пытаться таким образом чего-то добиваться…

Первый блин комом, или Торт для собачки?

Обычно тяга к кулинарии просыпается у девочек с самого раннего возраста. Им нравится быть маленькими хозяйками и угощать взрослых своей стряпнёй. Начинают с простой яичницы и жареной картошки, постепенно переходя к более сложным блюдам.
Стояло жаркое лето 1975 года. Мы с подругой Ленкой (она в то время училась в третьем классе, а я – в пятом) сидели на скамеечке под палящими лучами солнца и придумывали, чем бы заняться. Можно было, конечно, сходить на речку, чтобы освежиться в прохладной воде, поиграть в куклы или почитать заданные в школе на летние каникулы книги. Но хотелось чего-то особенного. И вот в наших размышлениях родилась замечательная, на наш взгляд, идея – приготовить что-нибудь вкусненькое, чтобы вечером блеснуть перед вернувшимися с работы родителями потаёнными до сей поры кулинарными талантами. В то время не было такого изобилия и разнообразия выпечки, в основном всё готовилось дома. Мама часто пекла очень вкусные пирожки и тающее во рту песочное печенье, на котором мне доверялось вилкой прокалывать дырочки.
Мы с подругой стащили с книжной полки старую потрёпанную кулинарную книгу 1941 года и стали разглядывать картинки. Изображения аппетитных тортов и пирожных интенсивно стимулировали работу слюнных желёз. Наконец выбор пал на украшенный красивыми белыми розами торт. Это было как раз то, чего нам не хватало, и в предвкушении праздника, который мы всем устроим, с энтузиазмом приступили к осуществлению плана.
Немного посовещавшись, мы решили усовершенствовать рецепт и выпотрошили холодильники, достав оттуда самые разнообразные продукты, считавшиеся дефицитными. Ленка принесла из дома литровую банку сметаны и десяток яиц. Из морозилки нашего холодильника извлекли полукилограммовый кусок масла. Ко всему этому изобилию добавили почти килограммовый пакет сахара. Для усиления вкуса щедро насыпали корицы, ванилина и лимонной кислоты – и очень радовались своему ноу-хау. И завершающий аккорд – чуть-чуть муки (она же совсем невкусная).
Первую порцию очень жидкого теста вылили на противень и, затаив дыхание, по очереди заглядывали сквозь стекло духовки. «Первый блин комом» – с этой народной мудростью мы были знакомы и потому не очень огорчились, когда корж прилип к противню. Однако то же самое произошло и с остальными коржами. Тесто не поднялось, и по вкусу наше произведение напоминало вязкий приторно-кислющий клейстер.
Потчевать неудавшимся кулинарным творением родителей мы передумали, вместо восторгов и бурных оваций явно светил нагоняй за испорченные продукты. Нужно было срочно уничтожать все улики, так как завершался рабочий день и неумолимо надвигался вечер. Мысли судорожно мчались одна за другой. И вдруг нам пришла в голову очередная гениальная идея – накормить бездомную собаку. Бросившись на её поиски, мы гонялись как оголтелые по улицам, заглядывали в кусты и помойки. В конце концов наши поиски увенчались успехом.
– Тюнь-тюнь-тюнь, иди к нам, наша хорошая. – И, расплывшись в довольной улыбке, вывалили перед дворнягой всё содержимое наших трудов до последней крошки.
Собака, виляя хвостом, осторожно подошла к угощению, понюхала и удалилась прочь…

Марина ШЕРЕМЕТА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *